Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

green

сияющая парадигма 90-х или "красный луч в чёрной ночи"

*

На этой фотографии (311, 56 кб) Настя Рахлина, жена А.Башлачёва, в начале 90-х, во время работы на радио-ракурс.

311.56 КБ

Существует следующий любопытный момент: в 90-е прежнее поколение сов.андеграунда, бесконечных тусовок среди тех, кому в 80-е было 20-30, начало работать, но примерно за год до дефолта 98го (такое впечатление) было практически полностью сменено - прежде всего, новыми отношениями в обществе, стремительно меняющем свою классовую структуру. Вероятно, ключевая точка - это 96 год, беспрецедентная по подлогам вторая ельцинская президентская компания.

Интересен этот момент с точки зрения видео-времени: 1996 год - это год режиссёрского дебюта Насти Рахлиной. Она тогда сняла 2 видео - одно для питерской группы ТекилаДжаз, другое - для певца В.Меладзе.("посередине лета") С точки зрения видеоряда они очень похожи - принципы построения кадра, внимание к крупным планам человеческих лиц, цветная врезка с ускользающей женщиной на фоне чёрно-белых мужчин-артистов. Наверное, с точки зрения кинографии, это ещё советское наследие - с его вниманием к человеку и инструментам, тщательной работой при малом бюджете и пр. Через пару лет появятся компьютеры и видео-время заполнится изучением цифры: оно будет впадать в детство, мельчать, дробиться, анимироваться, то есть - видоизменяться.

А это - такая классика работы с камерой. Примечательно, что это прощальная песня: 16 лет назад.



Странно подумать про 16 лет назад. Так Кирилл Адибеков с Ольгой Житлиной ехали в 2011 году в Среднюю Азию, чтобы снять видео*, основой для монтажа которого должен был стать фильм "Три песни о Ленине" Дзиги Вертова 1933 года.


*Видео стало частью центральноазиатского проекта "Художник-Общество", первый показ состоялся на итоговой конференции в Бишкеке в ноябре 2011. См. эссе К.Адибекова Красный луч в чёрной ночи (альманах Транслит #10)

*
green

Олег Киреев / предварительные заметки. Земля. 50-е

*

В новом номере альманаха Транслит осуществлена пре-публикация (перед выходом книги) текста Олега Киреева "Земля, 50-е". Я очень ценю то, чем занимался Олег; новость о его смерти* была основным мотиватором написания части текста Палестины (в том куске, что посвящён ему). Может быть, кто-нибудь и сможет в России заниматься историей так, как это делал Олег.
В журнале опубликованы довольно большие куски из не-дописанной книги, здесь я хочу разместить "предварительные заметки"

"Иван Засурский /вторник, 7 апреля 2009 года, 16.14 / Олег Киреев, до свидания / Смерть Олега привела к появлению огромного количества публикаций в ЖЖ


77.79 КБ


[Олег Киреев / предварительные заметки. Земля. 50-е ]

Это не историческое исследование. В нем нет потрясающих исторических разоблачений, например,не стоит ждать, что оно раскроет глаза на то, как Хрущев победил Маленкова, или почему Мао не дали захватить Формозу. Это, может быть, исследование о том, как писать историю. Со времен Толстого критиковалось героическое, помпезное изображение истории, как оно присуще средневековым летописцам. Школа Броделя, Ле Гоффа и др. открыла нам мир повседневности — изучение быта, образов жизни, языка, экономическая история. Такая история представляется более привлекательной; но она по своей изначальной посылке должна быть анонимна. Читая историческую фактуру, все же видишь, как особенно неподкупно на фоне этой анонимной истории выглядят отдельные личности.

Мне не требовалось пересказывать все исторические сюжеты. Совершенно выпали кубинцы,
движение черных в Америке, Тито. Любой, кто захочет найти полное описание того, как Роза Паркс отказалась уступить сиденье белому, или как бородачи засели в Сьерра-Маэстре, — найдет их без труда. Также, в годы, когда большинство изданий на тему отечественной истории имеют
названия типа “Сталин, спаситель нации”, — я не собирался давать описания событий, которые бы их исчерпывали. Меня интересовали сценарии, отношения отдельных людей и коллектива к процессу истории, средства коммуникации. Я также не стал стремиться прочитать все доступные книги по разным темам, или даже охватить большинство книг. Поэтому я отказался от традиционного академического подхода к библиографии, когда каждая цитата должна быть указана с точностью до страницы.

У истории свои средства коммуникации — это хроники, книги. Это фильтр, который стоит между нами и людьми/событиями прошлого. Жак Ле Гофф создал образ историка Мишле, как он изучал Средневековье и как его восприятие Средневековья менялось по мере того, как Мишле переживал Парижскую коммуну. Мне кажется, я хорошо знаком с авторами тех исследований, которые я читал. Я бы хотел написать портрет почти каждой отдельной книги. О, эти библиотечные и архивные полки. О, книжные магазины, особенно за границей, куда ты можешь больше не попасть и где именно сейчас, среди всего что есть, нужно выбрать необходимое!

политическое использование искусства

50-е – очень рациональная эпоха, хотя бы потому, что для “свободного искусства” нет времени: после войны и в момент нового раздела мира во всём такая плотность, что нужно срочно определяться, предпринимать какие-то меры. Все, что произошло, так серьезно, что нет места ни для какой бутафории, ни для какого заимствования кодов и костюмов из прошлого, о котором пишет Маркс в начале “18 брюмера”. Нет времени подобрать декорации и костюмы. Это в 70-е в Европе и США критические интеллектуалы будут воскрешать наследие советского авангарда, делать публикации и защищать диссертации по “Октябрю”, разбирать идеи конструктивистов, смело критиковать “властный дискурс”.

В 50-е все жестко, быстро, сурово, фактурно. С одной стороны, на почве культуры происходят “чистки” /от Китая до европейских компартий — “ждановщина”/. С другой стороны, новоорганизованное ЦРУ стремительно покупает всё, что может купить, организует модный промоушн абстрактного экспрессионизма и вводит новый стиль/новый образ жизни для “своих” интеллектуалов: блеск отелей, банкетов, заманчивые гонорары.

Поэтому же, наверно, в 50-е нет таких блестящих произведений искусства, как в 60-е. Кинорежиссеры не создают таких изысканных и болезненных шедевров, как “Затмение” или “Диллинджер мертв”. Два великих немца — Герман Гессе и Томас Манн — написали свои последние произведения и получили за них Нобелевские премии в конце 40-х, еще один эпохальный немец по имени Бертольд вернулся в Восточный Берлин из США в 1948, но уже не создавал ничего, что бы потрясало /разве только сам факт его присутствия и известная сцена наблюдения за советскими танками, сами создают выдающийся эффект Verfremdung/. В середине десятилетия в первом ряду появятся несколько меланхоличных швейцарцев / Фриш, Дюренматт/, но все же это писатели из тех, которых забывают. Может быть, 60-е не ставили целью создание “искусства для искусства”, но у них в любом случае для этого было больше времени. А для 50-х образец “чистого искусства” – это последний эстет Эзра Паунд, сидящий в клетке (за сотрудничество с
фашистами Паунд был посажен американскими оккупационными войсками в клетку, где провел
несколько месяцев следствия). А лучшее, на мой взгляд, что было написано – это “Вопль” Гинсберга.

50-е – это время высокоангажированного искусства, когда искусству придается повышенно важное
значение, как общественной силе. Об этом свидетельствует то, что:

– политические руководства обсуждают политику в области искусства так же, как все остальные стратегические области, много инвестируют в искусство, чтобы оно приобрело вес в международных отношениях; пример — учреждение в 1948 году в Западной Германии регулярной выставки Documenta;

– государства демонстрируют готовность своих стран к интеграции в международную систему
отношений с помощью искусства – такова официальная функция модернизма в искусстве /например,
Югославия демонстрирует всему миру свою антисоветскую ориентиацию посредством госзаказов на
абстрактные скульптуры/;

– “Ждановская доктрина” соцреализма широко обсуждается в левых кругах Западной Европы, с ней соглашаются или спорят представители самых разных направлений /Эмилио Серени от ИКП, бельгийский участник “Кобры” Кристиан Дотремонт — “Социалистический реализм против революции”/; лидеры европейских компартий постоянно выступают по вопросам искусства — Пальмиро Тольятти обвиняет участников “Группы восьми”, китайские авторы руководствуются поучениями Мао в Яннани;

– художники в Европе страстно ищут новый авангард – продолжение модернистского движения,
стоящего в оппозиции к буржуазному обществу и исследующего в бескомпромиссном поиске самые
проклятые вопросы бытия; повсюду ставится вопрос, какое искусство может быть полезно и служить коммунизму, и какому коммунизму; а если это не коммунизм, а какая-то другая версия лучшего общества, то ее адепты сразу же делают выбор оказаться между железными клиньями коммунистического остракизма и убивающего капиталистического равнодушия;

– ЦРУ развертывает сети культурных организаций, таких, как Конгресс за культурную свободу, десятки журналов, сотни фестивалей и конференций; с другой стороны Железного занавеса тоже проводятся культурные мероприятия, такие, как Всемирный фестиваль Молодежи и студентов, Московский Кинофестиваль – Советский Союз видит себя как ключевое звено в цепи антиколониальных движений во всем мире, и укрепляет ее с помощью культуры.

Тогда, особенно в начале 50-х, интеллектуалы и художники еще сохраняют свой ореол
властителей дум. Еще сохраняется представление, что “их мало, их единицы”. Книги, картины — это еще не массовая интеллектуально-дизайнерская продукция, а росчерк пера гения.

социалистический спектакль

Социалистические общества поняли, что медиа и интеллектуальный дискурс в мобилизационном
обществе – это орудия. Интерпретация истории является решающей частью формирования мнений,
поэтому об истории людям полагалось знать лишь то, что требовалось знать, чтобы выполнять задания текущего момента. Исторические интерпретации обновлялись и update’ились к нуждам дня так же быстро, как обрабатывалась и поставлялась информация о текущем моменте. За такой инфополитикой стояло представление: только текущий момент придает истории ее актуальность, исходя из нужд сегодняшнего дня требуется показать прошлое, чтобы народ наверняка мог черпать из него источники вдохновения, а не уныния. Отсюда то, что называется “сталинская школа фальсификаций”: ежовы и пр. то исчезают, то появляются на известных фотографиях. Медиа и дискурс должны быть мобилизованы на борьбу так же, как мобилизуются заводы. Это чистый “1984”.

Отсюда приобретают новое значение черты политического спектакля при социализме. Всем
известен церемониальный, спектакулярный характер партийных съездов, разыгрывавшихся по
сценарию, в котором все детали должны быть соблюдены, иначе у депутатов возникало ощущение
какой— то неполадки в государственной машине, нарушения /как это было на ХХ съезде/. Политический спектакль является средством политической коммуникации — коммуникации с собственым населением и с иностранными державами. С одной стороны, руководители страны ставят свое население и руководителей других стран в известность о том, какова их политическая линия. Это демонстративные жесты: “мы устраняем левый уклон”, “мы отстаиваем приоритет военной промышленности”. Как в рассказе Борхеса разведчик убивает человека по имени Альбер, чтобы сообщить своему боссу в далекой стране, что секретный пункт, который нужно разбомбить, называется “Альбер” — так же вожди используют в качестве означающих людей, этносы, города. Грубо говоря, когда в 1950 расстреливают бывшего директора Госплана Вознесенского, то это означает: “тот, кто отдает приоритет производству предметов потребления, должен быть убит”.

В коммуникации с собственным населением власти не только односторонне выносят оценки, “кто хороший, кто плохой”. Власти, особенно в идеологизированном государстве, проводят воспитательную работу, — с помощью спектакля они демонстрируют свое представление, как общество должно функционировать. У них нет задачи придти к абсолютному покою. Наоборот, все время должно что-то происходить. Это что-то должно иметь “воспитательный” характер. В риторике сталинских процессов преобладают оценки, характеризующие “черты общественного характера”: что обсуждается – это каким образом общество или его член преодолевают препятствия и имеют дело с трудностями: выражения общественно— политического слэнга, такие, как “оппортунизм”, “левый уклон”, “ревизионизм” или “консерватизм” означают не набор взглядов, а характер поведения в трудных обстоятельствах: “оппортунизм”, например, означает тенденцию к тому, чтобы пользоваться любой возникающей легкой возможностью для достижения результатов, в ущерб последовательности при осуществлении генеральной линии /вот почему и сегодня коммунистический политический язык кажется нам штампованным и не всегда понятным/. Более того, бывает “правый” и “левый оппортунизм”. Например, в понимании китайцев, Хрущёв был подвержен обоим: “Проводя в один момент авантюрную политику, он отправил ракеты на Кубу, а подчиняясь в следующий момент капитуляционистской политике, он покорно убрал ракеты и бомбардировщики с Кубы, по приказу американских пиратов... Принося, таким образом,
постыдное унижение великим советским людям, не знавшим подобного в течение сорока и более лет, со времён Октябрьской революции” /”Красный флаг”, 21 ноября 1964/.

Классики марксизма-ленинизма в своих трудах часто не излагают положения доктрины, а посвящают много страниц яростному опровержению оппонентов: Ленин — Гильфердинга и Каутского, Сталин — некоего “товарища Ярошенко” и “товарищей Саниной и Венжера” /”Экономические проблемы социализма”/. При этом, разоблачаются не только аргументы, но и противники попутно выставляются в невыгодном свете, характеризующем их как персонажей неадекватных - “тов.Ярошенко” предлагает за полгода написать учебник политэкономии и просит себе для этого двух помощников. Если Ярошенко не было, его стоило выдумать.

Ввиду этого становится больше понятно, какую роль должны играть люди искусства и интеллектуалы. Как публичные фигуры, они больше всего подходят для того, чтобы исполнять роли в Спектакле, а не для того, чтобы производить какие-то оригинальные мнения. Поскольку их действия всегда носят характер не массового безличного поведения, а отрефлексированного личного выбора, за их поступкам стоят не “шкурные” мотивы, а общественно значимые аспекты идеологий. Сколько разнообразных философий в размышлениях Рубашова /у Кёстлера/! Сколько оттенков исторической памяти в теории Марра!

Интеллектуалы не только отличаются индивидуальным стилем — они больше всего подходят на
роли “плохих парней”. Когда весь народ радуется и веселится успехам, — появляются какие-то очкарики, которые высказывают сомнения. Они предназначены на роль исполнителей второго члена в гегелевской триаде — должно быть высказано мнение, последовать опровержение и затем наказание, то есть показательная чистка, но её суть не в том, чтобы истребить или наказать побольше кадров, а в том, чтобы продемонстрировать позиции. Поэтому, например, у братьев Стругацких в “Хищных вещах века” /1964/ интеллигенты, в обществе всеобщего ликования, выполняют “провокации ради провокаций”: их единственная задача в том, чтобы вызвать ярость, заставить народ прекратить ликование.

синхро

Передо мной было два варианта, оба имеющие характер авторского проекта, а не распространенной научной методологии: один — писать, устанавливая местами параллели прошлого с настоящим, заставляя их “перекликиваться”, почти как Платон, по Дерриде, перекликивается через века с Гегелем; другой — руководствоваться только настоящим временем, с точки зрения тех людей, которых я описываю. Второй проект, конечно, был труднее. Он потребовал бы отказаться от всех исторических исследований, которые, естественно, были написаны позже, и руководствоваться только книгами, фильмами, периодикой, корреспонденцией того времени — тем, что создавали люди в 50-е. Это сложный проект и, хотя при его условии большая часть информации была бы потеряна, я жалею, что не стал его выполнять.

Здесь и выясняется разница между историей, как наукой, и, так сказать, жизнью.

Люди живут в настоящем, не зная, что будет. Даже если предположить, что есть властные элиты, которые оказывают влияние на ход событий, то и они не могут знать, как в точности развернутся события в будущем. А историк, скажем, 1970-х, знает, что произошло после 50-х, знает, какие течения 50-х имели последствия, какие нет.

Поэтому очень интересно отразить в работе ограниченный горизонт знания современников, отразить их незнание, непонимание. Я все же старался не упускать из внимания этот горизонт.

Еще, недавно по-русски появилась книга Х.-У.Гумбрехта “1926”. В ней ненавязчиво высказывается возможность, что она “породит новую научную школу”. Я не могу признать, чтобы она оказала на меня какое-то влияние, тем более определяющее. Идею написать книгу, которая была бы синхронным историческим срезом, я лично имел уже очень давно.

Она хранит память трех городов, в библиотеках которых я её писал — Мальмё, Москвы и Дхарамсалы.


*
green

в области патологической психологии криминальных авторитетов

*

Республика Абхазия, т.е место моего жительства - вероятно, единственная из точек пост-советского пространства, где отношение к фигуре Сталина является внятным. В России отношение к Сталину - это гармошечные меха между консервативно-этатиским (смешанным с мазохизмом) преклонением перед "сталинизмом" (скорее, перед хозяином с большой буквы) и либерально-эсхатологическим ужасом (так же смешанным с мазохизмом) перед фигурой "кровавого тирана". А в бывшей республике Грузия люди выходили на улицу и протестовали против решений хрущовского 20 съезда, что, в общем, положение этой бывшей республики и характеризует.

В Абхазии относятся к Сталину так:

"Сподвижник Ленина и непримиримый враг Сталина Троцкий писал: «Нестор Лакоба – общепризнанный глава Абхазской республики. Это совсем миниатюрный человек, причем почти глухой. Нестор знал свою Абхазию, а Абхазия знала Нестора, героя гражданской войны, человека большого мужества, большой твердости и практического ума». Сталин и его подручный Берия за время своего безраздельного господства в стране лишили жизни тысяч граждан Абхазии, в том числе трех самых главных, самых смелых и стойких защитников своей страны и своего народа, открыто и безбоязненно отстаивавших независимость и самостоятельность Абхазии – Е. Эшба, Н. Лакоба и Н. Акиртава.

Грузинские национал-шовинисты одинаково безжалостно расправлялись со всеми своими врагами без разбора, но именно к Лакоба и его семье испытывали лютую звериную ненависть. Почему?

Ответ на этот вопрос лежит, очевидно, и в области патологической психологии криминальных авторитетов, коими, надо признать, были Сталин и Берия".


Надо признать, что им был и Джаба Иоселлиани.

:

А лучше всего расскажет Н.Я.Мандельштам:

- Ежова знал не только Бабель, но, кажется, и мы. Тот Ежов, с которым мы были в тридцатом году в Сухуме на правительственной даче, удивительно похож на Ежова портретов и фотографий 37-го, и особенно разительно это сходство на фото, где Сталин ему, сияющему, протягивает для пожатия руку и поздравляете правительственной наградой. <....>

Сухумский Ежов был скромным и довольно приятным человеком. Он еще не свыкся с машиной, и потому не считал ее своей исключительной привилегией,на которую не смеет претендовать обыкновенный человек Мы иногда просили, чтобы он нас довез до города, и он никогда не отказывал. А там, на правительственной даче, этот вопрос стоял остро. На нашу горку все время
взлетали машины абхазского Совнаркома. Дети отдыхающих работников ЦК отгоняли чумазую ребятню - детей служащих - от машин, которые принадлежали им по праву рождения от ответственных работников, и важно в них рассаживались. О. М. как-то показал Тоне, жене Ежова, и другой цекистской даме на сцену изгнания чумазых. Женщины приказали детям потесниться и пустить чумазых посидеть в машине. Они очень огорчились, что дети нарушают демократические традиции их отцов, и рассказали нам, что их посылают в общие школы и одевают ничуть не лучше их товарищей, "чтобы они не отрывались от народа". Дети пока что готовились управлять народом, но
многих из них ждала другая участь.

По утрам Ежов вставал раньше всех, чтобы нарезать побольше роз для молодой литературоведки, приятельницы Багрицкого, за которой он ухаживал.Вслед за ним выбегал Подвойский и тоже бросался резать розы для обиженной жены Ежова. Это был чисто рыцарский дар, как говорили жильцы правительственной дачи, потому что Подвойский - образцовый семьянин и ни за чьими женами, кроме собственной, не ухаживает. Прочие дамы, за которыми никто не ухаживал, сами украшали букетами свои комнаты и обсуждали романтическое поведение Подвойского.

Тоня Ежова - кажется, ее звали Тоней - проводила дни в шезлонге на площадке против дачи. Если ее огорчало поведение мужа, она ничем этого не показывала - Сталин еще не начал укреплять семью. "Где ваш товарищ?" - спрашивала она, когда я бывала одна. В первый раз я не поняла, что она говорит об О. М.

В их кругу еще сохранялись обычаи подпольных времен,и муж в первую очередь был товарищем. Тоня читала "Капитал" и сама себе тихонько его рассказывала. Она сердилась на бойкую и умненькую жену Косиора, потому что та ездила кататься верхом с молодым и нагловатым музыкантом, собиравшим абхазский фольклор. "Мы все знаем Косиора, - говорила Тоня, - он наш товарищ... А кто этот человек? Ведь он может оказаться шпионом!" Все осуждали легкомыслие Лакобы, поселившего на такую ответственную дачу чужого человека. Вероятно, присутствие любого
беспартийного на этой даче вызывало толки среди "своих", но Лакоба ни с кем не считался, потому что дача принадлежала абхазскому Совнаркому, то есть ему. Я даже слышала толки, что пора централизовать распределение мест в партийные места отдыха...

Рядом с нами, в маленькой комнате третьего этажа, жил член ЦК старшего поколения, латыш и умный человек. Он держался со всеми осторожно и отчужденно и разговаривал только с О. М. Мы часто слышали тревожные нотки в его разговорах и недоумевали. "Четвертая проза" уже была написана, и мы знали, что с литературой дело обстоит плохо, но наш-то латыш литературой не занимался, он был просто одним из руководящих партийных работников, ни в каких уклонах его не обвиняли - откуда же тревога и непрерывно проскальзывавшая тема: что будет завтра? Больше о нем я ничего не знаю, но он не мог не участвовать в "Съезде победителей", и поэтому нетрудно догадаться, что с ним произошло: задним умом мы все крепки.

По вечерам приезжал Лакоба поиграть на бильярде и поболтать с отдыхающими в столовой у рояля. Эта дача с избранными гостями была для него единственной отдушиной, где он мог поразвлечься и поговорить по душам. Однажды Лакоба привез нам медвежонка, которого ему подарили горцы.Подвойский взял звереныша в свою комнату, а Ежов отвез его в Москву в
Зоологический сад.

Лакоба умел развлечь людей интересным рассказом. Он рассказал нам про своего предка, который пошел пешком в Петербург, чтобы пригласить кровного врага, кажется, князя Шервашидзе, к себе в Сухум на обед Шервашидзе решил, что это конец кровной вражды, и принял приглашение. За свое легковерие он был убит. На О. М. рассказ Лакобы произвел большое впечатление, ему
послышался в нем какой-то второй план. Нам говорили, что в 37 году Лакобы уже не было в живых. Похоронили его на почетном месте, вроде абхазской Кремлевской стены, а Сталин, разгневавшись за что-то на покойника, велел вырыть его прах и предать уничтожению. Если этот вариант правильный, можно только порадоваться за Лакобу, что он вовремя успел умереть.

Это Лакоба пригласил нас на правительственную дачу, потому что мы приехали с бумагой ЦК отдыхать перед путешествием в Армению. Из писателей там были Безыменский и Казин, и оба чувствовали себя вполне на месте, чего нельзя сказать про нас.

В день смерти Маяковского мы гуляли по саду с надменным и изящным грузином, специалистом по радио. В столовой собрались отдыхающие, чтобы повеселиться. По вечерам они обычно пели песни и танцевали русскую, любимую пляску Ежова. Наш спутник сказал: "Грузинские наркомы не стали бы
танцевать в день смерти грузинского национального поэта". О. М. кивнул мне: "Пойди, скажи Ежову"... Я вошла в столовую и передала слова грузина разгоряченному весельем Ежову. Танцы прекратились, но, кроме Ежова, по-моему, никто не понял почему.. За несколько лет до этого, в 23 году, О.М. остановил Вышинского, громко смеявшегося и разговаривавшего, когда какой-то молодой поэт читал стихи. Это произошло в санатории Цекубу -Гаспре. Мы терпеть не могли санатории и дома отдыха, но изредка ездили туда, если уж совсем некуда было деваться.

От них почему-то пахло смертью.

*
green

альтернативная музыкальная история СССР два

*

Сам себе задал вопрос - сам ответил. Если не ограничивать себя ответами, которые на поверхности, то ответ на вопрос о "причине негативных коментариев к этому простому монтажу" (видео, где молодой Летов с помощью чуть убыстренных движений как бы исполняет песню группы Ласковый май), то он будет таков:

люди посылают лесом не "ласковый май", не историю, не впадают в "культ безвременно ушедшего великого автора", а всего лишь не-согласны с Юрием Чернавским. Ласковый май - это просто одна из его аватар (как и, например, Пугачёва: убери песни/музыку - что останется? только придурковатая женщина с неплохим голосом (поэтому Пугачёва и осталась в 70-80-х, когда Чернавский уехал в США). Поэтому интересен автор, соответственно, конфликтное поле - автор как "художник" (Летов) и автор как "техник" (Чернавский). На сугубо внешнем уровне отличий между ними нет, см. отзыв Троицкого о Чернавском: "Чернавский тощ как спица и угловат в движениях, он носит огромные очки, говорит скрипучим «индустриальным» голосом и вообще похож на персонажа из видеоклипа — не то гуманоида, не то «безумного профессора». Он немолод (родился в 1947 году) и успел переиграть на саксофоне и клавишных в десятках джаз-ансамблей, ВИА и рок-групп (последней был «Динамик»), где создал себе репутацию одного из лучших аранжировщиков в стране и главного эксперта по электронике. Если большинство наших хорошо образованных клавишников подходило к синтезаторам почти так же, как к роялю, играя с фантастической беглостью в стандартных регистрах, то Чернавский исследовал именно тембровые возможности и старался извлекать из инструментов звуки неслыханные".

Этот же конфликт был в основе противостояния СССР и США: если посмотреть мейнстримную "официальную" продукцию 80-х "для юношества", то обнаружится, что в США было тоже самое, просто технически лучше: "полёт навигатора", "назад в будущее", "индиана джонс" и пр. Поэтому Чернавский в 1994 году переехал в Штаты, которые, став единственным мировым лидером, шустро превратились в государство с ужасающей внешней политикой. Поэтому Рамзан Кадыров и напоминал Ксении Собчак персонажа из фильмов Тарантино.

Сложно, конечно, в 2 словах описать суть этого конфликта*. Мальчик Бананан - это тоже песня Чернавского. А косвенным последствием данного противостояния является тот факт, что С.Бугаев "Африка" поддерживает В.Путина как одно из его "доверенных лиц":

Артхроника: — Вам Путин кажется антибуржуазным лидером?

Бугаев: — За последние несколько месяцев Путин из локального российского лидера превратился в глобальный символ противостояния всему злу, которые представляется нам в форме капитализма. Никто этого не заметил, особенно интеллигенция, которая смотрит в основном на портреты Че Гевары и просматривает совсем другие типы образов. У меня есть свое представление о Путине, которое отличается от представления, сложившегося у арт-тусовки Москвы. Структура моей политической деятельности для меня не столь важна. Своими действиями я продолжаю ту линию, которую когда-то мы начали с такими людьми, как Курехин, Цой и Новиков, которые относятся к категории «усопшие», а также к категории «их дело будет жить вечно». Это радикальные люди. Когда Курехин в свое время пригласил на сцену одновременно Дугина и Лимонова, его вызвали на ковер представители еврейской общины".


А "ласковый май" - это просто вариант песни "Острова" (не самой лучшей у Чернавского).

*сложно, конечно, в 2 словах описать суть этого конфликта. В 3 словах: песня "острова" - враньё.



:

«У меня нет в России заинтересованного партнера? Да бог с вами… У меня нет заинтересованной родины!» — скрипит голос в телефонной трубке.

Голос принадлежит композитору и продюсеру, заслуженному артисту РСФСР Юрию Чернавскому — и летит по проводам из «города кино и музыки» Лос-Анджелеса, где Юрий работает и живет с 1994 года. Мы разговариваем уже второй час: сначала подробно обсудили «трудовую книжку» музыканта (десятки ансамблей, оркестров, групп, международных фестивалей и проектов), в 1980-х и 1990-х создавшего золотой запас российской поп-музыки. Теперь подошли к объективному финалу — к тому, что сейчас этот запас израсходован.

[«“Евровидение” — местечковый выпендреж»]

«По большому счету, профессионалов не осталось, — говорит Чернавский. — Мальчики выросли, и быстрые деньги превратили их в ничто».

(openspace)
*
green

на простом и понятном тебе языке

*

вместо меня с тобой будет говорить ленин
на простом и понятном тебе языке
он возможно поставит тебя на колени
а возможно прокатит на броневике

но он скажет:

ом дум дургайе намах
ом дум дургайе намах
аум хрим намах*

вместо меня с тобой будет говорить ленин
он найдёт к тебе адекватный подход
ему давно пора уже выйти из тени
................................

и он скажет:



Февраль 2011: "Накануне, 4 февраля, в Калькутте активисты Центра социалистического единства Индии (Socialist Unity Centre of India, SUCI) провели акцию против премьер-министра России Владимира Путина, держа в руках портреты лидера социалистической революции Владимира Ленина.

Таким образом, тысячи индийских социалистов выразили резко негативное отношение к возможному захоронению тела Ленина, заявил глава объединения Провас Гхош. В ходе акции социалисты сожгли чучело с портретом Путина вместо головы, выкрикивая приветственные речевки своему советскому идеологическому лидеру".

155.17 КБ

*Ду́рга (санскр. दुर्गा, Дурга́, «труднодоступная» или «непобедимая») — одна из самых популярных богинь в индуизме. В тантризме имя богини имеет свое значение, так слог ду напоминает о четырёх асурах: бедность (даридра), страдание (духкха), голод (дурбхикша) и дурные привычки (дурвьясана). Звук р означает болезни (рогагхна), а слог га — грехи (папагхна), несправедливость, антирелигиозность, жестокость, леность и прочие дурные привычки. Таким образом, богиня уничтожает все виды зла, символизируемые звуками ду, р и га.

Почитание Дурги первоначально было свойственно неарийским племенам, позднее, она была включена в индуистский пантеон в процессе адаптации индуизмом народных верований, в частности культа Великой богини-матери, олицетворения созидательных и разрушительных сил природы. В шиваизме и тантризме рассматривается как шакти Шивы — манифестация его творческой энергии.

В мифах Дурга выступает как богиня-воительница, сражающаяся с демонами, защитница богов и мирового порядка. Один из самых известных её подвигов, в состоянии гнева (которое почитается как отдельный образ Дурги — богиня Чанди) — уничтожение в поединке демона Махиши, низвергнувшего богов с небес на землю и который не мог быть побеждён ни мужем, ни животным.


на этом тему "прогрессивного буржуазного техно" считаю завершённой-:).


*
green

"эти песни создавали мечты" или "молодцы мальчики, старались"

*

Время от времени заглядываю на радио "свобода" посмотреть, что же там обсуждает Фанайлова Лена. Обнаружил, что обсуждает "Искусство памяти: 1991 год". Повод - "Выставка в центре дизайна ArtPlay и мультимедийный проект «ПутчЁself», - довольно мутноватые картинки, сделанные по фоткам: "мутноватыми" я их называю потому, что реальность в них не только не/до-проявлена, но и "работа памяти" представлена как "сонная дымка", фантазм.

(Радио Свобода: "Коллективная память об августе 1991 года: зона согласия или идеологическая война? Искусство памяти или исчезающий архив? Почему посреди выставочного зала установлена баррикада с надписью: «эта конструкция не призывает к отмене результатов выборов 2011 года»? Смысловые клише августа 91 года: танки и «Лебединое озеро», очереди в магазинах и южный берег Крыма, Горбачев и Ельцин. Портреты Егора Гайдара, Галины Старовойтовой, Анатолия Собчака и Геннадия Бурбулиса. Фотореалистическая живопись и монтаж изображений со старых кассет VHS. Должна ли выставка о событиях 91 года призывать к гражданской активности сегодня? Коллективная память вне идеологии").

Валерий Анашвили: - "Какой силы была энергетика непонятно чего в обществе – то ли протеста, то ли абсурда, то ли борьбы, что она заставила человека, вышедшего из булочной, лечь под танк. И увидеть, что это был за протест, не так просто, как кажется на первый взгляд. Ни историки, ни политологи, ни экономисты, ни социологи так просто этот феномен объяснить не могут. Они нам объясняют тем, что было недовольство в обществе и так далее. Но это недовольство не всех подталкивало к подобным поступкам, с одной стороны. С другой стороны, все-таки Советский Союз существовал прекрасно, и ни один человек в мире не прогнозировал развала в этот момент. Это же тоже очень важно. Многие люди в мире анализировали развитие нашей страны, и вдруг что-то сломалось – выплеснулась невероятная энергия. И в этой выставке мы пытались увидеть энергетические, психологические, эмоциональные и прочие потоки, которые пронизывали общество".

:

вообще, конечно, это поразительное тупоумие: "ни историки, ни политологи, ни экономисты, ни социологи так просто этот феномен объяснить не могут". Конечно, я не являюсь представителем этих древнейших профессий, поэтому объясню всё просто и тупо. Объясняю: в 1991 году самой популярной группой СССР (в его тинейджерских частях, "приближенных к столицам") была группа "технология". Группа "технология" в 1991 году сняла 4 любительских промовидео на 4 своих песни, и эта работа обошлась в 100 долларов США (т.е один клип - 25 долларов). Т.е это абсолютно низовой продукт (Айзеншпис будет уже позднее). Поэтому эти 4 клипа (сейчас) являются тем самым "историческим документом", который и прольёт свет на то, что: "вдруг что-то сломалось – выплеснулась невероятная энергия". Эта "невероятная энергия" приведёт к тому, что точно такие же ребята, с такими же причёсками, как в данном видео (ниже) будут убивать людей (друг друга) за какие-то 500 долларов, то есть за гигантские, умопомрачительные деньги: всего через 2-3 года после. Бедные, лупоглазые - надо было слушать меньше прогрессивного буржуазного техно. Смайлик (как бы).

Yagdash 2 мес. назад: хуяссе, тут узге и немцы на индастриал и англоязычные подвалили
ктоб знал что группа детства
вобще тогда, эти песни создавали мечты
другого не было
это детство

screamukraine 2 г. назад: ​​с совковым пост-индастриалом и бесконечными блочными домами охуенно!

Osenneenebo 3 г. назад: молодцы мальчики, старались




*
green

тавтологии наихудшего свойства

*

"В 1986 году написанный по-английски сборник эссе Бродского «Less Than One» («Меньше единицы») был признан лучшей литературно-критической книгой года в США. В 1987 году Бродский стал лауреатом Нобелевской премии по литературе".


...Война только что кончилась, двадцать миллионов русских гнили в наспех вырытых могилах, другие, разбросанные войной, возвращались к своим очагам или к тому, что от очага осталось. Станция являла собой картину первозданного хаоса. Люди осаждали теплушки, как обезумевшие насекомые; они лезли на крыши вагонов, набивались между ними и так далее. Почему-то мое внимание привлек лысый увечный старик на деревянной ноге, который пытался влезть то в один вагон, то в другой, но каждый раз его сталкивали люди, висевшие на подножках. Поезд тронулся, калека заковылял рядом. Наконец ему удалось схватиться за поручень, и тут я увидел, как женщина, стоявшая в дверях, подняла чайник и стала лить кипяток ему на лысину.

...Тогда я еще не знал, что всем этим наградил нас век разума и прогресса, век массового производства; я приписывал это государству и отчасти самой стране, падкой на все, что не требует воображения. И все-таки думаю, что не совсем ошибался. Казалось бы, где, как не в централизованном государстве, легче всего сеять и распространять просвещение? Правителю, теоретически, доступнее совершенство (на каковое он в любом случае претендует), чем представителю. Об этом твердил Руссо. Жаль, что так не случилось с русскими. Страна с изумительно гибким языком, способным передать тончайшие движения человеческой души, с невероятной этической чувствительностью (благой результат ее в остальном трагической истории) обладала всеми задатками культурного, духовного рая, подлинного сосуда цивилизации. А стала адом серости с убогой материалистической догмой и жалкими потребительскими поползновениями.

Мое поколение сия чаша отчасти миновала. Мы произросли из послевоенного щебня — государство зализывало собственные раны и не могло как следует за нами проследить. Мы пошли в школу, и, как ни пичкала нас она возвышенным вздором, страдания и нищета были перед глазами повсеместно.

72.74 КБ

...Конечно, память одной цивилизации не может — и, наверное, не должна — стать памятью другой. Но когда язык отказывается воспроизвести негативные реалии другой культуры, тут возникают тавтологии наихудшего свойства.

(J.Brodsky: «Less Than One»)


Отзывы читателей: "Это первое произведение Бродского, которое я прочитала. Т.е. нет. Когда-то еще пару стихов, часть поэмы про Марию Стюарт... Помню, я с однокурсником читала это на паре по религиоведению и язвили по поводу и без. "Меньше единицы"... Мне, конечно, сложно понять то, о чем пишет Бродский ввиду моего минимального опыта жизни в СССР. Понятие "система" не вызывает у меня никаких негативных ни эмоций, ни ассоциаций. Сталин и Ленин - не более чем исторические личности, о которых мне рассказывали на истории в школе, а я вполуха слушала.

Но когда читаешь подобные книги... Я всегда задаюсь вопросом: как же можно было жить в таких условиях? Как можно было подвергаться унижениям за свою национальность, сидеть в тюрьме по абсурдным статьям, а потом спокойно, с грустной насмешкой, интеллигентным языком об этом писать??! Как это возможно??? Бродский, безусловно, не станет одним из наиболее читаемых мною писателей. Не его я буду перечитывать. Но написанные с ужасающими меня спокойствием и невозмутимостью, мол, да, вот так и было, а, собственно, что?, произведения впечатлят меня настолько, что, ругая политику, я нет-нет да и вспомнив эпоху тоталитаризма, с радостью вздохну: а все-таки я живу в свободной стране!"

Jan, 04/2006 ru_books


*
green

пути народа

*

В том момент, когда в России состоится это: "Выборы Президента России, в соответствии с решением Совета Федерации, пройдут 4 марта 2012 года. Впервые президент России будет избираться на 6 лет", здесь, в РА, мы будем праздновать это:

День установления Советской власти в Абхазии объявлен памятным днем. Такое решение принял в пятницу на своем последнем в 2011 году заседание парламент республики.

По вопросу «О внесении дополнения в Закон РА «О праздничных и памятных днях в Республике Абхазия» заслушали Льва Шамбу, который сообщил, что День советизации Абхазии – 4 марта является значимой датой в отечественной истории. Это признали все, с кем он консультировался - представители интеллигенции и научной общественности.


Шамба предложил депутатам добавить еще один памятный день в календарь Абхазии и назвать его: «4 Марта – День установления Советской власти в Абхазии». Решение было принято.

97.81 КБ

Советы Абхазии (1922-1937)

1. История советского строительства в Абхазии – это история деятельности трудящихся масс, объединённых в Советы.
2. Являясь самыми массовыми организациями трудящихся, Советы представляют собой наиболее эффективную форму вовлечения масс в управление государством, народным хозяйством, обществом.
3. Опыт работы Советов Абхазии приобретает особый интерес на современном этапе, когда решается задача максимального вовлечения масс в коммунистическое строительство.



:

Во избежание разногласий привожу ссылку на статью (1992) своей матери: [ОЧИРОВА Татьяна Норполовна. Окончила МГУ имени М. В. Ломоносова. Член СП СССР, научный сотрудник Института мировой литературы имени М. Горького АН СССР. Кандидат филологических наук. Автор книг и статей по проблемам советской многонациональной литературы], наиболее рефератируемые (начало 90-х):

Очирова Т. Н. Присоединение Сибири как евразийский социокультурный вектор внешней политики Московского государства.
Очирова Т.Н. Геополитическая концепция евразийства.
Очирова Т.Н. Евразийство и пути русского исторического самопознания. //Известия РАН.
Очирова Т. Н. Евразийская модель культуры // Цивилизации и культуры: Альманах. Вып. 1. Россия и Восток: цивилизационные отношения.

и пр. Она в этот период докторскую по данной теме защищала, но не успела.


"Едва ли в практике мировой истории найдется другой такой случай, когда какие-нибудь несколько десятков лет оказали такое губительное воздействие на судьбы языков и национальных культур. Всесоюзная перепись 1926 г. зарегистрировала 194 народности. Далее, по данным переписи, число национальностей убывает со скоростью катастрофической: по переписи 1939 г. их 99, перепись 1959 г. насчитывает их 109, перепись 1970 г. — 106, перепись 1979 г. учла 101 народность. В 80-е годы преподавание ведется лишь на 39 языках.
В истории мировой цивилизации не было аналога масштабам этой национальной эрозии. За пятьдесят три года «невиданного расцвета наций и народностей» исчезла добрая половина этих народностей! Данные 1926 г. насчитывают 57 национальных и 75 этнических групп. Данные 1979 г. — 35 национальных и 17 этнических групп. Резко сократился и численный состав внутри отдельных наций и народностей. На одну треть уменьшился сегодня численный состав русского народа. В 1926 г. юкагиров, жителей Крайнего Севера, представителей древнейшей палеазиатской группы языков, насчитывалось около 2 тыс. человек. Сегодня их осталось 80б, из них родной язык знают 100 человек. Все годы проведения в жизнь «ленинской мудрой национальной политики» дети юкагиров обучались в школах на русском или якутском языках, лишь недавно вышел в свет первый юкагирский букварь тиражом 100 экземпляров, причем большая половина тиража остается пока что без применения.
Разрушение национальностей отражено и закреплено даже в справочных изданиях. Так, в Большой Советской Энциклопедии (М., 1954) статья «Национальность» отсутствует вообще. Да и сегодня многие настаивают на упразднении во всех документах самой этой графы: «национальность». Усиленно пропагандируется еще один любопытный тезис. Так, на состоявшейся в июне 1989 года научной конференции по проблемам национальных отношений и в ряде выступлений по радио директор Института этнографии академик Ю. В. Бромлей, заместитель директора института доктор исторических наук Л. М. Дробишева настаивают на необходимости свободного выбора национальности, свободного перехода из одной национальности в другую. Но если, скажем, якут, по собственному усмотрению, вопреки сложившимся традициям жизни народа, назовет себя грузином, не будет ли такой этнический волюнтаризм сродни пресловутому проекту поворота северных рек?"

http://www.fedy-diary.ru/?page_id=6205

*
green

нет, ты всего лишь дубликат (катись-ка в ад)

*

Забавно, что рецензии на свежевышедшие книжки в России в конце 2011 года тупо повторяют музыкальные интенции 15-летней давности - то есть времени взросления автора рецензии. Я про первый русский трип-хоп образца 1996(8?) года, конечно. (Music video of Russian singer Linda, 1996)


Птица перед тьмой: 26/12/2011 "Оптика Михаила Айзенберга в «Случайном сходстве» – оптика птицы, существа, всматривающегося в любое явление до обретения этим явлением ясности, полагает Линор Горалик. ("этим же предчувствием темноты обострен слух. В этой хрупкой ситуации птица выбирает всматривание, вслушивание, непрестанное напряжение внимания — и построение цельной вселенной из увиденного, услышанного — в качестве главного способа выживания, изощренного метода защиты от подступающей темноты")



Подвести черту под увиденным (и снятым, и спетом) на Подольском цементном заводе (такая смесь киндзадзы со штатовской мадонной, решившей перекраситься в брюнетку) в 1996 году можно опять "словами философа":

"...суть в следующем: поскольку антикоммунистическая революция была направлена не просто против социализма, а вообще против идеологии как таковой, соответственно, против публичности, против места власти, то довольно понятно, что она привела к долгие годы наблюдавшемуся перехлесту, уходу людей в частную жизнь, усилению ненависти по отношению к публичной сфере как таковой. И это выглядит как апатия, но в глубине этой апатии – сила отторжения и расторжения социальной связи. Это мощная подземная сила. И рано или поздно она переходит обратно из потенциального в «кинетическое» состояние.

Те события, которые происходят сейчас – я видел, что общество беременно ими, хотя на тот момент, когда я писал, в начале 2000-х, политизация была на нуле, и в моду входило наигранное государственничество, национализм и Путин (последний – как фетиш пустоты публичного места). Но в то же время страна еще жила затухающей волной освободительной эйфории времен перестройки.


Чудесная радость потребления, пересечения границ, переименования городов еще чувствовалась по контрасту с советским, и позволяла наслаждаться негативностью, этим руинированным состоянием общества, произведенным нереализованными до конца силами разоблачения, отказа и отчаяния. То есть в разрушении идеалов, цинизме еще чувствовалась радость свободы, в отказе от политики – поза вызова советской пропаганде.



Как только практические последствия* прошлого события стали забываться, его негативность снова выплеснулась наружу".

*1998 Линда альбом «Ворона» "Премия «Джем» «платиновый диск» за 1.250.000 проданных копий


*
green

к предыдущему: бабуха васа (красные не сдаются)

*

Ткуарчал - это город-герой. Индустриальный центр и самый молодой город Абхазии (статус города Ткуарчал получил в 1942 году). Во время войны 1992—1993 годов город пережил тяжелейшую блокаду, продолжавшуюся 413 дней. Жертвами блокады и бомбежек грузинских войск стали несколько сот мирных граждан. В послевоенные годы в результате экономический санкций введенных против Абхазии со стороны СНГ индустриальный потенциал Ткуарчала был полностью разрушен. Промышленное производство упало более, чем на 90 %.

Интересной и по своему уникальной является архитектура города. Большинство административных и общественных зданий, а также жилой фонд в центральной части Ткварчели были построены пленными немецкими солдатами (после 1943-44 гг). В проектировке зданий участвовали немецкие архитекторы и инженеры. Это наложило на город неповторимый отпечаток и сделало его непохожим на все остальные малые города СССР.

Ткуарчал на Википедии

:

Олеся Вартанян ноет на радио-свобода: "В Абхазии Ткварчели присвоено имя города-героя. Во время грузино-абхазской войны это место находилось под долгой осадой. В некоторых местах на улицах до сих пор видны следы разорвавшихся снарядов, на стенах домов можно встретить дыры от перестрелок. Как говорят местные, в первые месяцы войны у них почти не было оружия, чтобы держать осаду города. Некоторые местные рабочие из-за этого начали снаряжать самодельные арбалеты. Из простой заводской трубы делали гранотометы.

Некоторые из останков оружия того времени до сих пор хранятся в городском музее. Стены небольшой музейной комнаты сплошь завешаны портретами местных жителей, которые погибли на восточном фронте. Этот маленький музей, наверно, единственное место в Ткварчели, где все еще можно увидеть дымящиеся трубы заводов и бегающие по канатной дороге вагонетки, пусть даже все это только на выгоревших фотографиях", ссылка

:

А вот чрезвычайно популярный ролик (видимо, из-за своего реализма), наглядно показывающий, что такое автобус Ткуарчал-Псоу "далёкого 1995 года"

Видео: аналог камеди клаб на абхазском телевидении.



*