Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

green

одни бифидоки (он говорил о том, что мир на распутье)

*

[как я уже говорила, меня могут свести с ума
определённым образом построенные фразы
которые сулят сытое будущее и отсутствие проблем вообще
например, девочка Н.
год назад зомбировала меня sms'кой что-то типа Ya vse ravno budu tebya kormit'
в которую я вложила всю свою любовь.
теперь ты пишешь "смотри, будешь жрать у меня одни бифидоки"]




В.Березин, 2011: - Интеллигенты обрадовали меня своей добротой и наивностью. Как потом выяснилось, я им тоже показался наивным. Поэтому мы легко и быстро сошлись характерами. <....> Единственная особенность интеллигентов, которая до сих пор осталась мной не разгаданной, - это их постоянный, таинственный интерес к Путину. Бывало, сидишь у знакомых за чаем, слушаешь уютные московские разговоры, тикают стенные часы, лопочет телевизор, но его никто не слушает, хотя почему-то и не выключают.
- Тише! - встряхивается вдруг кто-нибудь и поворачивает голову к телевизору. – Про Путина передают.
Все, затаив дыхание, слушают передачу, чтобы на следующий день уличить её в неточности. В первое время, услышав это тревожное: «Тише!», я вздрагивал, думая, что начинается война или ещё что-нибудь не менее катастрофическое. Потом я думал, что все ждут какой-то особенной, неслыханного по новизне события. Потом я заметил, что никакого неслыханного по своей необычности события как будто бы тоже не ждут. Так в чем же дело?

С.Рейтер, 2011: - «У К. есть все необходимые онёры самостоятельной и успешной жизни, включая собственную квартиру. Постоянных отношений нет, и это, по ее словам, беда всей сраной псевдоинтеллигенции, которая начала свой путь с того, что читала «Любовника леди Чаттерлей» и «Это я, Эдичка» в тринадцать лет. К. спрашивает: «Ты сама понимаешь, какую сексуальность у девочек это формирует?» И сама же отвечает: «Ебанутую».

:

[мой парень снова влип в дурные дела:
подрался, наглотался какой-то мути -
он так меня достал - я его прогнала
и я хочу теперь такого, как путин:

я видела его вчера в новостях -
он говорил о том, что мир на распутье
с таким как он легко и дома и в гостях
и я хочу теперь такого как путин]





А.Иванов, 2008: « - Проблема как бы заключается в том, что мы можем гламурно на что-то посмотреть, а можем на это же самое посмотреть не гламурно. И в этом смысле не о предмете речь.

Эта способность нас самое ближнее – ближнее любимое лицо, например, любимый предмет – увидеть как очень удаленный от нас, очень далекий, на световые годы от нас удаленный – это и есть для меня способность гламурного взгляда, то есть способность предельно объективного, предельно вещного взгляда, умертвляющего вот это живое движение, как бы внутреннее движение души, бликов каких-то, внутренних проекций – вот это и есть гламур. То есть гламур – это такой взгляд, который делает мертвым, холодным, блестящим, отчужденным все что угодно»


Е.Фанайлова, 2009: - "Если мы говорим о «чернухе», то мне кажется, здесь важный момент вот какой. Она подается в блистательной дизайнерской упаковке. Все ухищрения монтажа, все ухищрения красоты изображения, мне кажется, брошены на то, чтобы говорить о смерти и об ужасе, об убийствах и о кошмаре в очень «съедобном», облегченном виде.

Человеку не дают ее переживать по-настоящему, а бросают, как корм животному в зоопарке, извините за такое сравнение биологизаторское. Вот кусочек сахара дали, ну, там немножко яда в этом есть, но ничего, ничего... И вот мне кажется, что здесь «чернуха» 1990-ых годов не вступает в противоречие с неогламуром 2000-ых».

122.48 КБ


В.Манский, 2008: - «Хочу обратить внимание на то, что «путинский гламур» начался как раз раньше, чем эпоха Путина. Потому что давайте вспомним инаугурацию путинскую, когда он еще, в общем говоря, не имел возможности как-то распоряжаться в той степени, в какой он сейчас распоряжается и диктует создание неких стилей жизни, поведения, политического существования, так вот, эта инаугурация была сделана или, говоря нашим языком, снята круче, чем прибытие Гагарина после его знаменитого «Поехали!». Кто делал вот эту инаугурацию? Я точно могу сказать, что не Путин. К чему я клоню. «Путинский гламур» был создан не Путиным, и он отчасти для Путина, и он отчасти создал Путина.

Естественно, и там, и там работали пиарщики, администрация, пресс-служба и так далее. То есть никаких случайных, непродуманных действий не допускает ни кабинет в Британии, ни наша администрация. Путин на этих фотографиях не имеет ничего общего с Путиным. Путин, вообще, очень живой человек, быстро реагирующий, в чем-то даже и спонтанный, и как бы компанейский, и так далее, и тому подобное. Но вы что-нибудь подобное где-нибудь видели в нашем, так сказать, пространстве, представляющем этого человека? Но это же не случайно".


Л.Горалик, 2008: - «Каждый раз, когда мы говорим о том, что художники или пиарщики, или люди, отвечающие в Администрации президента за презентацию президента, создают определенную эстетику, мы всегда, как пиарщики, помним, что эта работа проделывается не для Путина, не для администрации и не для Ксении Собчак. Она проделывается для воображаемой целевой аудитории. Это все сложно.

В основе любой пиарной работы стоит представление о целевой аудитории. Фактически когда мы создаем фотосъемку Путина как бы любительскую, мы задаемся не вопросом: как будет выглядеть Путин на фотографии? А мы задаемся вопросом: как те люди, которых мы, кажется (не являясь ими ни на секунду, никогда не жившие в их штанах), представляем себе, хотели бы видеть Путина, чтобы он им нравился. Это чудовищно опосредованное решение принимается не так эмпирически, как может показаться из моего монолога. Но оно является частью огромной социальной установки в этой стране, свойственной и элитам, и мне кажется, что и массе. Но опять же я ничего не знаю ни о том, ни о другом. Эта установка... «массы туповатые у нас, простоватые». И власть им нужна монументальная. И давайте не будем делать смелых статистических решений, потому что их или не поймут, или... Давайте уж как-нибудь «лекция для колхозников», работаем для колхозников. Это одна сторона «путинского гламура».

Что надо такое сделать с предметом, чтобы придать ему гламурный налет? Когда мы говорим о гламурном, мы представляем себе какой-то воображаемый эстетический мир.

Оторвемся сейчас от Путина. Представим себе воображаемый мир, создаваемый образами фотосъемок в глянцевых журналах. У этого мира есть интереснейшая особенность. В нем не то чтобы все хорошо, когда все хорошо – все скучно, а это, вообще-то, напряженный мир, в котором есть и драма, и эмоция, и сожаление, и те, и се. Но этот мир целиком состоит из вторичных выгод. Когда человек болеет, есть понятие «вторичная выгода». Болеть – это, конечно, плохо, но зато, во-первых, с тобой все носятся, во-вторых, ты свободен от работы и так далее. Мир гламура, вот этот воображаемый мир сконструированный, он состоит только из вторичных выгод. Как если бы худоба существовала без голода, напряжение в отношениях – без страданий, деньги – без мучительного процесса их зарабатывания. Как если бы из всех трагедий мира остались только хорошие стороны. И когда речь идет о «путинском гламуре», то это вдруг становится видно потрясающим образом. Потому что выхолащивание реальности именно в эту сторону... Гламур – это эстетический подход, убирающий из драмы драму, оставляющий только обаяние драмы.

И трагичность этой власти и этого периода можно было в эстетическом смысле завуалировать только гламуром. Потому что любой другой выбранный стиль эту драму бы подчеркивал, в том числе голый монументализм, который вообще гиперреалистичен. Гламур – это способ придать трагедии обаяние. Ровно это и делает существующая сегодня эстетика власти, мне кажется».


Владимир Путин
Мюнхенская речь
10 февраля 2007 г.


- Спасибо большое, уважаемая госпожа Федеральный канцлер, господин Тельчик, дамы и господа! Весьма признателен за приглашение на столь представительную конференцию, собравшую политиков, военных, предпринимателей, экспертов из более чем 40 стран мира.
Формат конференции дает мне возможность избежать излишнего политеса и необходимости говорить округлыми, приятными, но пустыми дипломатическими штампами. Формат конференции позволяет сказать то, что я действительно думаю о проблемах международной безопасности. И если мои рассуждения покажутся нашим коллегам излишне полемически заостренными либо неточными, я прошу на меня не сердиться – это ведь только конференция. И надеюсь, что после двух-трех минут моего выступления господин Тельчик не включит там красный свет.

Итак. Известно, что проблематика международной безопасности – много шире вопросов военно-политической стабильности. Это устойчивость мировой экономики, преодоление бедности, экономическая безопасность и развитие межцивилизационного диалога.
Такой всеобъемлющий, неделимый характер безопасности выражен и в ее базовом принципе: "безопасность каждого – это безопасность всех". Как сказал еще в первые дни разгоравшейся Второй мировой войны Франклин Рузвельт: "Где бы ни был нарушен мир, мир повсюду оказывается в опасности и под угрозой".

Эти слова продолжают сохранять актуальность и сегодня. Об этом, кстати, свидетельствует и тема нашей конференции, которая здесь написана: "Глобальные кризисы – глобальная ответственность".


*