Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

green

так делает ли страус этический выбор если такое время что без выбора никуда

смешной опрос в независимой у современных поэтов: "за кого бы вы были в 17 году"? смешной тем, что все проговариваются о своей текущей (сегодняшней)позиции.(ну, это как всегда).
но 17 год не с неба упал, и всё, в-общем, зависело, скорее, от того багажа, с которам тот или иной человек к этому году (действительно - самому длинному) пришёл.
Так, "сестра моя жизнь" Пастернака - самая характерная книга о лете 1917 года. Или: Цветаева, которая никогда так не была счастлива, как голодной зимой 19-го. И так далее, и тп.
Сложно проецировать, конечно. Разве что сияющее тело Шкловского эпохи ZOO, в-общем-то, очень близко. Но я - не Шкловский, кишка тонка. Но и Шкловский - не я, он уже умер.

* ZOO, или письма не о любви, мало ли
green

о страусах

"Сарацины рассказывают такую историю о страусе: у него ноги верблюжьи, а крылья птичьи. Когда ему говорят, чтоб летел, показывает на ноги и отвечает: "Не могу летать, я - верблюд". Когда же ему велят нести поклажу, показывает на крылья и утверждает: "Птица я, и тяжести мне таскать не пристало". - Смейся, ленивый и праздный, имя-то иное, да только здесь про тебя рассказывается."

Яков де Витри.Истории из проповедей
green

ВПР, in space

нарисовал тут алису c фиолетовыми дредами:) для обложки буклета для cd ВПРа "in space", потому что там оформление строится отчасти на темах из космических мультфильмов 80х, ну, и конечно же "тайна третьей планеты - расы и континенты, звёзды и океаны (и твоя любовь тоже) - всё это только сон тукана"

52,16 КБ

21,56 КБ
green

Анашевич

*

Вот так и стояла со слезой на правой щеке
Как в сказке волшебные рыбы плескались в молочной реке
И кто это был, кто бы крест подержал на руке

Вот так и стояла, рыдала, ждала
Вот так и стояла никого не дождалась, кроме дождя
"тетя, тетя, наши сети не притащили даже мертвеца"

и такая голодная, красивая, стояла
около прачечной, рынка, у вокзала
вроде, блядь, с выпивкой завязала
слово дала, месяц уже не пила
не пила, никому не давала
И такая стояла одинокая, без мужа, без жениха

Кто бы обнял, в ресторан сводил
Кто бы луну с неба достал, свинтил
Нет таких героев, монстров, верзил
Где такой самый-самый-самый один?

Вот так и стояла потом со слезой на левой щеке
На правой, на левой, на подбородке, на рукаве
И потом поняла: их было две
И другой досталась, вся нежность и вся любовь
А она иная, она в говне


*

Птички и бабочки выходят из салона красоты
В пепельной пыльце их хвосты
кто их полюбит – только ты

Птички и бабочки, мертвые и живые
С сумочками Луи Вьитон
Не дремлют как дежурные и постовые
Светлые чувства, пластмасса и картон

Да мы летали над самою бездной
Помнишь? Не забывай
Жизнь тогда казалась песней
Будто бы рай


*
© Александр Анашевич

47.91 КБ

* картинка - Дмитрий Гутов ©
green

крутицы

Спасибо Вам большое. Я не ожидал, что будет так много народу. Простите за лажу, которая была.

фото - Дмитрий Шишков
Collapse )
green

совершенно ностальгическое

о, индейское лето, переведи с английского на общедоступный, получишь молчаливую осень
последние тёплые дни, последний весёлый проказник размахнулся и ненужные копыта отбросил
вот они лежат у порога, пылятся и облезают невиданные краски, перекрывающие друг друга узоры
старые ботинки, топтавшие говорящие горы
я помню, как голоса барабанов вплетались в запахи этого вечного леса
я помню ваши странные имена, Горянка, видишь, мы топчемся на пороге, и каждого крутят бесы
дёрни за верёвочку, говорят, но я знаю, что дверь открывается каждому и сама
о, индейское лето, входящее в наши прокуренные дома
о, дребезжанье автобуса с непонятной надписью «далше-далше», размалёванные уроды
пронзительный ветер, бумажка с надписью «здесь свобода», солнце, растянувшееся на долгие годы
видишь, мы льём свою воду в песок разноцветной пустыни
гордимся руками пустыми
о, глупый космос в твоей голове, меланжевые черви, кочующие по раскалённым пескам
Нил Кэссади за рулем и круглое солнце поворачивается налево, послушное ненапряженным рукам
мы живём в своём будущем, и оно более предсказуемо, нежели вы ожидали
в гробу вы его видали
о, весёлые проказники, открытая америка шестидесятых
я смотрю, как осенний дождь роняет свои переливчатые драгоценности в сотни неогранённых каратов
и мне тихо настолько, как может быть тихим лес, готовящийся к долгой зиме
последние птицы запутались в облетающей бахроме


18 окт. 04 г.