Category: история

green

сияющая парадигма 90-х или "красный луч в чёрной ночи"

*

На этой фотографии (311, 56 кб) Настя Рахлина, жена А.Башлачёва, в начале 90-х, во время работы на радио-ракурс.

311.56 КБ

Существует следующий любопытный момент: в 90-е прежнее поколение сов.андеграунда, бесконечных тусовок среди тех, кому в 80-е было 20-30, начало работать, но примерно за год до дефолта 98го (такое впечатление) было практически полностью сменено - прежде всего, новыми отношениями в обществе, стремительно меняющем свою классовую структуру. Вероятно, ключевая точка - это 96 год, беспрецедентная по подлогам вторая ельцинская президентская компания.

Интересен этот момент с точки зрения видео-времени: 1996 год - это год режиссёрского дебюта Насти Рахлиной. Она тогда сняла 2 видео - одно для питерской группы ТекилаДжаз, другое - для певца В.Меладзе.("посередине лета") С точки зрения видеоряда они очень похожи - принципы построения кадра, внимание к крупным планам человеческих лиц, цветная врезка с ускользающей женщиной на фоне чёрно-белых мужчин-артистов. Наверное, с точки зрения кинографии, это ещё советское наследие - с его вниманием к человеку и инструментам, тщательной работой при малом бюджете и пр. Через пару лет появятся компьютеры и видео-время заполнится изучением цифры: оно будет впадать в детство, мельчать, дробиться, анимироваться, то есть - видоизменяться.

А это - такая классика работы с камерой. Примечательно, что это прощальная песня: 16 лет назад.



Странно подумать про 16 лет назад. Так Кирилл Адибеков с Ольгой Житлиной ехали в 2011 году в Среднюю Азию, чтобы снять видео*, основой для монтажа которого должен был стать фильм "Три песни о Ленине" Дзиги Вертова 1933 года.


*Видео стало частью центральноазиатского проекта "Художник-Общество", первый показ состоялся на итоговой конференции в Бишкеке в ноябре 2011. См. эссе К.Адибекова Красный луч в чёрной ночи (альманах Транслит #10)

*
green

Олег Киреев / предварительные заметки. Земля. 50-е

*

В новом номере альманаха Транслит осуществлена пре-публикация (перед выходом книги) текста Олега Киреева "Земля, 50-е". Я очень ценю то, чем занимался Олег; новость о его смерти* была основным мотиватором написания части текста Палестины (в том куске, что посвящён ему). Может быть, кто-нибудь и сможет в России заниматься историей так, как это делал Олег.
В журнале опубликованы довольно большие куски из не-дописанной книги, здесь я хочу разместить "предварительные заметки"

"Иван Засурский /вторник, 7 апреля 2009 года, 16.14 / Олег Киреев, до свидания / Смерть Олега привела к появлению огромного количества публикаций в ЖЖ


77.79 КБ


[Олег Киреев / предварительные заметки. Земля. 50-е ]

Это не историческое исследование. В нем нет потрясающих исторических разоблачений, например,не стоит ждать, что оно раскроет глаза на то, как Хрущев победил Маленкова, или почему Мао не дали захватить Формозу. Это, может быть, исследование о том, как писать историю. Со времен Толстого критиковалось героическое, помпезное изображение истории, как оно присуще средневековым летописцам. Школа Броделя, Ле Гоффа и др. открыла нам мир повседневности — изучение быта, образов жизни, языка, экономическая история. Такая история представляется более привлекательной; но она по своей изначальной посылке должна быть анонимна. Читая историческую фактуру, все же видишь, как особенно неподкупно на фоне этой анонимной истории выглядят отдельные личности.

Мне не требовалось пересказывать все исторические сюжеты. Совершенно выпали кубинцы,
движение черных в Америке, Тито. Любой, кто захочет найти полное описание того, как Роза Паркс отказалась уступить сиденье белому, или как бородачи засели в Сьерра-Маэстре, — найдет их без труда. Также, в годы, когда большинство изданий на тему отечественной истории имеют
названия типа “Сталин, спаситель нации”, — я не собирался давать описания событий, которые бы их исчерпывали. Меня интересовали сценарии, отношения отдельных людей и коллектива к процессу истории, средства коммуникации. Я также не стал стремиться прочитать все доступные книги по разным темам, или даже охватить большинство книг. Поэтому я отказался от традиционного академического подхода к библиографии, когда каждая цитата должна быть указана с точностью до страницы.

У истории свои средства коммуникации — это хроники, книги. Это фильтр, который стоит между нами и людьми/событиями прошлого. Жак Ле Гофф создал образ историка Мишле, как он изучал Средневековье и как его восприятие Средневековья менялось по мере того, как Мишле переживал Парижскую коммуну. Мне кажется, я хорошо знаком с авторами тех исследований, которые я читал. Я бы хотел написать портрет почти каждой отдельной книги. О, эти библиотечные и архивные полки. О, книжные магазины, особенно за границей, куда ты можешь больше не попасть и где именно сейчас, среди всего что есть, нужно выбрать необходимое!

политическое использование искусства

50-е – очень рациональная эпоха, хотя бы потому, что для “свободного искусства” нет времени: после войны и в момент нового раздела мира во всём такая плотность, что нужно срочно определяться, предпринимать какие-то меры. Все, что произошло, так серьезно, что нет места ни для какой бутафории, ни для какого заимствования кодов и костюмов из прошлого, о котором пишет Маркс в начале “18 брюмера”. Нет времени подобрать декорации и костюмы. Это в 70-е в Европе и США критические интеллектуалы будут воскрешать наследие советского авангарда, делать публикации и защищать диссертации по “Октябрю”, разбирать идеи конструктивистов, смело критиковать “властный дискурс”.

В 50-е все жестко, быстро, сурово, фактурно. С одной стороны, на почве культуры происходят “чистки” /от Китая до европейских компартий — “ждановщина”/. С другой стороны, новоорганизованное ЦРУ стремительно покупает всё, что может купить, организует модный промоушн абстрактного экспрессионизма и вводит новый стиль/новый образ жизни для “своих” интеллектуалов: блеск отелей, банкетов, заманчивые гонорары.

Поэтому же, наверно, в 50-е нет таких блестящих произведений искусства, как в 60-е. Кинорежиссеры не создают таких изысканных и болезненных шедевров, как “Затмение” или “Диллинджер мертв”. Два великих немца — Герман Гессе и Томас Манн — написали свои последние произведения и получили за них Нобелевские премии в конце 40-х, еще один эпохальный немец по имени Бертольд вернулся в Восточный Берлин из США в 1948, но уже не создавал ничего, что бы потрясало /разве только сам факт его присутствия и известная сцена наблюдения за советскими танками, сами создают выдающийся эффект Verfremdung/. В середине десятилетия в первом ряду появятся несколько меланхоличных швейцарцев / Фриш, Дюренматт/, но все же это писатели из тех, которых забывают. Может быть, 60-е не ставили целью создание “искусства для искусства”, но у них в любом случае для этого было больше времени. А для 50-х образец “чистого искусства” – это последний эстет Эзра Паунд, сидящий в клетке (за сотрудничество с
фашистами Паунд был посажен американскими оккупационными войсками в клетку, где провел
несколько месяцев следствия). А лучшее, на мой взгляд, что было написано – это “Вопль” Гинсберга.

50-е – это время высокоангажированного искусства, когда искусству придается повышенно важное
значение, как общественной силе. Об этом свидетельствует то, что:

– политические руководства обсуждают политику в области искусства так же, как все остальные стратегические области, много инвестируют в искусство, чтобы оно приобрело вес в международных отношениях; пример — учреждение в 1948 году в Западной Германии регулярной выставки Documenta;

– государства демонстрируют готовность своих стран к интеграции в международную систему
отношений с помощью искусства – такова официальная функция модернизма в искусстве /например,
Югославия демонстрирует всему миру свою антисоветскую ориентиацию посредством госзаказов на
абстрактные скульптуры/;

– “Ждановская доктрина” соцреализма широко обсуждается в левых кругах Западной Европы, с ней соглашаются или спорят представители самых разных направлений /Эмилио Серени от ИКП, бельгийский участник “Кобры” Кристиан Дотремонт — “Социалистический реализм против революции”/; лидеры европейских компартий постоянно выступают по вопросам искусства — Пальмиро Тольятти обвиняет участников “Группы восьми”, китайские авторы руководствуются поучениями Мао в Яннани;

– художники в Европе страстно ищут новый авангард – продолжение модернистского движения,
стоящего в оппозиции к буржуазному обществу и исследующего в бескомпромиссном поиске самые
проклятые вопросы бытия; повсюду ставится вопрос, какое искусство может быть полезно и служить коммунизму, и какому коммунизму; а если это не коммунизм, а какая-то другая версия лучшего общества, то ее адепты сразу же делают выбор оказаться между железными клиньями коммунистического остракизма и убивающего капиталистического равнодушия;

– ЦРУ развертывает сети культурных организаций, таких, как Конгресс за культурную свободу, десятки журналов, сотни фестивалей и конференций; с другой стороны Железного занавеса тоже проводятся культурные мероприятия, такие, как Всемирный фестиваль Молодежи и студентов, Московский Кинофестиваль – Советский Союз видит себя как ключевое звено в цепи антиколониальных движений во всем мире, и укрепляет ее с помощью культуры.

Тогда, особенно в начале 50-х, интеллектуалы и художники еще сохраняют свой ореол
властителей дум. Еще сохраняется представление, что “их мало, их единицы”. Книги, картины — это еще не массовая интеллектуально-дизайнерская продукция, а росчерк пера гения.

социалистический спектакль

Социалистические общества поняли, что медиа и интеллектуальный дискурс в мобилизационном
обществе – это орудия. Интерпретация истории является решающей частью формирования мнений,
поэтому об истории людям полагалось знать лишь то, что требовалось знать, чтобы выполнять задания текущего момента. Исторические интерпретации обновлялись и update’ились к нуждам дня так же быстро, как обрабатывалась и поставлялась информация о текущем моменте. За такой инфополитикой стояло представление: только текущий момент придает истории ее актуальность, исходя из нужд сегодняшнего дня требуется показать прошлое, чтобы народ наверняка мог черпать из него источники вдохновения, а не уныния. Отсюда то, что называется “сталинская школа фальсификаций”: ежовы и пр. то исчезают, то появляются на известных фотографиях. Медиа и дискурс должны быть мобилизованы на борьбу так же, как мобилизуются заводы. Это чистый “1984”.

Отсюда приобретают новое значение черты политического спектакля при социализме. Всем
известен церемониальный, спектакулярный характер партийных съездов, разыгрывавшихся по
сценарию, в котором все детали должны быть соблюдены, иначе у депутатов возникало ощущение
какой— то неполадки в государственной машине, нарушения /как это было на ХХ съезде/. Политический спектакль является средством политической коммуникации — коммуникации с собственым населением и с иностранными державами. С одной стороны, руководители страны ставят свое население и руководителей других стран в известность о том, какова их политическая линия. Это демонстративные жесты: “мы устраняем левый уклон”, “мы отстаиваем приоритет военной промышленности”. Как в рассказе Борхеса разведчик убивает человека по имени Альбер, чтобы сообщить своему боссу в далекой стране, что секретный пункт, который нужно разбомбить, называется “Альбер” — так же вожди используют в качестве означающих людей, этносы, города. Грубо говоря, когда в 1950 расстреливают бывшего директора Госплана Вознесенского, то это означает: “тот, кто отдает приоритет производству предметов потребления, должен быть убит”.

В коммуникации с собственным населением власти не только односторонне выносят оценки, “кто хороший, кто плохой”. Власти, особенно в идеологизированном государстве, проводят воспитательную работу, — с помощью спектакля они демонстрируют свое представление, как общество должно функционировать. У них нет задачи придти к абсолютному покою. Наоборот, все время должно что-то происходить. Это что-то должно иметь “воспитательный” характер. В риторике сталинских процессов преобладают оценки, характеризующие “черты общественного характера”: что обсуждается – это каким образом общество или его член преодолевают препятствия и имеют дело с трудностями: выражения общественно— политического слэнга, такие, как “оппортунизм”, “левый уклон”, “ревизионизм” или “консерватизм” означают не набор взглядов, а характер поведения в трудных обстоятельствах: “оппортунизм”, например, означает тенденцию к тому, чтобы пользоваться любой возникающей легкой возможностью для достижения результатов, в ущерб последовательности при осуществлении генеральной линии /вот почему и сегодня коммунистический политический язык кажется нам штампованным и не всегда понятным/. Более того, бывает “правый” и “левый оппортунизм”. Например, в понимании китайцев, Хрущёв был подвержен обоим: “Проводя в один момент авантюрную политику, он отправил ракеты на Кубу, а подчиняясь в следующий момент капитуляционистской политике, он покорно убрал ракеты и бомбардировщики с Кубы, по приказу американских пиратов... Принося, таким образом,
постыдное унижение великим советским людям, не знавшим подобного в течение сорока и более лет, со времён Октябрьской революции” /”Красный флаг”, 21 ноября 1964/.

Классики марксизма-ленинизма в своих трудах часто не излагают положения доктрины, а посвящают много страниц яростному опровержению оппонентов: Ленин — Гильфердинга и Каутского, Сталин — некоего “товарища Ярошенко” и “товарищей Саниной и Венжера” /”Экономические проблемы социализма”/. При этом, разоблачаются не только аргументы, но и противники попутно выставляются в невыгодном свете, характеризующем их как персонажей неадекватных - “тов.Ярошенко” предлагает за полгода написать учебник политэкономии и просит себе для этого двух помощников. Если Ярошенко не было, его стоило выдумать.

Ввиду этого становится больше понятно, какую роль должны играть люди искусства и интеллектуалы. Как публичные фигуры, они больше всего подходят для того, чтобы исполнять роли в Спектакле, а не для того, чтобы производить какие-то оригинальные мнения. Поскольку их действия всегда носят характер не массового безличного поведения, а отрефлексированного личного выбора, за их поступкам стоят не “шкурные” мотивы, а общественно значимые аспекты идеологий. Сколько разнообразных философий в размышлениях Рубашова /у Кёстлера/! Сколько оттенков исторической памяти в теории Марра!

Интеллектуалы не только отличаются индивидуальным стилем — они больше всего подходят на
роли “плохих парней”. Когда весь народ радуется и веселится успехам, — появляются какие-то очкарики, которые высказывают сомнения. Они предназначены на роль исполнителей второго члена в гегелевской триаде — должно быть высказано мнение, последовать опровержение и затем наказание, то есть показательная чистка, но её суть не в том, чтобы истребить или наказать побольше кадров, а в том, чтобы продемонстрировать позиции. Поэтому, например, у братьев Стругацких в “Хищных вещах века” /1964/ интеллигенты, в обществе всеобщего ликования, выполняют “провокации ради провокаций”: их единственная задача в том, чтобы вызвать ярость, заставить народ прекратить ликование.

синхро

Передо мной было два варианта, оба имеющие характер авторского проекта, а не распространенной научной методологии: один — писать, устанавливая местами параллели прошлого с настоящим, заставляя их “перекликиваться”, почти как Платон, по Дерриде, перекликивается через века с Гегелем; другой — руководствоваться только настоящим временем, с точки зрения тех людей, которых я описываю. Второй проект, конечно, был труднее. Он потребовал бы отказаться от всех исторических исследований, которые, естественно, были написаны позже, и руководствоваться только книгами, фильмами, периодикой, корреспонденцией того времени — тем, что создавали люди в 50-е. Это сложный проект и, хотя при его условии большая часть информации была бы потеряна, я жалею, что не стал его выполнять.

Здесь и выясняется разница между историей, как наукой, и, так сказать, жизнью.

Люди живут в настоящем, не зная, что будет. Даже если предположить, что есть властные элиты, которые оказывают влияние на ход событий, то и они не могут знать, как в точности развернутся события в будущем. А историк, скажем, 1970-х, знает, что произошло после 50-х, знает, какие течения 50-х имели последствия, какие нет.

Поэтому очень интересно отразить в работе ограниченный горизонт знания современников, отразить их незнание, непонимание. Я все же старался не упускать из внимания этот горизонт.

Еще, недавно по-русски появилась книга Х.-У.Гумбрехта “1926”. В ней ненавязчиво высказывается возможность, что она “породит новую научную школу”. Я не могу признать, чтобы она оказала на меня какое-то влияние, тем более определяющее. Идею написать книгу, которая была бы синхронным историческим срезом, я лично имел уже очень давно.

Она хранит память трех городов, в библиотеках которых я её писал — Мальмё, Москвы и Дхарамсалы.


*
green

альтернативная музыкальная история СССР два

*

Сам себе задал вопрос - сам ответил. Если не ограничивать себя ответами, которые на поверхности, то ответ на вопрос о "причине негативных коментариев к этому простому монтажу" (видео, где молодой Летов с помощью чуть убыстренных движений как бы исполняет песню группы Ласковый май), то он будет таков:

люди посылают лесом не "ласковый май", не историю, не впадают в "культ безвременно ушедшего великого автора", а всего лишь не-согласны с Юрием Чернавским. Ласковый май - это просто одна из его аватар (как и, например, Пугачёва: убери песни/музыку - что останется? только придурковатая женщина с неплохим голосом (поэтому Пугачёва и осталась в 70-80-х, когда Чернавский уехал в США). Поэтому интересен автор, соответственно, конфликтное поле - автор как "художник" (Летов) и автор как "техник" (Чернавский). На сугубо внешнем уровне отличий между ними нет, см. отзыв Троицкого о Чернавском: "Чернавский тощ как спица и угловат в движениях, он носит огромные очки, говорит скрипучим «индустриальным» голосом и вообще похож на персонажа из видеоклипа — не то гуманоида, не то «безумного профессора». Он немолод (родился в 1947 году) и успел переиграть на саксофоне и клавишных в десятках джаз-ансамблей, ВИА и рок-групп (последней был «Динамик»), где создал себе репутацию одного из лучших аранжировщиков в стране и главного эксперта по электронике. Если большинство наших хорошо образованных клавишников подходило к синтезаторам почти так же, как к роялю, играя с фантастической беглостью в стандартных регистрах, то Чернавский исследовал именно тембровые возможности и старался извлекать из инструментов звуки неслыханные".

Этот же конфликт был в основе противостояния СССР и США: если посмотреть мейнстримную "официальную" продукцию 80-х "для юношества", то обнаружится, что в США было тоже самое, просто технически лучше: "полёт навигатора", "назад в будущее", "индиана джонс" и пр. Поэтому Чернавский в 1994 году переехал в Штаты, которые, став единственным мировым лидером, шустро превратились в государство с ужасающей внешней политикой. Поэтому Рамзан Кадыров и напоминал Ксении Собчак персонажа из фильмов Тарантино.

Сложно, конечно, в 2 словах описать суть этого конфликта*. Мальчик Бананан - это тоже песня Чернавского. А косвенным последствием данного противостояния является тот факт, что С.Бугаев "Африка" поддерживает В.Путина как одно из его "доверенных лиц":

Артхроника: — Вам Путин кажется антибуржуазным лидером?

Бугаев: — За последние несколько месяцев Путин из локального российского лидера превратился в глобальный символ противостояния всему злу, которые представляется нам в форме капитализма. Никто этого не заметил, особенно интеллигенция, которая смотрит в основном на портреты Че Гевары и просматривает совсем другие типы образов. У меня есть свое представление о Путине, которое отличается от представления, сложившегося у арт-тусовки Москвы. Структура моей политической деятельности для меня не столь важна. Своими действиями я продолжаю ту линию, которую когда-то мы начали с такими людьми, как Курехин, Цой и Новиков, которые относятся к категории «усопшие», а также к категории «их дело будет жить вечно». Это радикальные люди. Когда Курехин в свое время пригласил на сцену одновременно Дугина и Лимонова, его вызвали на ковер представители еврейской общины".


А "ласковый май" - это просто вариант песни "Острова" (не самой лучшей у Чернавского).

*сложно, конечно, в 2 словах описать суть этого конфликта. В 3 словах: песня "острова" - враньё.



:

«У меня нет в России заинтересованного партнера? Да бог с вами… У меня нет заинтересованной родины!» — скрипит голос в телефонной трубке.

Голос принадлежит композитору и продюсеру, заслуженному артисту РСФСР Юрию Чернавскому — и летит по проводам из «города кино и музыки» Лос-Анджелеса, где Юрий работает и живет с 1994 года. Мы разговариваем уже второй час: сначала подробно обсудили «трудовую книжку» музыканта (десятки ансамблей, оркестров, групп, международных фестивалей и проектов), в 1980-х и 1990-х создавшего золотой запас российской поп-музыки. Теперь подошли к объективному финалу — к тому, что сейчас этот запас израсходован.

[«“Евровидение” — местечковый выпендреж»]

«По большому счету, профессионалов не осталось, — говорит Чернавский. — Мальчики выросли, и быстрые деньги превратили их в ничто».

(openspace)
*
green

на простом и понятном тебе языке

*

вместо меня с тобой будет говорить ленин
на простом и понятном тебе языке
он возможно поставит тебя на колени
а возможно прокатит на броневике

но он скажет:

ом дум дургайе намах
ом дум дургайе намах
аум хрим намах*

вместо меня с тобой будет говорить ленин
он найдёт к тебе адекватный подход
ему давно пора уже выйти из тени
................................

и он скажет:



Февраль 2011: "Накануне, 4 февраля, в Калькутте активисты Центра социалистического единства Индии (Socialist Unity Centre of India, SUCI) провели акцию против премьер-министра России Владимира Путина, держа в руках портреты лидера социалистической революции Владимира Ленина.

Таким образом, тысячи индийских социалистов выразили резко негативное отношение к возможному захоронению тела Ленина, заявил глава объединения Провас Гхош. В ходе акции социалисты сожгли чучело с портретом Путина вместо головы, выкрикивая приветственные речевки своему советскому идеологическому лидеру".

155.17 КБ

*Ду́рга (санскр. दुर्गा, Дурга́, «труднодоступная» или «непобедимая») — одна из самых популярных богинь в индуизме. В тантризме имя богини имеет свое значение, так слог ду напоминает о четырёх асурах: бедность (даридра), страдание (духкха), голод (дурбхикша) и дурные привычки (дурвьясана). Звук р означает болезни (рогагхна), а слог га — грехи (папагхна), несправедливость, антирелигиозность, жестокость, леность и прочие дурные привычки. Таким образом, богиня уничтожает все виды зла, символизируемые звуками ду, р и га.

Почитание Дурги первоначально было свойственно неарийским племенам, позднее, она была включена в индуистский пантеон в процессе адаптации индуизмом народных верований, в частности культа Великой богини-матери, олицетворения созидательных и разрушительных сил природы. В шиваизме и тантризме рассматривается как шакти Шивы — манифестация его творческой энергии.

В мифах Дурга выступает как богиня-воительница, сражающаяся с демонами, защитница богов и мирового порядка. Один из самых известных её подвигов, в состоянии гнева (которое почитается как отдельный образ Дурги — богиня Чанди) — уничтожение в поединке демона Махиши, низвергнувшего богов с небес на землю и который не мог быть побеждён ни мужем, ни животным.


на этом тему "прогрессивного буржуазного техно" считаю завершённой-:).


*
green

тавтологии наихудшего свойства

*

"В 1986 году написанный по-английски сборник эссе Бродского «Less Than One» («Меньше единицы») был признан лучшей литературно-критической книгой года в США. В 1987 году Бродский стал лауреатом Нобелевской премии по литературе".


...Война только что кончилась, двадцать миллионов русских гнили в наспех вырытых могилах, другие, разбросанные войной, возвращались к своим очагам или к тому, что от очага осталось. Станция являла собой картину первозданного хаоса. Люди осаждали теплушки, как обезумевшие насекомые; они лезли на крыши вагонов, набивались между ними и так далее. Почему-то мое внимание привлек лысый увечный старик на деревянной ноге, который пытался влезть то в один вагон, то в другой, но каждый раз его сталкивали люди, висевшие на подножках. Поезд тронулся, калека заковылял рядом. Наконец ему удалось схватиться за поручень, и тут я увидел, как женщина, стоявшая в дверях, подняла чайник и стала лить кипяток ему на лысину.

...Тогда я еще не знал, что всем этим наградил нас век разума и прогресса, век массового производства; я приписывал это государству и отчасти самой стране, падкой на все, что не требует воображения. И все-таки думаю, что не совсем ошибался. Казалось бы, где, как не в централизованном государстве, легче всего сеять и распространять просвещение? Правителю, теоретически, доступнее совершенство (на каковое он в любом случае претендует), чем представителю. Об этом твердил Руссо. Жаль, что так не случилось с русскими. Страна с изумительно гибким языком, способным передать тончайшие движения человеческой души, с невероятной этической чувствительностью (благой результат ее в остальном трагической истории) обладала всеми задатками культурного, духовного рая, подлинного сосуда цивилизации. А стала адом серости с убогой материалистической догмой и жалкими потребительскими поползновениями.

Мое поколение сия чаша отчасти миновала. Мы произросли из послевоенного щебня — государство зализывало собственные раны и не могло как следует за нами проследить. Мы пошли в школу, и, как ни пичкала нас она возвышенным вздором, страдания и нищета были перед глазами повсеместно.

72.74 КБ

...Конечно, память одной цивилизации не может — и, наверное, не должна — стать памятью другой. Но когда язык отказывается воспроизвести негативные реалии другой культуры, тут возникают тавтологии наихудшего свойства.

(J.Brodsky: «Less Than One»)


Отзывы читателей: "Это первое произведение Бродского, которое я прочитала. Т.е. нет. Когда-то еще пару стихов, часть поэмы про Марию Стюарт... Помню, я с однокурсником читала это на паре по религиоведению и язвили по поводу и без. "Меньше единицы"... Мне, конечно, сложно понять то, о чем пишет Бродский ввиду моего минимального опыта жизни в СССР. Понятие "система" не вызывает у меня никаких негативных ни эмоций, ни ассоциаций. Сталин и Ленин - не более чем исторические личности, о которых мне рассказывали на истории в школе, а я вполуха слушала.

Но когда читаешь подобные книги... Я всегда задаюсь вопросом: как же можно было жить в таких условиях? Как можно было подвергаться унижениям за свою национальность, сидеть в тюрьме по абсурдным статьям, а потом спокойно, с грустной насмешкой, интеллигентным языком об этом писать??! Как это возможно??? Бродский, безусловно, не станет одним из наиболее читаемых мною писателей. Не его я буду перечитывать. Но написанные с ужасающими меня спокойствием и невозмутимостью, мол, да, вот так и было, а, собственно, что?, произведения впечатлят меня настолько, что, ругая политику, я нет-нет да и вспомнив эпоху тоталитаризма, с радостью вздохну: а все-таки я живу в свободной стране!"

Jan, 04/2006 ru_books


*
green

когда становится правомерным говорить

*

25/12/2011 - Лидер Венесуэлы Уго Чавес направил теплые и дружеские рождественские поздравления в Посольство Абхазии 25 декабря. Это день, когда вся Латинская Америка празднует Рождество.

Текст сообщения было следующим:


Каждый декабрь мы празднуем наш путь в хорошей и красивой стране. Страна, полная радости, страна, полная справедливости и социального равенства. С Рождеством Христовым всех моих друзей. Уго Чавес.

Посольство Абхазии поблагодарило президента Венесуэлы Уго Чавеса за его добрые слова и желают ему здоровья, благополучия и процветания Боливарианской Республики Венесуэла.

с сайта "Посольство Республики Абхазия в Боливарианской Республике Венесуэла" (на русском и испанском)


:

[когда становится правомерным говорить]


«....и вплоть до сегодняшнего дня, когда становится правомерным говорить не только о русскоязычной поэзии в Израиле, но и о русскоязычной израильской поэзии как о самостоятельном и значительном феномене. Напоминая, что в начале ХХ века и русская поэзия, и новая ивритская поэзия находились в рамках общеевропейских тенденций культурного развития, Бараш указывает на возвращение аналогичной ситуации сегодня —
<....> ощущение, что здесь свершилось великое чудо, вполне может начинаться с одного оборота совивона”.

Л.Горалик, 2011


135.74 КБ

Кирилл Медведев


ЖИТЬ ДОЛГО
умереть молодым




текст: Кир. Медведев
оформление: Олейников
Москва, 2011

(«Крафт» : книжная серия альманаха «Транслит» и СвобМарксИзд., Спб., 2011)



МНОГО ВРЕМЕНИ, МНОГО МАШИН,
МНОГО ДЕНЕГ, МНОГО ЛЮБВИ,
ОЧЕНЬ ЖАРКО И ХОЛОДНО,
НО ТЕМПЕРАТУРА ПОЛЗЁТ К НУЛЮ,
РЕЖИССЁР ЛАНЦМАН ДАЁТ ИНТЕРВЬЮ,
И, ПРИЗНАЕМСЯ, БЕЗ АЗАРТА
НАМ ЕГО ДАЁТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛ,
НЕЖНЫЙ ДРУГ СИМОНЫ ДЕ БОВУАР,
ОЧЕНЬ БЛИЗКИЙ СОРАТНИК САРТРА.



НО ЭТО ВСЁ ПОТОМ, А ПОКА
ЕГО ПЕРВЫЙ КАНАЛ
СНИМАЕТ АНФАС
И ДО НАС ДОЛЕТАЮТ
ОБРЫВКИ ФРАЗ, -
ЕГО ДЕВЯТИЧАСОВУЮ
ЛЕНТУ О ХОЛОКОСТЕ
СМОТРЕЛИ ЛЮДИ В КАЖДОЙ
СТРАНЕ, -
НОЧАМИ, ЗАТАЯСЬ В ТИШИНЕ,
ОНИ ЗАСЫПАЛИ,
А В ПОЛУСНЕ
КОШМАР ЗАСОРЯЕТ МОЗГ,
И ГОЛОС КРУПНОГО ГОСТЯ
ТО СЛЫШЕН, ТО УГАСАЕТ,



ТО СЛЫШЕН, ТО УГАСАЕТ,
В ФОЙЕ
КРАСАВИЦА КАМИЛЛА МЕРЦАЕТ:
ТО ОТОЙДЁТ,
ТО ПРИСЯДЕТ С КРАЮ.


И ЗДЕСЬ ЖЕ СИДИТ ПОМОЩНИЦА
АТТАШЕ ПО КУЛЬТУРЕ
ФРАНЦУЗСКОГО ПОСОЛЬСТВА.
ЭТО ОНА ПОДПИСАЛА НАС
С КОЛЕЙ НА ЭТО ИНТЕРВЬЮ
С ЛАНЦМАНОМ.
МОЛОДАЯ И КРАСИВАЯ ТОЖЕ.
ЧУТЬ СТАРШЕ НАС,
НО КАЖЕТСЯ, ЧТО ЕЩЁ МОЛОЖЕ.
А МЫ С КОЛЯНОМ ТАКИЕ
КРАСАВЦЫ,
ЧТО НЕ ХОТИМ МОЛОЖЕ
КАЗАТЬСЯ.
ОДНОМУ ТРИДЦАТЬ ТРИ,
ДРУГОМУ ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ.
НО НАШ РАСЦВЕТ ПОКА ЧТО
НЕ НАСТУПИЛ.
МЫ НА ВОСХОДЕ МОЩНЫХ
ТВОРЧЕСКИХ СИЛ.



МЫ КАК ЛАНЦМАН,
ВСТУПАЮЩИЙ В 18 ЛЕТ
ВО ФРАНЦУЗСКУЮ
КОМПАРТИЮ.


ОН ВСТУПАЕТ В НЕЁ
НЕ ПОТОМУ ЧТО ЧИТАЛ
МАРКСА ИЛИ ЛЕНИНА,
А ПОТОМУ ЧТО ЭТО ЕМУ
ПРЕДЛОЖИЛИ ДРУЗЬЯ
ПО СОПРОТИВЛЕНИЮ.


МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК
ЛАНЦМАН, ПЛАКАВШИЙ,
КОГДА УМЕР СТАЛИН.


ПЛАКАЛ НЕ ПОТОМУ
ЧТО ОБОЖАЛ СТАЛИНА,
А ПОТОМУ ЧТО БЫЛ
СЕНТИМЕНТАЛЕН:
УВИДЕЛ СОВЕТСКИХ
МОРЯКОВ,
ОПУСТИВШИХ ФЛАГИ,
И ПОДУМАЛ О ТОМ,
ЧТО СОВЕТСКИЕ ЛЮДИ
ПРИНЯЛИ НА СЕБЯ
ОСНОВНОЙ
СТРАШНЕЙШИЙ УДАР.


МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК
ЛАНЦМАН, КОГДА ОН
В 1949 ГОДУ
ПОЗНАКОМИЛСЯ
С САРТРОМ И СИМОНОЙ
БОВУАР.


ОН НАЧАЛ
СОТРУДНИЧАТЬ
В ИХ ЖУРНАЛЕ
«НОВЫЕ ВРЕМЕНА»,
И СЕГОДНЯ ОН
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ЭТОГО ЖУРНАЛА.


МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК ОН,
КОГДА ОН СНИМАЛ ФИЛЬМ
«ПОЧЕМУ ИЗРАИЛЬ?»
В 1972 ГОДУ,
КАК ГОВОРИТ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ,
«НЕ УХОДЯ ОТ СЛОЖНЫХ
ВОПРОСОВ»


МЫ ВСЕ НАШИ ВОПРОСЫ
ОБСУДИЛИ ПЕРЕД ИНТЕРВЬЮ.
ВНУТРИ КАК БУДТО БИЛИ
ХОЛОДНЫЕ И ГОРЯЧИЕ
КЛЮЧИ, ТЕМПЕРАТУРА
ПОЛЗЛА К НУЛЮ.


ПАРАЛЛЕЛЬНО Я ДУМАЛ О ТОМ,
ЧТО КОЛЯ – НАГЛЫЙ ХУДОЖНИК.
В ТОМ СМЫСЛЕ, ЧТО
РАДИКАЛЬНЫХ ХУДОЖНИКОВ
КРУГОМ ХВАТАЕТ,
А ВОТ С НАГЛОСТЬЮ
СЛОЖНОВАТО,
ПО-НАСТОЯЩЕМУ НАГЛЫХ
ХУДОЖНИКОВ МАЛО.
НАГЛОСТЬ ХУДОЖНИКА,
ДУМАЛ Я,
ИНТЕРЕСНОЕ КАЧЕСТВО ТАКОЕ.


НО ВОТ УХОДИТ ПЕРВЫЙ КАНАЛ,
КОЛЯН ПАЛЬТО С ЧЕРЕПАМИ СНЯЛ,
И КАМЕРЫ ПОРАССТАВИЛ.
«МЫ – ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЛЕВЫХ СИЛ»
ЛАНЦМАН УСТАЛО ВЗГЛЯД ОПУСТИЛ:
СЕЙЧАС НАЧНУТ ПРО ИЗРАИЛЬ.


НО КОЛЯ, ПОРЕКЛАМИРОВАВ
НЕМНОГО СВОЮ ГРУППУ,
СПРАШИВАЕТ У НЕГО
ПРО МОНУМЕНТАЛЬНОЕ
ИСКУССТВО:
- МОНУМЕНТАЛЬНОЕ
ИСКУССТВО. КАКИМ ОНО
МОГЛО БЫ СЕГОДНЯ БЫТЬ?


ОТКУДА МНЕ ЗНАТЬ, ГОВОРИТ
ЛАНЦМАН. СЕГОДНЯ
НЕ МОЖЕТ БЫТЬ
МОНУМЕНТАЛЬНОГО
ИСКУССТВА.
МИР РАЗОРВАН
НА ЧАСТИ. ДЛЯ
МОНУМЕНТАЛЬНОГО
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
НУЖНО ЦЕЛЬНОЕ
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ
О МИРЕ.


- НО ВЕДЬ ВЫ СНЯЛИ
МОНУМЕНТАЛЬНОЕ
ПРОИЗВЕДЕНИЕ. НАВЕРНОЕ,
У ВАС ЕСТЬ ИДЕИ ПО ЭТОМУ
ПОВОДУ?


Я НЕ ДУМАЛ ОБ
ЭТОМ. Я ХУДОЖНИК,
ПОНИМАЕТЕ? Я НЕ
МЫСЛЮ ТАКИМИ
КАТЕГОРИЯМИ. А ВЫ,
ЧТО, КОММУНИСТЫ?
ВАШЕ ДЕЛО –
РЕВОЛЮЦИЯ.
ПОЧЕМУ ВЫ
СПРАШИВАЕТЕ ПРО
МОНУМЕНТАЛЬНОЕ
ИСКУССТВО?


ЭТО МЫ ЗАДАЁМ ВОПРОСЫ,



ЭТО МЫ ЗАДАЁМ ВОПРОСЫ,
ЭТО МЫ
             ЗДЕСЬ
                         ЗАДАЁМ ВОПРОСЫ,

НА МОСКОВСКОМ
ЖЕЛЕЗНОМ ВОЗДУХЕ.
ЭЙДЕЛЬМАН, МАРКЕЛОВ,
ПЕЧЕРСКИЙ С НАМИ.
ЖИД-МЕДВЕДЬ И ДЖЕФФ
«СНЕГОВИК» МОНСОН –
ПОД ТАКИМИ ИМЕНАМИ
НАС ЗНАЮТ В ГОРОДЕ.


- В КАКОМ КАЧЕСТВЕ ВЫ
СНИМАЛИ ЭТОТ ФИЛЬМ, -
КАК ФРАНЦУЗ, КАК ЕВРЕЙ,
КАК ИНТЕЛЛЕКТУАЛ,
КАК УЧАСТНИК
СОПРОТИВЛЕНИЯ?


ПОВТОРЯЮ,
МНЕ
ХОТЕЛОСЬ…





- ИМЕЕТ ЛИ ДЛЯ ВАС
ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИН
«ИНДУСТРИЯ ХОЛОКОСТА?»



- А ЧТО ТАКОЕ
«ИНДУСТРИЯ ХОЛОКОСТА»?

      [Я ПРЕДУПРЕЖДАЛ
      КОЛЮ – ЛАНЦМАН
      НЕ ПОЙМЁТ ИЛИ
      ПРИТВОРИТСЯ,
      ЧТО НЕ ПОЙМЁТ,
      ЧТО ЭТО ТАКОЕ.]


- ИНДУСТРИЕЙ ХОЛОКОСТА
ОБЫЧНО НАЗЫВАЮТ
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПАМЯТИ
О КАТАСТРОФЕ ЕВРЕЕВ
ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ
ВОЙНЫ, В ЧАСТНОСТИ,
ДЛЯ ЛЕГИТИМАЦИИ
ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ.


ПЕРЕВОДЧИЦА НАЧИНАЕТ
НЕМНОГО ВОЛНОВАТЬСЯ.
ЗАПОДОЗРИЛА НАС
В АНТИСЕМИТИЗМЕ.


НО МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК ЛАНЦМАН,
КОТОРЫЙ
             ПРИЕХАЛ В МОСКВУ, И НАМ
ДАЁТ СВОЁ СТРАННОЕ ИНТЕРВЬЮ,
НЕ РАСКРЫВАЯ ТАЙНУ СВОЮ,
ОЧЕНЬ СДЕРЖАННЫЙ,
ДА ПРОСТО ТВЁРДЫЙ КАК КОСТЬ,
ЭТОТ ПАРЕНЬ, ЧЬЯ МОЛОДОСТЬ
ОТРАЖАЕТСЯ В НАШИХ
САМОУВЕРЕНННЫХ ФИЗИОНОМИЯХ.


НА СЧЕТУ ЛАНЦМАНА РЯД
ИНТЕРВЬЮ:
С ФРАНЦЕМ СУХОМЕЛЕМ,
УНТЕРШАРФЮРЕРОМ СС,
ЯНОМ КАРСКИМ, И ТАК
ДАЛЕЕ. ОН И САМ ОТЛИЧНО
УМЕЕТ РАСКРУЧИВАТЬ
ИНТЕРВЬЮЕРОВ НА ТЕ ИЛИ
ИНЫЕ ПРИЗНАНИЯ ИЛИ
СВИДЕТЕЛЬСТВА, УПИРАЯ
ПРИ ЭТОМ НА МОРАЛЬНУЮ
ПОДОПЛЕКУ.
И ВОТ ПОСТЕПЕННО ИЗ СЛОВ
ЭТОГО МАСТЕРА ИНТЕРВЬЮ
ВЫРИСОВЫВАЕТСЯ
ТА ПОЗИЦИЯ ХУДОЖНИКА,
КОТОРАЯ НАМ НЕПРИЯТНА.
ВОТ, МОЛ, Я ТУТ
НАКОЛБАСИЛ ЧЕГО-ТО,
МЕНЯ ИНТЕРЕСОВАЛИ
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ
ПЕРЕЖИВАНИЯ. А ЗА ИДЕЯМИ
И ИДЕОЛОГИЯМИ НЕ КО МНЕ.




НЕТ, НА САМОМ ДЕЛЕ ХУДОЖНИКОВ
С ТАКОЙ ПОЗИЦИЕЙ ПОЛНО,
ОНИ НАС ВООБЩЕ НЕ ИНТЕРЕСУЮТ.
ЛАНЦМАН ЖЕ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ,
ЭКСПЛУАТИРУЕТ ПОЗИЦИЮ
ХУДОЖНИКА – РАБОТАЮЩЕГО
С ЭМОЦИЯМИ, С ВОСПОМИНАНИЯМИ,
СОБСТВЕННЫМИ И ЧУЖИМИ
СВИДЕТЕЛЬСТВАМИ, ТО ЕСТЬ, СКОРЕЕ,
С ЭМОЦИЯМИ, ЧЕМ С ДОКУМЕНТАМИ.
С ДРУГОЙ СТОРОНЫ,
ОН ПРЕКРАСНО ЗНАЛ, ЧТО ФИЛЬМ
БУДЕТ ВОСПРИНИМАТЬСЯ КАК
ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ,
ЧТО ОН ОКАЖЕТСЯ В ЦЕНТРЕ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ, ОБЩЕСТВЕННО-
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДИСКУССИИ.
ДАВИТЬ НА ЭМОЦИИ ЛЮДЕЙ
В КАЧЕСТВЕ ХУДОЖНИКА, НО ПРИ ЭТОМ
ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ РАЦИОНАЛЬНЫХ
ОБЪЯСНЕНИЙ, КОТОРЫЕ ТРЕБУЮТСЯ
ОТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛА, - СОБСТВЕННО,
ЭТО ИЗ ТОЙ ЖЕ СЕРИИ,
ЧТО «НЕПОЗНАВАЕМОСТЬ» ФИГУРЫ
ГИТЛЕРА И КАТАСТРОФЫ ЕВРЕЕВ
КАК ЭЛЕМЕНТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ
АРГУМЕНТАЦИИ – И В ЭТОМ ПОЗОРНОЕ
ЛИЦЕМЕРИЕ ПОЗИЦИИ ЛАНЦМАНА И

КАК ОТ ПОЗОРА СПАСТИ СЕДИНЫ

ЛАНЦМАН, ДОЖИВШИЙ ДО СЕРЕДИНЫ

ЖИЗНИ, НЕ ЗНАЕТ, ЗАТО МЫ ЗНАЕМ

И НЕПРЕМЕННО ЕМУ РАССКАЖЕМ:

НУЖНО ГОВОРИТЬ ПРО ИЗРАИЛЬ

НУЖНО ГОВОРИТЬ ПРО ИЗРАИЛЬ

В ЭТОМ ВЕРНЫЙ СЕКРЕТ БЕССМЕРТЬЯ,

ЭТО ЖИЗНИ ЖГУЩАЯ РАНА

И КАК РАЗ ЛАНЦМАН ЭТО ПОНИМАЕТ

ОН ЗНАЕТ, ЧТО ПОЛИТИКА В СЕРДЦЕ

ЖИЗНИ, КАК ИСТОРИИ РАНА,

НИКОМУ НЕ НУЖНАЯ ТРАВМА,

ОТ КОТОРОЙ НЕ ОТВЕРТЕТЬСЯ…


…НЕ ЗАБЫТЬ ПОЛИТИКУ,
НЕ ВЫРВАТЬ ИЗ СЕРДЦА
ИЗРАИЛЬ,
ПОТОМУ ЧТО ПОЛИТИКА
ВЕЧНО РЯДОМ,
И ПАЛЕСТИНА КРОВАВОЙ РАНОЙ
ГОВОРИТ – ПОЛИТИКА
ВЕЧНО РЯДОМ,
ОТ НЕЁ НЕ СПРЯЧЕШЬСЯ
В СУПЕРМАРКЕТ,
НЕ УКРОЕШЬСЯ
ЗА СЛОВЕСНОЙ ВЯЗЬЮ,
И СТАРИК ЛАНЦМАН
ЭТО ПОНИМАЕТ,
ОН ЗНАЕТ,
ЧТО ПОЛИТИКА В СЕРДЦЕ
ЖИЗНИ КАК ИСТОРИИ РАНА.
В НЕСВОДИМОСТИ ИХ СВЕДЕНЬЕ,
АПОЛИТИЧНОСТЬ ВЕДЁТ
К МАРАЗМУ.


[УЖЕ ПОТОМ Я НАШЁЛ
ТАКОЙ ПАССАЖ
В ИНТЕРВЬЮ С ЛАНЦМАНОМ
В ЖУРНАЛЕ «ШПИГЕЛЬ»:


ШПИГЕЛЬ: ВЫ ПИШЕТЕ, ЧТО
ВОЕННЫЙ ВРАЧ В ИЗРАИЛЕ,
ОСМАТРИВАЮЩИЙ ВАС ПЕРЕД
ПОЛЁТОМ НА ИСТРЕБИТЕЛЕ,
СКАЗАЛ, ЧТО ВЫ СПОСОБНЫ
ДОЖИТЬ ДО 120 ЛЕТ.
НЕ БОИТЕСЬ ЛИ ВЫ СМЕРТИ
СЕЙЧАС, НАХОДЯСЬ
В ПРЕКЛОННОМ ВОЗРАСТЕ?

У МЕНЯ НЕТ ВОЗРАСТА.
Я ПОСТОЯННО ДУМАЮ
О СМЕРТИ, В ТОМ ЧИСЛЕ,
О СОБСТВЕННОЙ.
В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ВСЁ ЭТО
ОСТАЁТСЯ СОВЕРШЕННО
НЕРЕАЛЬНЫМ. КАК Я УЖЕ
ГОВОРИЛ, ТОЛЬКО ЖИЗНЬ
ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ.]





ИМЕЕТ ЛИ ДЛЯ ВАС
ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИН
«ИНДУСТРИЯ ХОЛОКОСТА?»


Я НЕ ХОЧУ
ГОВОРИТЬ
ПРО ИЗРАИЛЬ.
ПОВТОРЯЮ,
ВЫ МЫСЛИТЕ
АБСТРАКТНЫМИ
КАТЕГОРИЯМИ.


ДА, НО ВАШ ФИЛЬМ
СТАЛ ЧАСТЬЮ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
ДИСКУССИИ –
ОБ УНИКАЛЬНОСТИ
ХОЛОКОСТА,
О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ
АНТИСЕМИТИЗМЕ
ПОЛЯКОВ… МНОГИМ
ПОКАЗАЛОСЬ, ЧТО
ПОЛЯКИ В ВАШЕМ
ФИЛЬМЕ ВЫВЕДЕНЫ
АНТИСЕМИТАМИ…


ИЗРАИЛЬ ЖИВЁТ
ПОД НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИМ
ДАВЛЕНИЕМ.
ЕГО АРМИЮ НАДО СУДИТЬ
ПО ДРУГИМ КРИТЕРИЯМ.
ИЗРАИЛЬСКИЙ ТАНК МЕРКАВА
БЫЛ СОЗДАН В СОВЕРШЕННО
НЕВОЗМОЖНЫХ УСЛОВИЯХ.
ИЗРАИЛЬСКИЕ ТАНКИСТЫ
ОБОЖАЮТ СВОИ МЕРКАВЫ,
ОНИ ВЫНУЖДЕНЫ ВСЕГДА
ДЕРЖАТЬ НАГОТОВЕ ИХ.
А ВЫ, ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ
ВОЗВОДИТЬ АБСТРАКТНЫЕ
ПОСТРОЕНИЯ,
ЛУЧШЕ ПОПЫТАЙТЕСЬ
СОЗДАТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ
ПРОИЗВЕДЕНИЕ…
У ХУДОЖНИКА СВОЁ ОСОБОЕ
ВИДЕНИЕ…



И ТОМУ ПОДОБНАЯ МУТЬ.

РЕЖИССЁР УСТАЛ,
ПОРА ОТДОХНУТЬ.
«КОММУНИСТЫ? ЗНАЮ ВАШ ПУТЬ:
РЕВОЛЮЦИЯ И ЛУБЯНКА».

ПРЕДУПРЕЖДАЕТ НАС АТТАШЕ –
ВАШЕ ВРЕМЯ
ЗАКАНЧИВАЕТСЯ УЖЕ,
СЕЙЧАС, ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС,
И БУДЕТ ПРЕДЕЛЬНО ПРОСТ
НАШ ВЫВОД НАД СТАРИКОМ
СЕДЫМ,

ЕМУ, ЧТОБ УМЕРЕТЬ МОЛОДЫМ,
МГНОВЕНИЯ ОСТАЮТСЯ.

НО ЧТО НАМ СКАЗАЛ ТУМАН
ЭТИХ ГЛАЗ,
ЗАОБЛАЧНЫЕ ОБРЫВКИ ФРАЗ,
НЕПРИЯТНЫЙ СУХОЙ ОТКАЗ?




ДЕРЖИТЕСЬ              ПАРНИ              БУДЬТЕ
             КРЕПКИМИ        ЕЩЁ        РАЗ



КРАСНЫЕ НЕ СДАЮТСЯ.




*Эйдельман, Печерский – лидеры антифашистских восстаний в Варшавском гетто и в лагере смерти Собибор.
Маркелов – адвокат-антифашист, застрелен нацистами в центре Москвы 19 января 2009 вместе с журналисткой А.Бабуровой.




*
green

"слава, ну ты чего?" я же сказал: "на самый верх, налево"

*

В предыдущей записи, где были стихи Д.Давыдова из его книги "сегодня нет вчера" и видео с его небольшой речью в Киеве, где поэт говорил о том, что он не видит кореляции между "расцветом поэзии в 90-е и 2000-е" и тем, что "происходило исторически с Россией" (т.е ситуация, когда, выражаясь словами Е.Фанайловой "оккупационный режим" эту самую "словесность" "не видит"); этой кореляции действительно нет.

Но существует следующая кореляция: вот, допустим, исторические кадры Санкт-Петербурга (Ленинграда) образца 1997 года. Совершенно неважно, что это художественный фильм, интересно смотреть на одежду, аксессуары и прочее: то есть на фон и фактуру "реального", а не помещённую в этот фон фигуру.

(Я просто вспомнил про Кормильцева и некоторые его строки ("в этой стране, вязкой как грязь // ты можешь стать толстой // ты можешь пропасть"), и наткнулся на это видео)

Вот в этих исторические кадрах ("декорациях 1997") играет музыка образца 1997 года. Интересно: насколько много времени прошло за эти 14 лет: достаточно посмотреть на селигерские фото в блоге К.Потупчик и сравнить их с селигерскими фотками в блоге А.Мальгина: они объединены только одним - эти люди знают, что такое шоппинг-молы, просто один делает ретроспективный акцент на "фигуре вождя", а другая - на будущем красивых девочек в окружении дорогих машин.

Разрыв между музыкой и кадрами "фактуры" (хотя они принадлежат одному "историческому пространству") сейчас, 14 лет спустя [очень] бросается в глаза. Если думать про сюжет, то это сюжет про гамельнского дудочника Кормильцева (как автора текста), остающегося за кадром. То есть "музыкатекст" там всё и якорит ("но я разожгу огонь твоих глаз // я даю тебе силу // я даю тебе власть"), сама подборка кадров состоит из бесконечного применения этой самой "власти".

Но это всё блабла.

Интереснее следущее: почему "условный (российский(?)) современник", то есть человек, находящийся на одном "отрезке истории" монтирует именно эти кадры 14-летней давности на именно эту песню 14-летней давности, ставит тэг "развлечения", а зритель данной работы комментирует:"пособие по справедливости в россии", то есть: это вопрос о современности.

Это история про фантомы: про призраков, которые реальны.




[Живя в республике, в которой много личного оружия, я (кстати) стал к нему равнодушен: безопасность - это добрососедство и отсутствие (невозможность) диаспор. "Добрососедство" заключается не в "добре", а в "связи", в случае кризисных ситуаций, например. Невозможность диаспор возникает здесь потому, что есть общий быт (включающий в себя "традицию" в самом широком смысле), общая среда и одна земля. Правда, всё очень сильно зависит от места и района: большинство людей, особенно старшего возраста, не часто выезжают за пределы своих сёл, в городских центрах живёт "среднее поколение" и учащаяся молодёжь, а основная "торговая жизнь" сосредоточена около единственной крупной автомагистрали (вдоль моря, между городами). "Внутренние проблемы" носят социоэкономический, инфраструктурный и (отчасти) "поколенческий" характер. Армян, правда, в республике не слишком любят, потому что: молва приписывает им "жадность", но (как мне кажется) причина в том, что они склонны к "диаспоральности", которая заключается в том, что им не интересны "другие", а интересно только своё, армянское благополучие (и моменты, когда им вдруг "наступают на мозоль"). Ещё причина не-любви в том, что они (в-основном) не воевали в отечественной войне, то есть - "не поддержали в трудную минуту"]


*
green

прибегнув к непозволительным обобщениям, грубо, беспардонно оскорбил

*

После того, как прочёл то, что цит. ниже, прочёл упоминаемый рассказ Астафьева и узнал (нового) только то, что сраный золотарник, которым здесь всё заросло, был (якобы) завезён в Грузию с американским картофелем.

1 апреля 1993

«Сегодня – День смеха, но нам, разумеется, не до смеха. Почти всю прошлую ночь шла интенсивная стрельба из всех видов оружия – по моим данным, бои идут в сёлах Лабра и Беслаху нашего района. (…..) Где-то в этом дневнике я писал, что грузинское общество нынче является больным. Вольно или невольно начальные симптомы впервые выявил человек со стороны – большой русский писатель Виктор Астафьев, что вылилось в рассказ «Ловля пескарей в Грузии», опубликованный в майском номере журнала «Наш современник» за 1986 год. У меня имелся этот номер журнала, но он переходил из рук в руки, страницы с рассказом были зачитаны чуть ли не до дыр, а затем, к сожалению, он вообще исчез, - кто-то присвоил его.

Негативная реакция грузинской интеллигенции, особенно писательской, на рассказ была ошеломляющей. Спустя месяц после опубликования рассказа состоялся Восьмой съезд писателей СССР, - как оказалось, последний, - который проходил в Москве в конце июня 1986 г. В выступлении на съезде председатель правления СП Грузии Георгий Цицишвили заострил внимание на рассказе, заявив, что в нём «автор, прибегнув к непозволительным обобщениям, грубо, беспардонно оскорбил весь грузинский народ». Не обошёл вниманием рассказ и делегат от писательской организации Грузии Реваз Инаниашвили, а престарелый писатель Гавриил Троепольский, 1905 года рождения, также делегат съезда, в своём выступлении на нём заявил: «Да, талантливый человек – Астафьев, талантливый писатель, уважаемый, и если он сделал грубую ошибку, пусть это будет его личным делом. И, если хотите, от имени редколлегии журнала «Наш современник», которая не сумела подправить вовремя рассказ «Ловля пескарей», чтобы он не отдавал эдаким духом (?! – Авт.), приношу вам (грузинской писательской организации. – Авт.) извинения!» (Восьмой съезд писателей СССР. Стенографический отчёт – М. «Советский писатель, 1988, с. 25, 46, 318, 418). И это потому, что грузинская делегация на этом съезде во главе с председателем правления Союза писателей Грузии Г.Цицишвили в знак протеста по поводу рассказа В.Астафьева даже покинула зал заседания и вернулась лишь после публичного извинения Г.Троепольского от имени журнала «Наш современник».

(…)

Но на этом дело не кончилось. Вслед за вышеописанными событиями нашёлся человек – Кита (Никита) Буачидзе, грузинский драматург и весьма экспансивная личность, который в июле-августе 1986 г. разродился длиннейшим посланием В.Астафьеву, а затем выпустил его отдельной книгой (!) в 1989 г. вместе с «другими посланиями». Книга эта составляет 285 стр, из которых 180 (1) страниц заняло открытое послание В.Астафьеву (Н.М.Буацидзе, «Такое длинное, длинное письмо…» Тб. «Ганатлеба», 1989). В противовес Астафьеву, он пропел гимн грузинскому народу, воспел его славных сынов и дочерей, его древнюю и нынешнюю историю и культуру. Кто с этим спорит? Но К.Буачидзе не заметил – или не хотел заметить! – что в грузинском обществе появляется червоточина, на которую обратил внимание человек с зорким писательским глазом. Разве можно, к примеру, оспорить слова гида В.Астафьва по Грузии – Отара, сказанные о Зугдиди:

«Вот самый богатый город Грузии. Здесь можно купит (так произносит Отар это слово. – Авт.) машину, лекарство, самолёт, автомат Калашникова, золотые зубы, диплом отличника русской школы и Московского университета, не знающего ни слова по-русски, да и по-грузински тоже…»? Это не бахвальство Отара, а самая настоящая правда! Вот где, в частности, началась болезнь, вот где замаячила тень автомата Калашникова! (…)

Уже ночь, стоит тишина, но иногда она нарушается орудийными выстрелами вперемешку с лаем автоматов. Когда орудия умолкают, становится слышно кваканье лягушек в нашей сточной канаве – живём как в болоте как в прямом, так и в переносном смысле, которое уже стало кровавым.»

:

( а вы пока быкуйте, фраера)


*
green

мы были свидетелями

*

"Рассматривая проблему, нельзя обойти вниманием и еще один, чрезвычайно деликатный её аспект. Как отмечалось выше, большинство поселенцев прибыло из Западной Грузии, то есть являлось мегрелами по национальной принадлежности. Мегрелы, или мингрелы – грузинская субэтническая группа, к которым, по неизвестной нам причине, «у грузин весьма отрицательное отношение. Даже существует такая поговорка: «мегрели хар, ту кацихар?», что в переводе звучит так: «Ты человек или мегрел?». В советское время по отношению к мегрелам со стороны руководства Грузинской ССР осуществлялась политика насильственной ассимиляции. В 16 лет, при получении паспорта, в графе «национальность» их «записывали грузинами», что породило следующую неоднократно слышанную нами горькую шутку: «Самый короткоживущий народ – мегрелы, большая часть из них доживает только до шестнадцати лет». Так, по воспоминаниям Е. Шершерия, ее подруга, Герой Абхазии Нелли Пацация–Амичба, «получая паспорт, очень хотела в графе «национальность» записать «мегрелка». Ей сказали, что такой национальности нет. Записать «грузинка» она отказалась: «У меня в роду нет грузин, отец – мегрел, мать – абхазка». По матери и записалась».

В 30-х годах ХХ века в Грузии был законодательно запрещен мегрельский язык.

В начале 90-х годов ХХ века мегрелы горячо поддержали З.К. Гамсахурдиа – этнического мегрела – в борьбе за пост президента Грузии. Его свержение ознаменовалось массовыми репрессиями «звиадистов». Жестокая карательная операция проводилась в Мегрелии и непосредственно перед началом вооружённого противостояния в Абхазии. Покорность и беззащитность мегрелов, их заискивание перед угнетателями, обусловили и неоднозначное отношение к ним со стороны абхазов: как к народу, который выбрал физическое выживание ценой потери национального достоинства".

В 1989 году, по воспоминаниям очевидца, «адепты грузинского шовинизма приехали в Абхазию и пошли по мегрельским и сванским деревням тайно. Не передать словами их агитацию - это грузинская земля, и кто из абхазов против, тех надо выгнать, сопротивляющихся уничтожить, а проживающие в Абхазии грузиноязычные несут за это большую ответственность: не жалея жизни, они должны помочь тому, чтобы как народ стереть абхазов с лица земли. И уверяли, что грузины, безусловно, этого добьются. Поверивших оказалось много».

По словам Р.М. Барцыц, тогда на грузинских националистических митингах «девушки – холёные грузинские девочки! – заходились в экстазе, падали в грязь, ели её, крича: «Чеми мица!» – «Наша земля!» Именно тогда – задолго до войны – я впервые отчётливо понял, что она будет».


Фото: Кодорское ущелье, от сожженного партизанами сванского дома остался камин с барельефом.


130.11 КБ


"Феноменальным примером такой практически буквальной экстраполяции является история действовавшего в оккупированном грузинскими войсками Сухуме подпольного партизанского отряда «Мститель». Его организатор и вдохновитель, 35-летняя Н. Туманова, в беседе с нами призналась, что с детства зачитывалась романом А.А. Фадеева «Молодая гвардия». По её словам, когда в Сухум вошли войска Госсовета Грузии, она, не колеблясь, начала подпольную работу. Обладая решительным характером и, благодаря своей начитанности, точными сведениями, «как действовать в условиях фашистской оккупации», Туманова изготовила пачку рукописных листовок «Фашистские оккупанты, вон из Абхазии!». Надев «для маскировки» белый медицинский халат, она отправилась расклеивать их по городу, ухитрившись прикрепить одну прямо на огромный портрет Э. Шеварднадзе, установленный грузинскими гвардейцами на крыльце здания Совета Министров.

Её поразительную историю можно было бы рассматривать лишь как любопытный случай проявления акцентуации характера, если бы Тумановой не удалось организовать среди сухумских женщин и стариков разных национальностей довольно многочисленную организацию, структура «пятёрками» и способы конспирации которой были созданы буквально «по Фадееву». Подпольщики, сверяясь с книгой, расклеивали дерзкие листовки, подняли в ночь на 4 марта 1993 года (годовщина Дня установления Советской власти в Абхазии, в бытовом сознании абхазов – Дня освобождения от оккупации меньшевистской Грузии в 1921 году) абхазский флаг на Доме политпросвещения. В то же время они изобретали собственные формы борьбы: изготовляя маленькие флаги Абхазии, потихоньку подменяли ими грузинские флажки, укрепляемые на броне вражеских танков. Во время неудачного наступления абхазской армии в марте 1993 такой танк с подменённым флажком, проехав через весь Сухум под абхазским флагом, вызвал в городе невероятную панику.

О степени риска подпольщиков свидетельствует факт, что одна из «пятёрок» организации была раскрыта, её члены были подвергнуты пыткам и трагически погибли. Среди них – народный артист Абхазии и Грузии престарелый М. Зухба. Его изуродованное тело палачи выбросили на помойку и несколько дней запрещали хоронить.

Несмотря на почти дословное использование романа А.А. Фадеева в качестве инструкции, нельзя не отметить национальную специфику в действиях «Мстителей». В том числе и такие сообщённые информантами трогательные факты, как символическое, сопряжённое с произнесением торжественной клятвы использование абриса собственной ладони для вышивки древнего национального символа на флаге Абхазии, предназначенном для водружения над оккупированным городом. Для маленьких флажков – на танки – обводили ладони сыновей.

62.01 КБ

Оценка действий войск и правительства Республики Грузия лежит за рамками нашей работы, более того – мы бы предпочли полностью избежать обсуждения данной темы. Между тем, в данном случае необходимо пояснить, почему подавляющее большинство жителей Абхазии отождествляли грузинские войска с «фашистскими». Было бы неверно объяснить это явление лишь тем, что «фашист» для граждан бывшего СССР - просто бранное слово. Мы были свидетелями вступления в Сухум отборных частей грузинской гвардии: рослые, атлетически сложенные молодые люди, в щёгольском обмундировании с закатанными рукавами, тёмных очках, перчатках без пальцев, автоматами на груди. Заняв город без боя, они не были испачканы и озлоблены, напротив, громко смеялись, куражились и фотографировались. При этом раскатывали на танках и БТР по городу, забавляясь, стреляли веером по окнам домов, в неосторожных прохожих. Несколькими выстрелами из гранатомёта изуродовали стоящий на площади памятник Ленину, а его бронзовый бюст из вестибюля Совета Министров, привязав за шею к микроавтобусу, с гиканьем волочили по улицам.

Яркая картина происходящего, репрессии последующих дней практически полностью совпадали со сложившимся у советских людей на основе книг и фильмов о Великой Отечественной войне чётким стереотипом: «как выглядят и действуют фашисты».

Всем известно, что фашисты вероломно начинают войну, с воздуха стреляют по пляжам с купающимися детьми, не считают людьми всех, кто не одной с ними национальности, грабят и убивают мирное население, подвергают пыткам в застенках пленных и заложников. Примечательно, что некоторые женщины-грузинки также активно «работали на образ», выбегая навстречу танкам с букетами и криками: «Наши пришли!» 1. Видимо, они руководствовались тем же ассоциативным рядом, хотя у них, очевидно, было иное понимание, кто в данной ситуации является «фашистами». Впрочем, изучение этого феномена предоставим другим исследователям, заметим лишь, что в сентябре 1993 г. оборванные и измождённые от голода русские ветераны Великой Отечественной встречали словами: «Наши пришли!» освободивших Сухум абхазских воинов («Мы ту войну помним – немец и то такого не творил!»). Особенно трогательно выглядела бабушка, обнимавшая на проспекте Мира смущённых медсестёр-абхазок, неожиданно звонким голосом восклицая: «Привет, подруги! Я в ту войну тоже санинструктором была!»

Психологически отождествив противника с «фашистами», а себя, соответственно, с «советскими воинами-освободителями» абхазы переняли в свой военный обиход значительное количество культурологических маркеров Великой Отечественной. Причём это касалось как глобальных установок – уверенности в правоте и справедливости своей войны, так и мелких бытовых подробностей. Совершенно естественно было воспринято решение Армянского (сформированного из местных жителей армянской национальности) батальона присвоить себе имя маршала Советского Союза И.Х. Баграмяна. В повседневный солдатский лексикон органично, сохраняя совершенно определённую эмоциональную окраску, вошли такие многозначные и многоплановые слова-образы, как «комбат», «сестричка», «высота». В средствах массовой информации и повседневном обиходе
широко использовались такие сравнения, как «блокадный город Ткварчал – это абхазский Ленинград» или «сожжённое армянское село Лабры – это абхазская Хатынь». Героически погибших воинов односельчане хоронили у памятников жителям села, павшим в Великой Отечественной войне.

Объём работы не позволяет привести всю массу фактов применения «стиля боевого листка» в абхазских официальных документах и средствах массовой информации.

См."Проявления этнопсихологических особенностей абхазов в ходе Отечественной войны народа Абхазии 1992 – 1993 годов"


*
green

Университет Париж-8 образца 1981 года

:

Университет Париж 8 — французский государственный университет в пригороде Парижа. Университет является наследником экспериментального центра Венсен, созданного для модернизации высшего образования после майских событий 1968 года, но в итоге другие французские университеты не переняли опыт Университета Париж 8.

История университета начинается с основания экспериментального университетского центра в Венсене в 1969 году (временно факультет Университета Парижа. В основании этого университета участвуют такие знаменитые философы своего времени как Мишель Фуко, Жиль Делёз, Жан Франсуа Лиотар и другие. Студенты и преподаватели университета — ярые участники майских событий 1968 года, преподавание многих предметов отличается от других университетов своим анти-академизмом[1], инновациями, как, например, математика Дени Геджа. В университете модернизируются отношения между студентами и профессорами, он открыт для студентов без степени бакалавра, который во Франции является аттестатом об окончании школы и даёт право на поступление в вуз. Многие лекции читаются вечером, что значительно облегчает учёбу уже работающим студентам.

В 1980 году университет выселяется из Венсенского леса в Сен-Дени мэром Парижа по приказу Алисы Сонье-Сеите, министра университетов. Университетские здания сносят. Переезд делается против желания студентов и профессоров университета. В течение еще 4 лет они пытаются добиться возвращения в Венсен, и тд.

Знаменитые профессора и бывшие профессора:

Мишель Фуко — французский философ
Жан Франсуа Лиотар — французский философ-постмодернист и теоретик литературы
Жиль Делёз — французский философ-постмодернист
Антонио Негри — итальянский политический деятель
Жак Рансьер — французский философ
Жак-Ален Миллер — французский психоаналитик лакановской школы
Ален Бадью — французский философ




:

"Масштаб и разнообразие форм, которые приняло возрождение исламского фундаментализма, случившееся в начале последней четверти двадцатого века,не допускают никаких скоропалительных, обобщающих выводов на его счет. Было бы абсолютно ошибочно уравнивать католицизм польских рабочих с католицизмом франкистской реакции, хотя мы и не должны упускать общие черты в аграрной истории Испании и Польши, а также то политическое и идеологическое содержание, которые имел католицизм в обеих странах".

<...>

10. В Иране фундаменталистское движение, представленное, в первую очередь, фундаменталистами из шиитского духовенства, было выковано в долгой и тяжелой борьбе против в высшей степени реакционного, поддерживаемого империализмом, режима шаха. Печальное историческое банкротство иранского буржуазного национализма и сталинизма хорошо известны, и мы не будем останавливаться здесь на этом. Из-за уникального стечения исторических обстоятельств, иранское фундаменталистское движение умудрилось стать единственным орудием решения двух немедленных задач национально-демократической революции в Иране: свержение шаха и освобождение от американского империализма.

Такая ситуация сложилась ещё и потому что две эти задачи находились в совершенной гармонии с общей реакционной программой исламского фундаментализма. А, поскольку социальный кризис в Иране нарастал, и возникали предпосылки революционного свержения шаха, поскольку недовольство им средних классов достигло апогея, фундаменталистское движение, олицетворяемое Хомейни, сумело, сконцентрировав огромную силу рвавшегося в бой среднего класса и люмпен-пролетариата, нанести режиму серию сокрушительных ударов.

Фундаменталисты доходили до самопожертвования в своем стремлении оставаться безоружными – на такой подвиг способно только религиозное движение. Иранское фундаменталистское движение сумело реализовать первую стадию национально-демократической революции в Иране. Но её фундаменталистский характер очень скоро возобладал. <...> Национальный вопрос: в то время, как благодаря пролетарскому интернационализму большевиков, стало возможным освобождение угнетенных народов российской империи, исламский «интернационализм» аятолл оказался благочестивым поводом для кровавого подавления угнетенных народов персидской империи. Судьба женщин в обеих революциях также хорошо известна.

Фундаменталистское руководство Ирана осталось верным своей национально-демократической программе только в одном пункте – в борьбе с американским империализмом. Но это была своя, особая верность. Обозначая врага не как империализм, а как «Запад», а то и как «Великого Сатану», Хомейни призывал, по сути, выплеснуть ребенка вместе с водой, а, вернее, просто выплеснуть ребёнка. К ненавистному «Западу» он относил все политические и социальные завоевания буржуазной революции, включая демократию и даже марксизм, который он справедливо считал продуктом «западной» индустриальной цивилизации.

Он призывал иранцев избавить своё общество от этой чумы, отрицая ключевые связи между Ираном и империализмом: экономические.

Захват посольства США, в том виде, в каком он был организован, ничего не дал Ирану. Он оказался очень дорогим, и выгоду в итоге получили американские банки. Какая бы фундаменталистская диктатура ни сформировалась в Иране в дальнейшем, фундаментализм уже оказался там главным препятствием для иранской революции. Более того, её дальнейшее развитие весьма проблематично.

Помимо исключительного стечения обстоятельств, описанного выше, существует фундаментальное различие между Ираном и тремя другими вышеупомянутыми странами: Иран может позволить себе «роскошь» эксперимента под началом независимого, мелкобуржуазного, фундаменталистского правительства. Его нефтяные запасы - гарантия положительного сальдо бюджета. Но какой ценой и насколько долго?"

Жильбер Ашкар: 11 тезисов о возрождении исламского фундаментализма (1981)

*