Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

green

ты чо

*

Предлагаю заниматься политикой так, как молодое прогрессивное поколение (поруганное сегодня А.Семёновым в густом лесу) занимается йогой. Спасибо йога, что ты для жизни, а не жизнь для тебя. Мы - люди, а не боги наши несовершенства и слабости прекрасны.

идём давай протащимся
ты чо (c)

Для убедительности помещаю старый текст, написанный как посвящение Жене Риц.

Жене Риц

время лечит, но в эти минуты
нет никаких минут
ясно, чем это кончается
но обратно не повернут

лососи на нерест валом –
вверх ногами вода от спин
знаешь сама, как тесно
мы здесь друг с другом спим

соучастники в этом танце
большем, чем я или ты
тем на них не похожи,
что всегда есть в запасе тыл

когда я смотрю на лососей
умирающих в один день
понимаю, отчего мы не можем
посуху по воде

2004




*
green

насилие и власть: криминализация искусства и вопрос о его политической ответственности

*


"Центральными темами 2010 года я назвала бы насилие и власть. Обнаружение, обсуждение, разбор властных и насильственных отношений на всех уровнях общества прорвали какую-то оболочку, мгновенно стали насущными - причем не столько для аналитиков, сколько для рядового читателя.

При этом постоянным фигурантом этих дискуссий стало современное искусство. Только за вторую половину 2010 года произошло сразу несколько громких событий: дело Самодурова-Ерофеева, арест группы “Война”, суицидальный перформанс Олега Мавромати, запрет на экспонирование работ Авдея Тер-Оганьяна в Лувре.

На фоне привычной изолированности российского “арта” от социальной жизни трудно поверить, что общим знаменателем всех этих дел стала криминализация искусства и вопрос о его политической ответственности. Искусством заинтересовалось государство, и очень похоже, что ситуация в самом деле вышла из-под контроля кураторов и арт-критиков.

Начало осознания механизмов государственного давления обычно приводит к выявлению и иных иерархичных структур. Поэтому закономерно, что очень близкий накал - примерно в то же время - получила никогда не звучавшая у нас в таких масштабах тема гендерной дискриминации".

(Неприкосновенный запас, 2011 N2(76) - Надя Плунгян - Гендерные зеркала современного искусства: между сопротивлением и дедовщиной)

:

Кирилл Медведев
ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Вот что произошло в нашем городе в день Победы:
вечером две семьи гуляли в парке: одна пара с 4-х летней дочерью,
другая с 7-летним сыном. Одна из женщин была на 9 месяце беременности.

Два мента увидели бутылку лимонада, которую вытащила из
сумочки одна из женщин и передала 4-х летней дочери.
Один из ментов подошёл и, не вынимая сигареты из зубов,
процедил: "Так, граждане, распиваем?".

Все замерли. Мент вырвал из рук 4-х летней Алины бутылку
и понюхал – не спиртное ли.
Мама девочки возмутилась: "Товарищ милиционер, вы что себе позволяете?
Что распиваем? Я дочке дала попить лимонад, жарко же"...

"Че? Ты че мамаша себе позволяешь? Поговори мне еще", –
мент швырнул в мусорку отобранную у ребенка бутылку лимонада. Девочка заплакала.
Тут вмешались мужья.
Менты ответили: "Да вы че, офигели?
Да мы сейчас вам пришьем нападение на милицию. Сгноим в камере!"

Мент по рации вызвал подкрепление, примчавшееся тут же на двух «бобиках».
Выскочившая оттуда группа принялась запихивать в машину обоих мужчин.
4-летняя девочка закричала: "Куда вы тащите моего папу?!"....
Мамы, конечно, стали защищать мужей.
Их тоже, в том числе беременную на 9 месяце, потащили в машину.
И вдруг один из ментов сказал ей: "Встанешь на колени, я оставлю тебя с дочерью".
Она встала на колени.

При этом 7-летний Данилка и 4-летняя Алина ревели в голос рядом.
Алина кинулась защищать родителей, схватила за ногу мента но он
отвесил ей пенделя и 4-х летняя малышка пропахала правой щекой па асфальту.

Узнав об этом, мы с парнями решили действовать.
Узнали всё какой наряд в следующие выходные.

Сидя в кустах, мы долго сверяли фотографии чтоб не ошибиться.
Я плохо вижу, поэтому смотрел в бинокль.
Всё совпадало, тот же самый патруль, но всё же оставались
небольшие сомнения.
Когда один из них назвал другого «Мишка-хуишка», а другой его в ответ
«Стас-пидорас» всё стало окончательно ясно.

Вася тонким голосом крикнул: «Помогите!». Менты прибежали на помощь
Одному проломили голову сразу,
другой поскользнулся от неожиданности и лежал теперь под нами.
– Сейчас мы тебя убьём, – сказал Арсений.
На колени вставай!

Мент отказался вставить на колени, процедив, что это дело чести.
Он уже был не в себе, и постоянно твердил, как в каком-то трансе:
«Дело чести, это дело чести».
Не знаю, что помогало ему в этот момент стоять на ногах.
Иван проткнул ему шею шампуром который только что нашел тут же,
под кустами.
Мент сразу упал, кровь брызнула и растеклась вокруг,
вторгаясь в жизнь мелких лесных животных.

Бензина оказалось маловато, в первый раз сложно грамотно рассчитать,
но было сухо, тучи в городе были разогнаны как будто для парада,
поэтому изверги запылали довольно легко.

…Потом мы сидели в чебуречной и я излагал друзьям свои взгляды
на насилие.
Я говорил, что никогда не смогу убить человека, который, например,
приказал снести моё любимое здание или вырубить парк,
потому что жизнь человека, конечно, несоизмерима со зданием или парком.
И я, безусловно, против уличного террора,
ни в коем случае не должны страдать
случайные люди. Никаких бомб и подрывов.
А вот точечные казни оправданы –
за пытки и изощрённое насилие по отношению
к нашим товарищам, а также просто к беззащитным людям,
я считаю, можно и нужно убивать.

…К счастью, речь уже не могла идти о том,
хорошо ли убивать вообще,
можно ли отвечать насилием на насилие,
стоит ли слезинка мента всемирной гармонии
и т.п. Дело-то было сделано.

2011

*
green

поэтому стандартные рекламные ходы плохо работают

*

Если бы Дмитрий Соколов знал бы провинциальную музыку России (вариант: музыку российских провинций) хотя бы образца 2008-го, то он бы не играл в капитана очевидность, задавая глупые вопросы:

Д. Соколов:- А правда - почему у нас политики так упорно не улыбаются? Ни оппозиция, ни антиоппозция, ни клоуны, ни силачи. Вот кто у нас из известных политиков улыбается открытой, приветливой, жизнерадостной улыбкой? ВООБЩЕ НИКТО!Даже Навальный не улыбается. Даже Путин.Как это объяснить?

Это объясняется очень просто: ИХ ПОПРОСИЛИ ЭТОГО НЕ ДЕЛАТЬ.
Вот так, например (Днепропетровск, 2008)

Ведь не улыбаются
Хотя от усердия и старания взмокли
И пусть им выдали даже монокли
Пусть не пытаются
Рассмеяться,
Шансов практически нет
И не предвидится





Поэтому стандартные рекламные ходы плохо работают, например, в Москве: цветастые билборды с отфотошопленными девочками в новом смотрятся на фоне т.н. "московской зимы" дичайшим образом - как нашествие варваров. Рекламщику на заметку - зимняя реклама должна одалживать у "сурового стиля", изображать неподкупность: в моде минимализм. (конструктивизм обглодан конкурентами). Пелевенщина в духе "шо за шоп?" (так тёма покоряет киев) тоже смотрицца тухловато: так и хочется ответить прямо: например, ебАный*.

*Я стал как мебель бледный деревянный
Безвенный и невинный. Мир ебАный
Со всех сторон стоит ко мне спиной
Меня глотает воздух неживой

Эй, мусульмане, кто щедр целлофановой
пылью
У стеклянной гармоники высохли
рыжие рыльца!



*
green

как листовка - так и я

*

Виктор Iванiв: поэтическое/политическое
(ответ на опрос журнала "воздух)


В песне Егора Летова «Как листовка, так и я» припев и куплет говорят нам о разном времени: внешнем — «листовка» — и внутреннем — «будем необъятными, как полати, станем заповедными, как деревья». При этом само внутреннее время, речь, чьи-то голоса (в голове) и оказываются листовкой, то есть прокламацией этого внутреннего я.

В своё время я имел опыт работы в таком режиме: когда после бессонной ночи единственным возможным совершаемым действием был «возврат каретки», когда мысль и действие зарождались в одном движении, и казалось, что ты действительно осуществляешь жизнь политики, делаешь «новости».

Этот график порой совершенно выбрасывает человека в раздраконенное внутреннее время, в пленэр и пейзанский отдых — который сродни забвению, тогда как настроенный организм тревоги, готовности к худшему, ответственности за каждую букву насыщает воздух этого сельского отдыха грозой неописуемого ужаса, хотя, казалось бы, ты уже догрёб до «заповедного» берега, но каждая прожилочка окружающего навсегда отравлена ядом. Ядом политики, чернилами, которые ты когда-то пропечатывал.

В этом смысле любое ответственное слово всегда будет политическим, даже если это любовная лирика. Потому единственным политическим убеждением может быть политика предела: каждый возврат каретки имеет смысл, только если он понимается как последний, и весь автоматизм являет политику «рождений, смертей, перерождений», то есть вооружённый смертью джихад.


:

Я находился сейчас (неделю) в Москве, заболел гриппом; по этому поводу отлёживался дома у товарища, много висел в интернете. На днях пришёл в гости анархист Бонифаций, и с помощью ультранавороченных гаджетов ознакомил меня с творчеством панк-группы из Улан-Уде. Я был заинтересован и шокирован, смайлик.

Я подумал о том, что с этими ребятами, которых с 200з года уже нет в живых, не сравнится никакой "прогрессивный" английский кинематограф времён "тетчеризма"(«безвкусные, дефективные, тошнотворно провинциальные фильмы»). Собственно, если и существовали где-то люди, верящие в то, что "будущего нет", то вот они.

И они мертвы.

Собственно, даже музыка их не-важна. (тем более, что среди музыкальной общественности к ней отношение настороженное: уродская музыка, прямо скажем. Хоть и рубятся хорошо, и качают).

Важнее люди - их порыв, их свобода, их уродство, их красота.

<Группа «Оргазм Нострадамуса» образована в 1995 году улан-удэнскими панками Углом и Резаном. Первоначально назывались «Грехи Нострадамуса». Группа находилась в авангарде так называемого «Движения Гидроцефалов», ведущего за собой экстремальных музыкантов, поэтов и художников, не вписывающихся в социум. Эмблемой движения был взят «Крест Гидроцефала» (перечёркнутый крест накрест квадрат) — древний символ саморазрушения, самоуничтожения и добровольной деградации, который нарисовал друг Фишева — художник Банзаркцаев.

Первые два альбома Восхождение к безумию и Лихорадка неясного генеза имеют невысокое качество записи. Три последующих альбома Смерть аморала, Убей Тинейджера и Эстетический терроризм звучат увереннее. Эстетический терроризм, изданный значительно позже других, стал последним полноценным альбомом группы, записанным в оригинальном составе. Альбому же 2003 года, под рабочим названием «Анти Всё», так и не суждено было выйти в оригинале, он был записан в 2005 году на студии Powerskya studios (Поварская) у Резана, новым составом «неОН», музыка и тексты сняты с демозаписей альбома>


Идейный вдохновитель, автор песен, вокал — Алексей «Угол» Фишев (RIP).
Сценический образ Угла — параноик, одержимый сверхценными идеями, бредом: ритуальным, реформаторским, любовно-эротическим и т. п. До 1997 года все концерты группы проходят только в Улан-Удэ.

< Бурятское общество свободных художников. История культуры Бурятии. Андеграунд. Эстетический терроризм>




В моем подсознании
Вспыхнуло восстание

В моем мозгу создали
революционный комитет
Меня - осталась лишь
Недобитая контра.
Экспроприации подверглись
Мои ухо, горло, нос.
Я остался лишь в глазах
Но хули в этом понту.

:

Москва - проститутка
Продажная баба
Столичная шутка
Гнилого прораба
Дурная забота
Больного ума,
А нам не охота,
Пошел бы ты на

Припев:
Политический пидор!
Политический пидор!

Чужие болячки
Чужие проблемы,
Как вскрытые вены
У девочки Лены
Предатель Плохиш
Подавился икрой
Нажравшийся боров
Российский герой

Отбитые почки,
Обильные ямы
Горячие точки,
Кровавые драмы.
Барыжно-ханыжно
Продажная суть.
Эй вы, помогите,
Пиздец! Кто-нибудь

Москва-проститутка,
Дурная хозяйка,
Газетная утка,
Говенная байка.
Блатная работа
С чужого размаха,
А нам не охота,
Пошел бы ты на хуй


А."Угол" Фишев


*
green

на простом и понятном тебе языке

*

вместо меня с тобой будет говорить ленин
на простом и понятном тебе языке
он возможно поставит тебя на колени
а возможно прокатит на броневике

но он скажет:

ом дум дургайе намах
ом дум дургайе намах
аум хрим намах*

вместо меня с тобой будет говорить ленин
он найдёт к тебе адекватный подход
ему давно пора уже выйти из тени
................................

и он скажет:



Февраль 2011: "Накануне, 4 февраля, в Калькутте активисты Центра социалистического единства Индии (Socialist Unity Centre of India, SUCI) провели акцию против премьер-министра России Владимира Путина, держа в руках портреты лидера социалистической революции Владимира Ленина.

Таким образом, тысячи индийских социалистов выразили резко негативное отношение к возможному захоронению тела Ленина, заявил глава объединения Провас Гхош. В ходе акции социалисты сожгли чучело с портретом Путина вместо головы, выкрикивая приветственные речевки своему советскому идеологическому лидеру".

155.17 КБ

*Ду́рга (санскр. दुर्गा, Дурга́, «труднодоступная» или «непобедимая») — одна из самых популярных богинь в индуизме. В тантризме имя богини имеет свое значение, так слог ду напоминает о четырёх асурах: бедность (даридра), страдание (духкха), голод (дурбхикша) и дурные привычки (дурвьясана). Звук р означает болезни (рогагхна), а слог га — грехи (папагхна), несправедливость, антирелигиозность, жестокость, леность и прочие дурные привычки. Таким образом, богиня уничтожает все виды зла, символизируемые звуками ду, р и га.

Почитание Дурги первоначально было свойственно неарийским племенам, позднее, она была включена в индуистский пантеон в процессе адаптации индуизмом народных верований, в частности культа Великой богини-матери, олицетворения созидательных и разрушительных сил природы. В шиваизме и тантризме рассматривается как шакти Шивы — манифестация его творческой энергии.

В мифах Дурга выступает как богиня-воительница, сражающаяся с демонами, защитница богов и мирового порядка. Один из самых известных её подвигов, в состоянии гнева (которое почитается как отдельный образ Дурги — богиня Чанди) — уничтожение в поединке демона Махиши, низвергнувшего богов с небес на землю и который не мог быть побеждён ни мужем, ни животным.


на этом тему "прогрессивного буржуазного техно" считаю завершённой-:).


*
green

два способа, какими обычно это происходит

*

"....университет как таковой, его внутренние процессы не производят публичную жизнь и политический опыт. Почему? Потому что заблокированы два способа, какими обычно это происходит. Первый — это когда студенты косвенно участвуют в борьбе «академических банд». Поскольку наука, прежде всего, конечно, гуманитарная, — это борьба разных научных парадигм и интеллектуальных и политических течений, а преподавание — процесс навязывания студентам определенного стиля мышления.

Постольку в ходе борьбы авангардной и консервативной научных школ, которая всегда отчасти является борьбой за внимание студентов, последние, не желая больше мыслить по-старому и очарованные модными учеными-новаторами, приобретают опыт сопротивления. Этот путь трудноосуществим, поскольку клановая борьба в российской университетской гуманитарной науке — это не состязание интеллектуальных позиций, а вялотекущие интриги за контроль над бюджетным финансированием, административными привилегиями и т.д. В соответствии с законами этой борьбы устроены и законы набора студентов — редко когда охотятся за интеллектуально амбициозными студентами, чтобы завербовать их в свою научную «банду». Второй путь — борьба за свои социальные права: размеры стипендии, условия в общежитиях и т.д. Этот путь также редко реализуется, потому что никаких социальных прав у студентов, собственно говоря, нет. Они занимают самую низкую позицию в структуре университетской власти и лишены каких бы то ни было рычагов давления на руководство. А в отсутствие действенных профсоюзов студенты не готовы сами начинать борьбу политическими методами, поскольку тотально деполитизированы, как и российское общество в целом.

89.96 КБ

Вторая проблема, можно сказать, «обратная». В тех редких случаях, когда протест появляется изнутри университета, а не извне, ему, наоборот, не хватает широкого политического размаха. Деполитизация общества настолько отвратила граждан от политического участия, что студенты опасаются расширять свой протест даже путем объединения с другими недовольными группами преподавателей и студентов, не говоря о профсоюзах.

К тому же — и это самое главное — университет, чья «автономия» на деле представляет собой бюрократическую автаркию, не признает никакого «внешнего» участия в своей жизни, не считая взаимовыгодных обменов с государственной администрацией. Парадоксальным образом первым политическим опытом студентов становятся постоянные действия по охране деполитизированного статуса протеста. Грубо говоря, в ходе процесса убеждения всех вокруг, что мы, дескать, не занимаемся политикой, а решаем конкретные проблемы, студенты и приобретают политический опыт, и осознают, что стали участниками политической практики. Такое замыкание в рамках частных и узких проблем опасно для развития студенческого движения, поскольку подобная диспозиция крайне выгодна администрации, которая в таком случае сможет контролировать решение этих проблем".

:

Н.Горбаневская: - "...гораздо важнее то, что они делали растлением, растление было страшным. Вот талантливый, молодой поэт из Одессы Эдуард Багрицкий. Талант его очевиден везде. Он славит чекистов, он пишет: «Если он скажет: «Убей», - убей». Это поразительно. Он как бы даже и не теряет таланта. Мы в школе учили Белинского, что если человек начинает лгать, то его оставляют ум и талант. А Багрицкого ни ум, ни талант не оставили. И он их поставил на службу. Страшные стихи. «Смерть пионерки», которую, я надеюсь, никто из вас уже не знает, кто помоложе.

Е. Фанайлова: - да все наизусть знают. Это стихотворение, которое до сих пор пародируется современными поэтами, потому что это очень увлекательная ритмика, чрезвычайно суггестивный текст. Он остается на подкорке у любого школьника, который хоть немножко застал советское время.Если говорить о диктатуре, то диктатура сегодняшняя кажется мне какой-то вялой, рыхлой, неопределенной, у нее есть какие-то странные черты. Всё приобретает маргинальный характер. Как мы провинциальны ! - как турки ,

Которые вешают в Стамбуле не врагов ислама,
А местных телезвёзд из сериалов
На билбордах на перекрёстках
Кто они такие? эти улыбчивые полнолицые люди?

Русская Маша может биться об стенку
Вешаться в татарском посёлке
Надрывать глотку в хтоническом вое

Это ничего не меняет
Мы ужасающе провинциальны
Нам остаётся
Смотреть сериалы, умирать красиво,
Но и это никого не цепляет,
Ходить на вечеринки, танцевать
На вечеринки, танцевать,
Наблюдать, как прекрасные девушки в чёрных платьях -
Катя Метелица, Света Рейтер, Юля Бедерова -
Отлично двигаются под американскую музыку,
Как настоящие волчицы,
Воплощая что-то несбыточное, какой-то скромный огонь -

Но мужики поворачиваются к нам жопой
(Возможно, это лучшая часть мужского организма)
И глотают свой алкоголь

Н.Горбаневская: - мы это учили в школе, мы это знали наизусть, мы это повторяли восторженно.

Возникай содружество
Ворона с бойцом -
Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом.

Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.

Чтобы в этом крохотном
Теле - навсегда
Пела наша молодость,
Как весной вода.

Д.Кузьмин: - "для меня ключевое слово – растление. А почему суррогат? Потому что действительная поэзия формирует личность и потому что диктатура в человеческой личности не нуждается. Сочинение агиток – это растление читателя, который верит нам, что в этом и состоит наша задача. И он эту агитку прочитывает, соглашается с ее политическим прямым пафосом. И это освобождает его от необходимости совершать ту внутреннюю работу, ради которой поэзия существует."

С.Львовский: - "в плане истории с Багрицким. Я бы побоялся и с осторожностью объявлял его жертвой режима, который его растлил. Конечно, он был человек молодой и горячий, но мы, таким образом, лишаем его субъектности и снимаем с него ответственность за то, что он писал. Они были продолжателями романтической линии, немножечко ницшеанской, которая одновременно существовала во всем мире. Достаточно вспомнить Киплинга – империалистический пафос. Можно вспомнить другого поэта: «Чтоб от Японии до Англии сияла родина моя», - это уже типичные киплинговские ноты. Это был долгий тренд, гораздо более существенный, чем советское, чем советский режим. И они в этом тренде работали, в том числе и Багрицкий. И вполне, я думаю, понимали, что делали. Мне не кажется, что мы должны как-то к ним снисходить, они бы сами, наверное, этого не одобрили.

Л.Троцкий: - "На наших глазах поднялась из небытия островная Япония и предстала пионером капиталистической культуры пред великим азиатским материком, как некогда ее учительница, островная Англия, - пред материком Европы. 200 тысяч англичан при помощи бюрократического деспотизма держали в абсолютном повиновении 260 милл. индусов. Но историческая энергия этой нации, казавшаяся навсегда истощенной, воскресла в новых поколениях. Индусская индустрия уверенно расчищает путь для индусской революции. И уже извозчики Калькутты посредством стачки демонстрируют свою солидарность с бурным политическим движением, руководимым индусской интеллигенцией.

Еще более значительный процесс совершается в Китае. Его крестьянство, насчитывающее 300-400 миллионов голов, этот тяжелый пласт застоя, косности, "китаизма", - пошатнулось в своих тысячелетних основах. Оно ежегодно выделяет сотни тысяч, миллионы пауперов, которые на дымящихся драконах переносятся через океаны в Америку, Австралию и Африку, где опаляются огнем капиталистической культуры. Старые китайские города, остававшиеся в течение веков мертвыми деревнями колоссального объема, превращаются в центры новой индустрии, новых социальных отношений и новых политических страстей"

Н.Горбаневская: - "советской власти я никогда и ни за что спасибо говорить не буду. И стихи мои тоже, я думаю, ей ничем не обязаны".

Е.Фанайлова: - "да, еще миф великой русской литературы и культуры. Товарищи, опомнитесь, этот миф разрушен в тридцатые годы прошлого века.В большой стране России у художников есть отвратительный, соблазняющий пример больших художественных высказываний типа русского авангарда, или «Рабочего и колхозницы», или кинематографа Тарковского. Такое бессмысленное мессианство огромных пространств и русской утопии, тотальный мир, универсальный проект. Великая страна, хоккейные победы, георгиевские ленточки тренеров. У нас имеется много земли и много прекрасных художников слова, но мало кто из них не страдает тягой к универсализму. Например, писателя Алексея Иванова, проживающего в Перми, я люблю не за псевдоисторические саги, а за то, что он придумал героев, для которых личный маленький мир их города и дома, их морали и нравственности — не пустое место.

Пишущим мальчикам и девочкам, страдающим провинциальным демонизмом, я хотела бы сообщить: дети, в Европе мы — никто. На европейских фестивалях из разговоров с подвыпившими европейскими поэтами выясняется, что они знают только Цветаеву и Мандельштама — из-за Рильке и Целана соответственно"

*
green

слаще халвы Шираза


[публика зашумела, фразу мою вырезали и сказали]


Н. Плунгян делится впечатлениями от относительно недавнего эфира на "радиосвободе" у Е.Фанайловой на гендерную тему :

"Был еще журналист из Сноба, который рассказывал кровавую историю, как в Дагестане мужчины записывают подробности изнасилования и выкладывают в интернет, чтобы ославить жертву. Я ответила, что в случае Трушевского имело место то же самое, и Дагестан здесь не специфичен. Но публика зашумела, фразу мою вырезали и сказали, что случай Т. имеет отношение только к арт-сообществу, а совсем не к рос. обществу, это тема для отдельной передачи, а сравнивать нельзя".

:

К.Чухров, из пьесы «Эльпида и греки («опера о военном изнасиловании»)

(Северокавказский постсоветский регион, где идут военные действия.
Модель, девушка местного бизнесмена-боевика, прячется от взрывающихся снарядов в бассейне собственного дома, наполненного наполовину водой)



вы не доделали укол
фашисту все близки уколы
все мои раны — королевы
в воде кровь — видеопроцесс
всем нужен страждущего реализм
пусть в кадре раненые смотрят только вниз.
Пошлите эти кадры в Vogue
Пожалуйста, пошлите эти кадры в Vogue.

кровь — разумеется

я приказываю, сказал президент всем
женщинам в чечне педикюр делать НЕ дома, а не просто делать,
deep cherry (цвет модный) perfectly подойдет,
золотые зубы вырывайте, ветер
между зубов будет напоминать о вертолетах

уроды тоже (родились)
и душить если их впоследствии,
то на камеру исключительно
перед не мной,
замазывать для репортажа акрилом
брэнда Lancome

я мыслила уничтожение
и желёзки — все-таки не эмали

хотели коммуниста в изорванном, его же Аполло,
жеж гибель сказали только пленяет,
в окоп поверила, полюбила все, что навыкате
и метить в себя разрешаю
только при British Broadcasting Corporation.


Video: описание: "при поддержке портала openspace" жизнерадостные руссотуристо отправляются в великий Иран, где наблюдают всевозможные сокровища персидской культуры. Зрителям особенно рекомендуется обратить внимание на сцену "в парке", где происходит урок физкультуры местных девочек-школьниц.



(2010 год: " - Да. Но с Ираном надо готовить мировое общественное мнение, как надо оправдать уничтожение такой прекрасной и удивительной... Всем советую съездить в Иран, пока это еще возможно, посмотреть просто на эту страну, прекрасную и удивительную страну, какой является Иран. Как надо будет оправдать уничтожение бомбами и ракетами голубых мечетей Исфахана или Табриза. Как вот эти варварские действия, которые неизбежно, по-видимому, будут, как их надо оправдать? Как их объяснить миру? Поэтому хотят объяснить миру и, в частности, России, что все мусульмане – это какие-то пришельцы, приезжие, враги, террористы, убийцы и так далее, и тому подобное. Под это дело, я думаю, будет организована массовая резня палестинцев в Газе, и будет организована жесточайшая варварская война против Ливана. Я слежу внимательно за публикациями в израильской прессе – там открыто обсуждается следующая тема. Вот, в 2006 году, мол, Израиль вел себя очень гуманно. Ну, там, Дахию бомбил, пригород Бейрута, квартал Бейрута. Ну, типа, вот, жалел мирное население. Это была ошибка. Теперь Израиль должен подвергнуть Ливан тотальным бомбардировкам, тотально убивать население для того, чтобы оно восстало против Хезболлы. Потому что, мол, полумеры сплотили все политические силы Ливана (и это, кстати, правда) вокруг Хезболлы. А, вот, мол, если к этому подойти как англосаксы Германии с 1942-го по 1945 год, то это, мол, вот решит, как бы, вопрос с Ливаном и проблема будет решена.Конечно, поэтому, я думаю, по миру и, в частности, по России и прошлась волна той агентуры, влияния, в частности, которая организовывает все эти дискуссии, выдает себя здесь за православных националистов, там за каких-то еще немецких националистов, там еще за кого-то")

*
green

ловушка догмы, которая говорит жить мыслями других людей

[капитанская дочка]

"…к сожалению, в русской истории/историографии образ аристократа, перешедшего на сторону народа, скомпрометирован образом Шабрина из «Капитанской дочки», который является дворянином-аристократом, который примкнул к пугачёвскому восстанию. Но это – взгляд Пушкина, человека, который – несмотря на весь свой талант и на всю свою внутреннюю тягу к «народной правде» - всё-таки, представлял «олигархический/аристократический” класс, который рассматривал Россию как «место владения», а не как (-нибудь) иначе.И в реальности на сторону пугачёвского восстания перешло немало дворян, которые сделали это не по принуждению (не под страхом виселицы), а по собственной воле; которые создавали в рамках пугачёвских отрядов единственнобоеспособные подразделения, которые бросали вызов царским войскам, и (я думаю), что написать подлинную историю народов России нам ещё предстоит.


234.46 КБ


Есть такой американский историк (Говард Зинн), который написал книгу, которая была очень громкой и скандальной, и (на мой взгляд) является одним из «принципиально-новых» взглядов на историю: она называлась «Народная история США». Мысль там была такая: «история – это история элит: мы знаем историю королей, проезидентов, капиталистов, олигархов, историю войн (или мирных соглашений), но мы не знаем (и не понимаем) – чем и как жили те тысячи и те миллионы, которые как материал, которые как «дрова» бросались в печку истории (для того, чтобы какой-нибудь очередной «Бонапарт» или «Авраам Линкольн» сумел как-то себя «зафиксировать»).

Для меня разговор о «демократии» - это разговор о тирании и о свободе. Главный принципиальный внутренний (и внешний) диалог, который человек ведёт, исходя из своего понимания и ощущения себя как существа, которое проживает очень короткое время жизни – и это короткое время жизни для человека должно быть «наполнено смыслом» и «оправданием его бытия». Поскольку «оправдание его бытия» (в том числе – и в рамках реализации социального или политического проекта) является, наверное, важнейшей «человеческой задачей». «Мы уходим как пыль, и ветер уносит нас, и ничего от нас не остаётся», - сама эта мысль человека сминает, как вот эту пыль (или бумагу), и сопротивление этой мысли заставляет человека проецировать и продуцировать формы организации жизни: не просто те, какие ему биологически свойственны – искать существо другого пола, строить дом (так поступают все животные), но человек (в отличие от всех) организует «общество». Общество (или со-общество), которое в своём, скажем так, устройстве является иррациональным, поскольку противоречит естественному человеческому рационализму.

Парадокс в том, что организация человеческого бытия («коллективного») – оно, на самом деле, противоречит законам природы. Потому что ни одно живое существо не работает более, чем ему надо было бы для сохранения жизни, продолжения жизни – человек работает гораздо больше (заставляет себя и оправдывает эту деятельность). Мне даже скучно говорить о критике современной «демократии», говорить, что "она себя изжила", потому что – «очевидные вещи», что их говорить? Понятно, что мы имеем дело с таким «спектаклем», с которым даже, собственно, и не интересно иметь дело. Но – о чём мы должны говорить в этом контексте? Для меня вопрос: «- каким образом человек может обрести, вернуть себе полноту человеческого бытия, полноту «человеческого представительства» в этом – коротком – мгновении жизни?» Это (для меня) напрямую связано и с «пространством организации этой жизни».

Понятно, что участие (или не-участие) в спектакле под названием «современная представительская демократия» ни в коей мере не возвращает «человеческое достоинство». Идея современной демократии построена на том, что вот – у нас есть «профессиональная коллегия» демократических представителей – политиков (или ещё кого-то), это «их бизнес», они «этим занимаются», это вот – такое «шоу», а вы – стройте свою «частную жизнь». С одной стороны, это (казалось бы) – человека «отсекают» от «лжи» (которая всем известна, которая «разоблачается» самой же – этой – «демократией»: газетами, журналами, телевидением; над этим смеются юмористы – поэтому нет человека, который бы реально верил бы в то, что вот эта – современная - процедура представляет что-то такое «реальное». Это не только в России, это и в более развитых демократиях – в Австрии, например: то же самое – всё подвергается осмеянию.

Но – таким образом – от процесса «истории», то есть: от процесса вот этого – иррационального воплощения человеческой трагедии (и человеческой свободы) отсекается огромное количество людей. Для меня современная демократия, её проблема, заключается в изоляции огромного количества людей в огромный «загон» , в котором они перестают быть «субъектом истории и политики» (а это катастрофа для человека, потому что это «утрата его смысла жизни», во многом, - потому что «политика» и «организация политического общества» есть одна из важнейших составляющих жизни человека, его смысла, - без этого мы ничем не отличаемся от животных). Вот эта вот «изоляция» и есть главная проблема. Мы сегодня должны обсуждать: «как помочь людям (как помочь «себе») выйти из этой огромной «изоляции истории». Мне (лично) всё равно, будет ли «авторитаризм» или «демократия». В любом случае – любой тип спектакля, любой тип порядка (в данном случае) для меня является одним и тем же. И – в равной мере – не устраивает. Меня не устраивает ни «тиран», ни «царь», ни «президент», ни «кто-либо ещё», потому что они не имеют никакого отношения ни ко «мне», ни к большей части людей. Мир стоит – опять – перед задаванием этого вопроса.

Великая русская революция 17-го года, к которой присоединились огромное количество народов – великой Азии, Кавказа – которые поддержали великую русскую революцию – её «главным порывом» было именно – «попытка вывести огромные массы людей, которым на протяжении столетий объясняли, что они «никто», звать их никак, что они крестьяне, мещане, но они – «никто». А вот «кто» - это цари, Романовская династия («лживая, кровавая, прогнившая») , истребившая огромное количество людей. Если мы, конечно, Игорь Борисович, рассматриваем «историю Романовых» с точки зрения Петербурга, то (за исключением княжны Таракановой и пяти повешенных), может, мы мало там преступлений найдём, но если мы рассмотрим историю Романовых с точки зрения, например, Кавказа – то мы увидим «уполовинивание» населения Северного Кавказа, истреблённое германоязычной династией, которая полагала, что всё это «должно ей подчиниться», потерять собственную историческую субьектность, и стать просто материалом для торговли в отношениях с Британией или с Францией. Какое отношение эта династия имела к «России» - мне вообще непонятно. 18 век – это кровью истёкшее Поволжье: четыре башкирских восстания. Конечно, «русские интеллектуалы» этого не знают, они знают только «свою историю», своих «внутренних переживаний», которые они обрели примерно в эпоху отмены крепостного права. Потому что до этого главной задачей русского интеллектуала было выучить французский язык (или – немецкий язык), и прочитать Вольтера или Дидро. В середине 19 века они (вдруг) подумали, что у них «тоже есть какая-то свобода». Но – на протяжении столетий, столетий – вокруг них, перебуржских и московских дворян, кишела, кипела и истекала кровью жизнь.

Мне кажется, что восстановление статуса «нормального человеческого взгляда» - это очень важная вещь. Для меня «контуры будущего» заключаются в безусловном интернационализме, поскольку я не вижу никаких коренных противоречий между ни с какими моими братьями и сёстрами, принадлежащими к разным народам. Я вижу свана, вижу чеченца, вижу жителей других стран – я не понимаю, почему , в чём заключаются мои противоречия с ними. Я понимаю, что «меня» заставляют думать, будто – якобы – есть какое-то «моё» (условно говоря – «Россия»), а есть какое-то «не моё», и что вот «моё» должно отнять что-то «моё», что есть «не моё», и что это есть «моё общее». Ну, этой «России» ещё вчера не было (ей только 20 лет), и не факт, что через три года будет, например. Понимаете? Поэтому это не имеет никакого отношения ко «мне». Мы должны, мне кажется, искать формы прямого участия человека в истории. Это есть главная задача. Это есть главная задача, наверное, с которой приходили пророки, которые обращались к жителям Вавилона или к жителям Иерусалима, и говорили им:

- Вы стали муравьями! Вы стали рабами в руках тиранов – не важно каких тиранов – тиранов, которые сидят на золотых тронах или тиранов, которые приходят к вам с избирательными листками. Вы должны восстановить свой статус человека, которому не страшно умирать. Ваша смерть есть ваше исчезновение. Как пыль, ветер поднимет, и унесёт вас с этого мира. После вас ничего не останется. Это, ну, слова Иоанна Крестителя в Евангелии, они примерно о том же: - что пользы в дереве, если оно не приносит плодов? Дерево срубают, бросают в огонь и не остаётся от него ничего – с этого начинается Евангелие от Матфея. И вот (мне кажется), что этот призыв, вот эта «религиозная составляющая» будет фактором преодоления вот этого страшного соблазна и страшного искушения «отойти от истории» и «заняться частной жизнью», и делегировать право определять политическое будущее непонятно кому.

Да, вот, Леван – ты мечешься между внутренним желанием аристократизма и демократизма, правильно – «аристократизм имеет лицо». Аристократизм – это или «добрый» или «плохой» воин, которого можно или любить, или ненавидеть, а демократия – она лица, конечно, не имеет. Вот, допустим, будет 200-летие Бородинской битвы – я как представлю, что приедет Саркози – представлять «великую армию», которая погибла на Бородинском поле, ха. Ну, вы сами представляете комичность этого положения. Саркози, который (в лучшем случае) является наследником Фуше (так звали министра тайной полиции Наполеона?), - «человека, лица которого никто не видел, никто не помнил, и который пережил четыре династии и не имел политических взглядов».

Поэтому я думаю, что следующее наше заседание должно быть посвящено проблематике тирании в современной мире".


*
green

одни бифидоки (он говорил о том, что мир на распутье)

*

[как я уже говорила, меня могут свести с ума
определённым образом построенные фразы
которые сулят сытое будущее и отсутствие проблем вообще
например, девочка Н.
год назад зомбировала меня sms'кой что-то типа Ya vse ravno budu tebya kormit'
в которую я вложила всю свою любовь.
теперь ты пишешь "смотри, будешь жрать у меня одни бифидоки"]




В.Березин, 2011: - Интеллигенты обрадовали меня своей добротой и наивностью. Как потом выяснилось, я им тоже показался наивным. Поэтому мы легко и быстро сошлись характерами. <....> Единственная особенность интеллигентов, которая до сих пор осталась мной не разгаданной, - это их постоянный, таинственный интерес к Путину. Бывало, сидишь у знакомых за чаем, слушаешь уютные московские разговоры, тикают стенные часы, лопочет телевизор, но его никто не слушает, хотя почему-то и не выключают.
- Тише! - встряхивается вдруг кто-нибудь и поворачивает голову к телевизору. – Про Путина передают.
Все, затаив дыхание, слушают передачу, чтобы на следующий день уличить её в неточности. В первое время, услышав это тревожное: «Тише!», я вздрагивал, думая, что начинается война или ещё что-нибудь не менее катастрофическое. Потом я думал, что все ждут какой-то особенной, неслыханного по новизне события. Потом я заметил, что никакого неслыханного по своей необычности события как будто бы тоже не ждут. Так в чем же дело?

С.Рейтер, 2011: - «У К. есть все необходимые онёры самостоятельной и успешной жизни, включая собственную квартиру. Постоянных отношений нет, и это, по ее словам, беда всей сраной псевдоинтеллигенции, которая начала свой путь с того, что читала «Любовника леди Чаттерлей» и «Это я, Эдичка» в тринадцать лет. К. спрашивает: «Ты сама понимаешь, какую сексуальность у девочек это формирует?» И сама же отвечает: «Ебанутую».

:

[мой парень снова влип в дурные дела:
подрался, наглотался какой-то мути -
он так меня достал - я его прогнала
и я хочу теперь такого, как путин:

я видела его вчера в новостях -
он говорил о том, что мир на распутье
с таким как он легко и дома и в гостях
и я хочу теперь такого как путин]





А.Иванов, 2008: « - Проблема как бы заключается в том, что мы можем гламурно на что-то посмотреть, а можем на это же самое посмотреть не гламурно. И в этом смысле не о предмете речь.

Эта способность нас самое ближнее – ближнее любимое лицо, например, любимый предмет – увидеть как очень удаленный от нас, очень далекий, на световые годы от нас удаленный – это и есть для меня способность гламурного взгляда, то есть способность предельно объективного, предельно вещного взгляда, умертвляющего вот это живое движение, как бы внутреннее движение души, бликов каких-то, внутренних проекций – вот это и есть гламур. То есть гламур – это такой взгляд, который делает мертвым, холодным, блестящим, отчужденным все что угодно»


Е.Фанайлова, 2009: - "Если мы говорим о «чернухе», то мне кажется, здесь важный момент вот какой. Она подается в блистательной дизайнерской упаковке. Все ухищрения монтажа, все ухищрения красоты изображения, мне кажется, брошены на то, чтобы говорить о смерти и об ужасе, об убийствах и о кошмаре в очень «съедобном», облегченном виде.

Человеку не дают ее переживать по-настоящему, а бросают, как корм животному в зоопарке, извините за такое сравнение биологизаторское. Вот кусочек сахара дали, ну, там немножко яда в этом есть, но ничего, ничего... И вот мне кажется, что здесь «чернуха» 1990-ых годов не вступает в противоречие с неогламуром 2000-ых».

122.48 КБ


В.Манский, 2008: - «Хочу обратить внимание на то, что «путинский гламур» начался как раз раньше, чем эпоха Путина. Потому что давайте вспомним инаугурацию путинскую, когда он еще, в общем говоря, не имел возможности как-то распоряжаться в той степени, в какой он сейчас распоряжается и диктует создание неких стилей жизни, поведения, политического существования, так вот, эта инаугурация была сделана или, говоря нашим языком, снята круче, чем прибытие Гагарина после его знаменитого «Поехали!». Кто делал вот эту инаугурацию? Я точно могу сказать, что не Путин. К чему я клоню. «Путинский гламур» был создан не Путиным, и он отчасти для Путина, и он отчасти создал Путина.

Естественно, и там, и там работали пиарщики, администрация, пресс-служба и так далее. То есть никаких случайных, непродуманных действий не допускает ни кабинет в Британии, ни наша администрация. Путин на этих фотографиях не имеет ничего общего с Путиным. Путин, вообще, очень живой человек, быстро реагирующий, в чем-то даже и спонтанный, и как бы компанейский, и так далее, и тому подобное. Но вы что-нибудь подобное где-нибудь видели в нашем, так сказать, пространстве, представляющем этого человека? Но это же не случайно".


Л.Горалик, 2008: - «Каждый раз, когда мы говорим о том, что художники или пиарщики, или люди, отвечающие в Администрации президента за презентацию президента, создают определенную эстетику, мы всегда, как пиарщики, помним, что эта работа проделывается не для Путина, не для администрации и не для Ксении Собчак. Она проделывается для воображаемой целевой аудитории. Это все сложно.

В основе любой пиарной работы стоит представление о целевой аудитории. Фактически когда мы создаем фотосъемку Путина как бы любительскую, мы задаемся не вопросом: как будет выглядеть Путин на фотографии? А мы задаемся вопросом: как те люди, которых мы, кажется (не являясь ими ни на секунду, никогда не жившие в их штанах), представляем себе, хотели бы видеть Путина, чтобы он им нравился. Это чудовищно опосредованное решение принимается не так эмпирически, как может показаться из моего монолога. Но оно является частью огромной социальной установки в этой стране, свойственной и элитам, и мне кажется, что и массе. Но опять же я ничего не знаю ни о том, ни о другом. Эта установка... «массы туповатые у нас, простоватые». И власть им нужна монументальная. И давайте не будем делать смелых статистических решений, потому что их или не поймут, или... Давайте уж как-нибудь «лекция для колхозников», работаем для колхозников. Это одна сторона «путинского гламура».

Что надо такое сделать с предметом, чтобы придать ему гламурный налет? Когда мы говорим о гламурном, мы представляем себе какой-то воображаемый эстетический мир.

Оторвемся сейчас от Путина. Представим себе воображаемый мир, создаваемый образами фотосъемок в глянцевых журналах. У этого мира есть интереснейшая особенность. В нем не то чтобы все хорошо, когда все хорошо – все скучно, а это, вообще-то, напряженный мир, в котором есть и драма, и эмоция, и сожаление, и те, и се. Но этот мир целиком состоит из вторичных выгод. Когда человек болеет, есть понятие «вторичная выгода». Болеть – это, конечно, плохо, но зато, во-первых, с тобой все носятся, во-вторых, ты свободен от работы и так далее. Мир гламура, вот этот воображаемый мир сконструированный, он состоит только из вторичных выгод. Как если бы худоба существовала без голода, напряжение в отношениях – без страданий, деньги – без мучительного процесса их зарабатывания. Как если бы из всех трагедий мира остались только хорошие стороны. И когда речь идет о «путинском гламуре», то это вдруг становится видно потрясающим образом. Потому что выхолащивание реальности именно в эту сторону... Гламур – это эстетический подход, убирающий из драмы драму, оставляющий только обаяние драмы.

И трагичность этой власти и этого периода можно было в эстетическом смысле завуалировать только гламуром. Потому что любой другой выбранный стиль эту драму бы подчеркивал, в том числе голый монументализм, который вообще гиперреалистичен. Гламур – это способ придать трагедии обаяние. Ровно это и делает существующая сегодня эстетика власти, мне кажется».


Владимир Путин
Мюнхенская речь
10 февраля 2007 г.


- Спасибо большое, уважаемая госпожа Федеральный канцлер, господин Тельчик, дамы и господа! Весьма признателен за приглашение на столь представительную конференцию, собравшую политиков, военных, предпринимателей, экспертов из более чем 40 стран мира.
Формат конференции дает мне возможность избежать излишнего политеса и необходимости говорить округлыми, приятными, но пустыми дипломатическими штампами. Формат конференции позволяет сказать то, что я действительно думаю о проблемах международной безопасности. И если мои рассуждения покажутся нашим коллегам излишне полемически заостренными либо неточными, я прошу на меня не сердиться – это ведь только конференция. И надеюсь, что после двух-трех минут моего выступления господин Тельчик не включит там красный свет.

Итак. Известно, что проблематика международной безопасности – много шире вопросов военно-политической стабильности. Это устойчивость мировой экономики, преодоление бедности, экономическая безопасность и развитие межцивилизационного диалога.
Такой всеобъемлющий, неделимый характер безопасности выражен и в ее базовом принципе: "безопасность каждого – это безопасность всех". Как сказал еще в первые дни разгоравшейся Второй мировой войны Франклин Рузвельт: "Где бы ни был нарушен мир, мир повсюду оказывается в опасности и под угрозой".

Эти слова продолжают сохранять актуальность и сегодня. Об этом, кстати, свидетельствует и тема нашей конференции, которая здесь написана: "Глобальные кризисы – глобальная ответственность".


*