Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

green

в неслыханной простоте: русская версия: Григорий Дашевский

*

М.Степанова: "В начале нулевых в поле зрения и обсуждения оказались авторские практики, основанные на применении разного рода силы. Радикализм средств и задач, языковые и смысловые деформации (или, наоборот, акцентированное презрение к приему), активная работа с травматическим опытом, частным и всеобщим, новая сюжетность, силком берущая на себя обязанности прозы, — все это, чего уж там, сильнодействующие средства, и с расстояния в десять-двенадцать лет я вижу, как они вызывают разом и привыкание, и отторжение. В том числе (или прежде всего) и у авторов, которые активней других с этими вещами работали. К середине десятилетия интенсивный курс был завершен, и тексты стали буксовать, линять, подпитываться от внешних источников — с большим или меньшим успехом.

Насколько важным для стихов были 90-е, вторая их половина, когда в обиход поминутно вбрасывалось новое, настолько странными, зависшими, как компьютер, оказались благополучные нулевые. Время стабильности оказалось таким и для стихов; но скажу впроброс, что эти десять лет дали едва ли три-четыре по-настоящему ярких поэтических дебюта. Зато тогда же замолкали, бросали или меняли письмо поэты сложности. Назову нескольких, чье отсутствие в повседневном обиходе кажется мне едва ли не более значимым, чем присутствие остальных. Исчезающе мало пишут Михаил Гронас и Григорий Дашевский, основной корпус текстов которых складывался в 90-е; замолчали Всеволод Зельченко, Александр Анашевич, Михаил Сухотин, перестал печататься, если не писать, Кирилл Медведев (именно контекст начала нулевых делал его «простую» поэтику радикальной). Резко изменились поэтики Дмитрия Воденникова, Елены Фанайловой, Сергея Круглова — и во всех трех случаях поворот был в сторону новой внятности, прямой речи, немедленного воздействия. Поворот этот закономерно имел ощутимый читательский резонанс; закономерно и то, что вне подобного резонанса остались авторские практики Геннадия Айги, Всеволода Некрасова, Михаила Еремина, Николая Байтова, Андрея Полякова; этот (важнейший для понимания того, что на самом деле происходило с русскими стихами в последнее десятилетие) ряд можно продолжать, пока не кончится страница"

(Цит. "в неслыханной простоте", 18/11/2010, openspase.ru, 15407 просмотров)





Допустим, выкинем английские оригиналы.


Английские песни бунта
Русская версия: Григорий Дашевский


(Журнал Citizen K, №6 (17), 06.09.2011)


1.

лондон горит, горит от скуки
лондон горит, набери три девятки

2.

берцы загрохочут, стекло зазвенит,
электричку приведем в надлежащий вид,
вы поверьте мне, это здорово

3.

сердце болит как смотрю на ребят
танцуют а им бы сжечь дискотеку
попали бы в телек пожар это слава
устроим пожар устроим пожар
огонь наведет чистоту красоту

4.

в анархию верю
пляшите как звери
в анархию верю

5.

я слышу как маршируют отряды
лето пришло, время строить баррикады
но мальчику мальчику некуда пойти
только в гитаристы или певцы
потому что в лондоне сон и тишина
не нужны отряды не нужны бойцы

6.

выхожу на улицу и мне хорошо
но ты хочешь драться не знаю почему
давай перемажемся в грязи в пыли
пойдем пустим кровь свою не свою
по-мелкому по-крупному правонарушать
хотят меня запереть и выкинуть ключ

7.

новое время и старая война
линия фронта прошла через город
английские ребята без личных имен
стены гетто вместо цепей
сердце в груди бомбовозы на небе
все как было
и английские ребята
без личных имен
нужен мятеж как в 1980
нужен день ярости все как было
нужен пожар офигительный пожар

8.

все пошло впустую ни работы ничего
и в душе так пусто так в душе черно
ехал я то в этот город то в другой
никому нет дела мертвый я живой
значит можно что-то замутить
криминально думать криминально жить

9.

жги голубчик жги
само не загорится
огоньку немного вначале помоги
а потом он и сам разберется что к чему

10.

Старший Брат следит за тобой
за твоими руками за твоей головой
копы гады копы гады
живут в темноте
на страх себе и нам
копы гады копы гады

11.

разговоры о революции это зачет
но что ты будешь делать когда она придет?
возьмешь патроны возьмешь пулемет?
закричишь свобода и кровь потечет?
не надо свободы если ей цена кровь
революция ужас анархия любовь

12.

самооборона отвертка и нож
я живу и ты живешь
в жестоком районе
в жестоком эоне
мальчики и девочки пошли играть
что мы сегодня хотим сломать?
угоним тачку и разобьем
сто очков если копа собьем

13.

у добрых людей
есть одна мечта
Маргарет в ловких руках палача
от таких как ты
такая тоска
когда же ты сдохнешь?

14.

приветствуем тебя на сайте Твой мир
цель игры правда свобода и мир
равенство пароль, братство логин
запомни правило номер один
банкиры генералы хозяева страны
всегда побеждают они «более равны»
остальные могут дойти далеко
но в итоге проиграют последнее очко
слежка запреты отказы вот их жизнь
а в мозгах беззаветный патриотизм

15.

меня достали
как же достали
тучи желающих
мне запретить
и тебе запретить
жить как нам хочется

16.

бояться законов родной страны
бояться властей поджигателей войны
бояться детей разбивающих лоб
о двери ведущие в сломанный мир

17.

капитализм самая варварская религия
супермаркеты наши храмы
автомобили наши святые
а сами мы шлюхи
дети пойдут на нас войной
мы ответим за все
нас будут звать
фарисеи фарисеи фарисеи

18.

моя походка вам всем не нравится
и вам не нравится мой внешний вид
и мои мысли вам не понравятся
и не понравятся мои слова
я достаю большой наган
я малолетка-партизан



Выбор Егора Галенко и Михаила Наймана


:


Итак, мы видим, что именно является т.н "буржуазным мейнстримом". Поэтому и не приходится удивляться, что "разъясняющие девушку" (по выражению С.Львовского) ламентации А.Цветкова (старшего) по поводу статьи Латыниной "Европа, ты офигела" заканчиваются славословиями Дж.Бушу (и) "порицанием" аятоллы Хомейни.


*
green

мышеловка захлопнулась

*

Любопытная связь между построением прозы Д.Данилова и построением текста Е.Летова: оба отталкиваются от одного и того же, цит. Г.Дашевского:

"ничего не происходит* и в лучших его рассказах: два человека, пожилой и помоложе, едут с одного конца Москвы на другой; человек возвращается с работы домой и т. д. Отсутствие сюжета, событий, психологии делает прозу Данилова чем-то вроде прозрачного стекла, сквозь которое мы видим собственный опыт. (Как только он вставляет в рассказ какое-то происшествие, не важно, реалистическое или фантастическое, эта прозрачность сразу исчезает, словно на стекле что-то нарисовали.)"

* см. понимание темы "революции" Е.Летовым почти исключительно в "природных метафорах"

Дашевский: "Дмитрий Данилов фокусирует внимание на том, что мы видим не видя и слышим не слыша, на том, что делаем не осознавая: "Все объекты, на которые можно смотреть, располагаются по сторонам. Дома, заборы. Другие дома и другие заборы. Машины такие и другие. Окна. Множество мелких предметов, не подлежащих идентификации. Смотреть на это совершенно не хочется, нет никаких сил на это смотреть, потому что уже сто, или двести, или несколько тысяч раз мимо всего этого ходили, правда, если спросить, мимо чего именно они ходили, как выглядят дома и деревья, никто не сможет сказать ничего определенного, потому что они никогда на это окружающее не смотрели, с первого же дня, как пришли устраиваться на работу и прошли от метро до работы и потом обратно до метро, они не смотрели на дома и деревья и окна, у них сразу, с первого же раза возникло автоматическое отвращение ко всему, что окружает путь от работы до метро, в общем, смотреть по сторонам не хочется".

Летов: "я однажды посмотрел на себя несколько со стороны. И понял, что я — это огромное количество очень конкретных частных представлений о том, как оно все есть. Они выглядят как ворох грязного тряпья, какой-то одежды, каких-то салфеток, разноцветные тряпочки, разноцветные стеклышки… (— Новая песня — «Множество» — про это? —) Да. И я взял все это внутри себя, поднял, вышел на кухню, посмотрел — а у меня стол такой голубой, как небо, — и я взял в голове весь этот ворох и швырнул куда-то в синеву. И в этот момент со мной произошло нечто. <...> Я видел, как лист с дерева падает очень долго, как муравьи ползают, как дети копошатся, как качели скрипят, как там дедушка на велосипеде едет. Я одновременно видел это все. И видел в этом всем не просто закономерность, а глобальную какую-то картинку. И было совершенно явственно, что именно так все и должно быть. Не просто должно, а это движение, какая-то глобальная космическая… не то что игра… какие-то шахматы. Не знаю, у меня нет слов для этого"


Дашевский: "Но не то чтобы Данилов говорил читателю: ты не хотел смотреть, а вон сколько тут нашлось интересного. Абсолютно ничего интересного тут не находится, а только то, что мы и думали, только то, на что и не хотели смотреть: "Красный Балтиец. Рядом со станцией Красный Балтиец — регбийный стадион "Локомотив", здесь играет в регби регбийная команда "Локомотив" (Москва). Станция Красный Балтиец раньше называлась Подмосковная. Ленинградская. Огромное здание с надписью: МАИ. Покровское-Стрешнево. Парк, пруд. Мост через канал, очень высокий, никаких заграждений, рельсы и сразу пропасть, так, во всяком случае, это воспринимается из окна электрички". Но почему-то в изложении Данилова эти названия, повторы и перечисления звучат не унылой скукой, а какой-то странной гармонией.

В регулярности маршрутов, в схожести городков и окраин, в повторении инструкций, в повторении жестов и слов проза Данилова открывает не бессмысленную механичность, а придающую жизни смысл ритуальность. Эту ритуальность здешней жизни ощущали многие, но чтобы передать это ощущение в прозе, авторы почти всегда вынуждены конструировать какие-то схемы — сектантские, утопические, зловещие, фантастические. А Данилов сумел ее передать, ничего не придумывая, не фантазируя, а просто внимательно глядя по сторонам. Внимательно и, главное, спокойно: в прозе Данилова никогда не слышна та бойкая, самодовольная часть сознания, которая в нас рвется судить и оценивать, которая называет позднесоветскую или постсоветскую жизнь ужасной или счастливой, убогой или прекрасной".

:


в 2000-е годы эта песня (которая была поводом для сравнения прозы Данилова и песен Летова) звучала так:

("Парадоксально, но именно это заведение, по сути являвшееся дорогущим развлекательным центром, стало именно тем местом, где "Оборона" дала один из лучших концертов в своей новейшей истории")



Любопытно, что переход через "бойкую, самодовольную часть сознания, которая в нас рвется судить и оценивать" в случае Летова связан с "катастрофой", см., например трек из "мышеловки" 80-х(некоторые считают что песня связана с катастрофой ЧАЭС, любопытно, что у постсоветских людей встаёт именно этот видеоряд на оригинальный трэк 80-х);


*
green

частные переживания, литературные впечатления, мировые катаклизмы

*

они легко могли выбраться из этой тюрьмы
достаточно было одному встать на плечи другого
и дотянуться пальцами до края стены
и вылезти наверх и вытащить наружу второго
но никто не хотел оказаться внизу
никто не верил что другой
не забудет протянуть ему руку оказавшись на воле
а утром за ними пришли и расстреляли обоих


< Кормильцев >

:

Медведев: "Это соединение авангардного начала с традиционалистским – очень ценно, только не в дугинском и не в джемалевском смысле, а наоборот - человек должен пройти, познать в себе все эти начала, но не для того, чтобы фетишизировать их, отделять своих от чужих, Евразию от Атлантики, неверных от правоверных, авраамитов от язычников и так далее, а наоборот, чтобы видеть и осознавать в себе эти культурные реалии, а значит уметь от них отказаться, подчинить их тому, что РЕАЛЬНО объединяет и разделяет людей - сейчас это включенность в одну глобализированную систему отношений и то или иное положение внутри неё.

Это для меня - основы альтерглобализма, как я его понимаю, в противовес глобализации как отмене истории, отмене борьбы классов и – следовательно - низведению культуры и культур до безопасного набора знаков, которые можно расставлять в любом порядке, манипулировать ими в политике, использовать в рекламе, в туристическом бизнесе.

Существуют Сцилла и Харибда – с одной стороны, фундаментализм, то есть, культура, которая, как писал Мандельштам «помогает начальникам держать в повиновении солдат и помогает судьям чинить расправу над обреченными», с другой – вроде бы свободное, но отчужденное невидимым барьером от социальной, исторической, политической действительности, творчество, за которым уже не стоит культура как требование, как насилие, диктат, как то, что необходимо преодолевать.

В поэзии заложено всё, поэзия это слепок состояния общества, это зёрна его будущего. Степень интереса общества к поэзии это степень его интереса к самому себе и к своему будущему. Современный российский человек сам себе мало интересен, он живет одним днем, занят постоянным бегством от себя и система потребления предоставляет ему большие возможности для этого.

Новое поколение (80-х годов) порождает, в основном, насколько я заметил, достаточно страстные и малоструктурированные тексты, где все вместе - частные переживания, литературные впечатления, мировые катаклизмы – такая бесконечная песнь мятущейся человечности внутри монитора.

Читая их, я вспоминаю Брехта – «Допрос хорошего человека». «…Ты хороший друг. Но хороших ли людей? Ты умен. Но кому служит твой ум? Ты не заботишься о своей выгоде. А о чьей? …учитывая твои заслуги и достоинства, мы поставим тебя к хорошей стенке и расстреляем тебя из хороших винтовок хорошими пулями, и потом закопаем хорошей лопатой в хорошей земле».

< "Допрос хорошего человека в себе" >

61.55 КБ

Альманахом "Транслит" и Свободным Марксистским Издательством основана новая книжная серия "Крафт". Первыми четырьмя книгами, выпущенными в ней, стали:

Роман Осминкин - дебютная книга стихов и прозы "Товарищ-вещь"
Кети Чухров - сборник поэтических драм "Просто люди"
Антон Очиров - поэма "Палестина"
Вадим Лунгул - цикл стихов "Наемным работникам"

(печать на обёрточной бумаге, 500 экз. тираж каждой книжки)

*
green

короткие одеяла

*

Самое нелюбимое (неприятное (мне)) ст-е, кот. я записал: вот это. Информационный повод: описание насильственной смерти дочери, опубликованное в жж юзера avmalgin. Я думал так: вот человек, которого настигло худшее: смерть детей; вот достаточно богатый человек (живущий сейчас в Италии); вот человек, сошедший с ума, основным занятием кот. явл. ретрансляция ненависти к своей стране, кот. он называет "совок"; вот человек (один из многих), стоящий у истоков т.н "демократических преобразований" в России.

Он не один таков:

"Единственную двадцатидвухлетнюю дочь известного журналиста, одного из первых депутатов Моссовета, председателя Совета директоров ЗАО «Издательский дом «Центр Плюс» Андрея Мальгина Настю обнаружили в ее квартире со следами насильственной смерти.

В 2007 году произошли аналогичные трагедии в семьях нескольких знаменитых людей:

Покончил с собой сын знаменитого актера Валерия Золотухина Сергей Золотухин; в лондонской клинике умер от передозировки сын галериста и политтехнолога Марата Гельмана Игорь Гельман;
трагически погиб сын главного тренера московского «Торпедо» Георгия Ярцева Александр Ярцев;
при невыясненных обстоятельствах погиб сын бизнесмена Михаила Гуцериева Чингисхан Гуцериев;
в Петербурге легковой автомобиль сбил пятилетнюю дочь мэра Сочи Виктора Колодяжного Валерию".


и тд.


:

Рассказ: "два полюса мира" - это мужское и женское в чистом проявлении как взаимодополняющие оппозиции (разрушение/созидание, короткие волосы - длинные волосы, и пр. - "фундаментальная арийская модель", короче: "блондинка"); "то, чего не видели своими глазами": своя спина, своя жопа, первая сцена фильма балабанова "брат 1", и тд.

Video: первая сцена к/ф "брат 1" (1995 гг.)




короткое жёсткое и протяжное сладкое

два полюса этого мира топорщатся позвоночниками и лопатками -

то, чего не видели у себя своими глазами -

следом за ними тащится -



как впирают чужие спины, рассматриваемые со спины

эти плавные линии оккупированной страны



одной нравятся скулы и бритые черепа,

другому кажется, что белокурые волосы — это то, что необходимо

они не нащупают это внутри себя, поэтому будут спать,

поэтому станут дымом


жесть, говорил он

давай ещё, говорила она

справедливость ложилась под свой закон, а потом

устаревала одна -


а как же

дети?


дети выросли, а потом умерли - немного за двадцать,

немного включившись в общий семейный бизнес

написали в предсмертной: «счастливо вам оставаться

отчизна нас водит за нос ну и похуй эта — такая — отчизна:


мы будем жить в будущем, как в счастливой свободной стране

а вы живите там, где обычно разруливаете дела -

в своей отравленной западне,

которая не смогла» , -


и мы едем в ней, вжавшись в мягкие кресла серебряного subaru:

она создана для побед, как утверждает региональный диллер

и музыка из колонок — как давно не сдаваемая стеклотара,

которую тили-тили.


*
green

(no subject)

*

я читаю слова:
ситуация взята под контроль

что такое контроль
вы понимаете?

вы думаете – это когда всё
наконец-то
становится нормальным

не о чем волноваться
всё под контролем

дураки

контроль – это пальцы
на руле
автомобиля

когда он
сбил пешехода
и
стремительно уезжает

это неумение
рулить

неумение вовремя
отпускать
педали

неумение
слушать других
слушать себя

все контролирующие себя
мужчины
с чистой совестью
умеют
убивать других

все контролирующие себя
женщины
с чистой совестью
предают

все остальные просто
остаются лежать
под ними
на
тротуаре

который в этот момент
заключает в себе
весь их

мир


*
green

Маяковский и Сатуновский

*

Нет дураков,
ждя, что выйдет из уст его,
стоять перед "маэстрами" толпой разинь.
Товарищи,
дайте новое искусство -
такое,
чтобы выволочь республику из грязи.

Маяковский, 1921

*

14 апреля
Маяковский
покончил жизнь самоубийством.
А жить
становилось лучше,
жить
становилось веселей,
поэтому
смерть поэта
устраивала генсека.

Сатуновский, 26 ноября 1968


*
green

Ричард Бротиган (1933-1984)

вот уже почти 5 лет как я очень люблю стихи Бротигана. Чего и вам желаю.



Я БЕСПОКОЮСЬ О ТВОИХ ПОМИДОРАХ

Я уставился на твою рассаду помидоров.
Ты не и я не удовлетворен тем, как
они растут.
Пробую думать о том, как помочь им.
Изучаю их. Что я знаю о томатах?
«Может быть немного нитратов?», предлагаю я.
Но ведь и понятия не имею, а теперь
сплетничаю о них. Я такой же бесстыжий,
Как и их нежелание расти.


30 ЦЕНТОВ, ДВА ТРАНЗИТНЫХ БИЛЕТА, ЛЮБОВЬ

Думая о тебе
Я вошел в автобус, заплатил 30 центов,
Попросил 2 транзитных билета,
А потом обнаружил, что я там один.

Collapse )
green

(no subject)

нет, я не могу. эти 4 дня - это какая-то проверка на вшивость, да. Потом подробно расскажу. А сейчас вот передохните (ударение о или и по выбору, по текущему самочувствию) и почитайте леонида шваба (родился в 1961 г. в Бобруйске:), шортлист премии андрея белого за 2004г.), я его в нижнем новгороде первый раз прочитал и всяко чрезвычайно полюбил, окончательно поверив в ботанику.

* * *
Дух безмятежный рассеивается,
Передо мной как на ладони пакистанский путь,
Осторожным движением сердца
Поправляю замешкавшийся пульс.

Природная горячность развязывает мне язык,
Моя жизнь незамысловата, ибо я горделив.
Я наклоняюсь к бессловесному татарину с просьбою
Разбить мне голову.

Мне жаль, что я внутренне напряжен,
Я оставляю без внимания опаснейшие приметы.
Я разрываю воротник сорочки и с наслаждением пою:
«Пакистан, Пакистан».

Collapse )
green

(no subject)

знаешь, это похоже на то, как будто разматываешь заскорузлый бинт
а кожа под ним такая неожиданно чистая, что её хочется целовать
я не очень знаю, что это значит:
как это в самом деле – просто тебя любить
но я знаю те имена, которые мне хочется без конца повторять
Господи, говорю я, Господи
ты живой, он живой, я живая
мы исчезаем из жизни, как ссадина, которая заживает
знаешь, я раньше не знал, как это в самом деле: вылечить, отстоять.

знаешь, в каком-то смысле жить – это чем-то таким болеть
что постоянно думать: что за дела, вот блядь
потому что люди со скрипом умеют прощать отпускать взрослеть
знаешь, я думаю – это палево: кого-либо окрылять
как в ванной случайно сковыриваешь полотенцем
засохший герпес с губы
и понимаешь, что толком нельзя ничего забыть: боль, бабл-гам, любовь
что с того, что ты можешь быть любой и я могу быть любым
когда такого цвета земля и такую долгую долгую долгую вахту
отстаивают в ней свечи, похожие на столбы

и это такое – похожее на кровь, на электричество, и так далее -
бегает вдоль по дёснам
болит, ничего не хочет, кажется себе неуместным
а это и было настоящей жизнью, о которой мало чего известно
знаешь, такой жизнью, которая рождается и уходит потом без остатка
и у неё сногсшибательная походка
попробуй теперь умыться, выговорится, проснуться
смотреть в прекрасные лица с щетиной на подбородке
предохраняться от жизни, а от смерти не предохраниться
любить потому, что бог помнит тебя любым, любит тебя любым
трогает тебя любым, выцарапывает тебя любым

он живой ты живой я живая
мы живём здесь как ссадина, которая не заживает
облака цвета ватно-марлевых повязок и небо которое кажется розовым
а потом фиолетовым перламутровым сиреневым голубым