Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

green

free pussy riot

*

Журнал interlinks сообщает, что в мировом масштабе рынок одежды для мусульманок оценивается в 96 миллиардов долларов, причем больше половины 1,6 миллиардного мусульманского населения планеты одевается довольно скромно и тратит на одежду такого типа в среднем не более 120 долларов в год (по средним подсчетам). Но некоторые костюмы от ведущих дизайнеров стоят порядка 10,000 долларов, что отнюдь неудивительно, если учесть, что исламский рынок также охватывает «нефтяные» территории вроде ОАЭ и Саудовской Аравии — показы исламской моды проходят по всему миру, от Тегерана и Джакарты до США.

Фото: на улицах Анкары

58.69 КБ


Сентябрь 2011: - Среди докладчиков были в основном представители Казани и Москвы. На конференции были обсуждены такие вопросы как роль женщины в исламе, исламский феминизм и активизм, семейно-брачные отношения, роль СМИ, история женского движения у татар.
<....>
Сама конференция, а точнее состав участников(-иц), стал примером того, что жизнь многих современных мусульманок в России далека от затворничества. Конечно, говорить о том, что все женское мусульманское сообщество России представляет собой эмансипированных субъектов, сознательно выбравших ислам и мусульманский платок, было бы преувеличением. Однако приехавшие на конференцию мусульманки, безусловно, представляли из себя авангард женского исламского активизма в стране.

Правда однородностью этот авангард также не отличается. Даже в рамках одной конференции порой звучали противоречащие друг другу заявление. Например, с одной стороны, знаменитая переводчица текста Корана Валерия Порохова, следуя (сознательно или нет) общемировому тренду исламского феминизма заявила, что для нее нет никаких других авторитетных текстов кроме Корана и сунны и что мусульманкам необходимо обращаться непосредственно к тексту Священного Писания. В этом контексте, она заявляла, что женщина является свободным субъектом, который даже может сама выбирать себе супругов из числа тех, кто «вдали от уммы» и что хиджаб обязателен только до 60 лет.

С другой стороны, были такие выступающие как Марьям Бикмаева (Религиозная община мусульман «РИСАЛЯТ), которая фактически противопоставляла ислам женской эмансипации. Правда на реплику из зала, что ее сознательный выбор хиджаба, а также ее активистская деятельность, является примером эмансипации – только особой исламской эмансипации – она оставила без комментария.
Содержание основных докладов в целом оставляло радужное представление о положении современных мусульманок в России. Исключением стало выступление заместителя директора Центра «Аль-Васатыйа» Галины Хизриевой, которая рассказала о ситуации в современном Дагестане и о девушках, которые выходя замуж за «лесных братьев» уходят в горы, где помогают боевикам.
В общем, конференция показала достаточно высокую степень активности современного мусульманского женского сообщества. Однако судя по выступлениям, в сознании многих мусульманок еще сильны западные представления о феминизме и эмансипации. Зачастую для них эти слова ассоциируются с некоторым противопоставлением исламу.

Хотя сам факт организации такой конференции и большего участие в ней мусульманских активисток говорит о том, что в России сейчас существует некоторая эмансипированная и феминизированная, но уже по исламского образцу, женская прослойка. Осталось дождаться того, когда они это сами осознают.

Фото: В Израиле акция прошла в Тель-Авиве. Let our sisters go! (Освободи наших сестер!) Free Pussy Riot!

56.38 КБ



*
green

Олег Киреев / предварительные заметки. Земля. 50-е

*

В новом номере альманаха Транслит осуществлена пре-публикация (перед выходом книги) текста Олега Киреева "Земля, 50-е". Я очень ценю то, чем занимался Олег; новость о его смерти* была основным мотиватором написания части текста Палестины (в том куске, что посвящён ему). Может быть, кто-нибудь и сможет в России заниматься историей так, как это делал Олег.
В журнале опубликованы довольно большие куски из не-дописанной книги, здесь я хочу разместить "предварительные заметки"

"Иван Засурский /вторник, 7 апреля 2009 года, 16.14 / Олег Киреев, до свидания / Смерть Олега привела к появлению огромного количества публикаций в ЖЖ


77.79 КБ


[Олег Киреев / предварительные заметки. Земля. 50-е ]

Это не историческое исследование. В нем нет потрясающих исторических разоблачений, например,не стоит ждать, что оно раскроет глаза на то, как Хрущев победил Маленкова, или почему Мао не дали захватить Формозу. Это, может быть, исследование о том, как писать историю. Со времен Толстого критиковалось героическое, помпезное изображение истории, как оно присуще средневековым летописцам. Школа Броделя, Ле Гоффа и др. открыла нам мир повседневности — изучение быта, образов жизни, языка, экономическая история. Такая история представляется более привлекательной; но она по своей изначальной посылке должна быть анонимна. Читая историческую фактуру, все же видишь, как особенно неподкупно на фоне этой анонимной истории выглядят отдельные личности.

Мне не требовалось пересказывать все исторические сюжеты. Совершенно выпали кубинцы,
движение черных в Америке, Тито. Любой, кто захочет найти полное описание того, как Роза Паркс отказалась уступить сиденье белому, или как бородачи засели в Сьерра-Маэстре, — найдет их без труда. Также, в годы, когда большинство изданий на тему отечественной истории имеют
названия типа “Сталин, спаситель нации”, — я не собирался давать описания событий, которые бы их исчерпывали. Меня интересовали сценарии, отношения отдельных людей и коллектива к процессу истории, средства коммуникации. Я также не стал стремиться прочитать все доступные книги по разным темам, или даже охватить большинство книг. Поэтому я отказался от традиционного академического подхода к библиографии, когда каждая цитата должна быть указана с точностью до страницы.

У истории свои средства коммуникации — это хроники, книги. Это фильтр, который стоит между нами и людьми/событиями прошлого. Жак Ле Гофф создал образ историка Мишле, как он изучал Средневековье и как его восприятие Средневековья менялось по мере того, как Мишле переживал Парижскую коммуну. Мне кажется, я хорошо знаком с авторами тех исследований, которые я читал. Я бы хотел написать портрет почти каждой отдельной книги. О, эти библиотечные и архивные полки. О, книжные магазины, особенно за границей, куда ты можешь больше не попасть и где именно сейчас, среди всего что есть, нужно выбрать необходимое!

политическое использование искусства

50-е – очень рациональная эпоха, хотя бы потому, что для “свободного искусства” нет времени: после войны и в момент нового раздела мира во всём такая плотность, что нужно срочно определяться, предпринимать какие-то меры. Все, что произошло, так серьезно, что нет места ни для какой бутафории, ни для какого заимствования кодов и костюмов из прошлого, о котором пишет Маркс в начале “18 брюмера”. Нет времени подобрать декорации и костюмы. Это в 70-е в Европе и США критические интеллектуалы будут воскрешать наследие советского авангарда, делать публикации и защищать диссертации по “Октябрю”, разбирать идеи конструктивистов, смело критиковать “властный дискурс”.

В 50-е все жестко, быстро, сурово, фактурно. С одной стороны, на почве культуры происходят “чистки” /от Китая до европейских компартий — “ждановщина”/. С другой стороны, новоорганизованное ЦРУ стремительно покупает всё, что может купить, организует модный промоушн абстрактного экспрессионизма и вводит новый стиль/новый образ жизни для “своих” интеллектуалов: блеск отелей, банкетов, заманчивые гонорары.

Поэтому же, наверно, в 50-е нет таких блестящих произведений искусства, как в 60-е. Кинорежиссеры не создают таких изысканных и болезненных шедевров, как “Затмение” или “Диллинджер мертв”. Два великих немца — Герман Гессе и Томас Манн — написали свои последние произведения и получили за них Нобелевские премии в конце 40-х, еще один эпохальный немец по имени Бертольд вернулся в Восточный Берлин из США в 1948, но уже не создавал ничего, что бы потрясало /разве только сам факт его присутствия и известная сцена наблюдения за советскими танками, сами создают выдающийся эффект Verfremdung/. В середине десятилетия в первом ряду появятся несколько меланхоличных швейцарцев / Фриш, Дюренматт/, но все же это писатели из тех, которых забывают. Может быть, 60-е не ставили целью создание “искусства для искусства”, но у них в любом случае для этого было больше времени. А для 50-х образец “чистого искусства” – это последний эстет Эзра Паунд, сидящий в клетке (за сотрудничество с
фашистами Паунд был посажен американскими оккупационными войсками в клетку, где провел
несколько месяцев следствия). А лучшее, на мой взгляд, что было написано – это “Вопль” Гинсберга.

50-е – это время высокоангажированного искусства, когда искусству придается повышенно важное
значение, как общественной силе. Об этом свидетельствует то, что:

– политические руководства обсуждают политику в области искусства так же, как все остальные стратегические области, много инвестируют в искусство, чтобы оно приобрело вес в международных отношениях; пример — учреждение в 1948 году в Западной Германии регулярной выставки Documenta;

– государства демонстрируют готовность своих стран к интеграции в международную систему
отношений с помощью искусства – такова официальная функция модернизма в искусстве /например,
Югославия демонстрирует всему миру свою антисоветскую ориентиацию посредством госзаказов на
абстрактные скульптуры/;

– “Ждановская доктрина” соцреализма широко обсуждается в левых кругах Западной Европы, с ней соглашаются или спорят представители самых разных направлений /Эмилио Серени от ИКП, бельгийский участник “Кобры” Кристиан Дотремонт — “Социалистический реализм против революции”/; лидеры европейских компартий постоянно выступают по вопросам искусства — Пальмиро Тольятти обвиняет участников “Группы восьми”, китайские авторы руководствуются поучениями Мао в Яннани;

– художники в Европе страстно ищут новый авангард – продолжение модернистского движения,
стоящего в оппозиции к буржуазному обществу и исследующего в бескомпромиссном поиске самые
проклятые вопросы бытия; повсюду ставится вопрос, какое искусство может быть полезно и служить коммунизму, и какому коммунизму; а если это не коммунизм, а какая-то другая версия лучшего общества, то ее адепты сразу же делают выбор оказаться между железными клиньями коммунистического остракизма и убивающего капиталистического равнодушия;

– ЦРУ развертывает сети культурных организаций, таких, как Конгресс за культурную свободу, десятки журналов, сотни фестивалей и конференций; с другой стороны Железного занавеса тоже проводятся культурные мероприятия, такие, как Всемирный фестиваль Молодежи и студентов, Московский Кинофестиваль – Советский Союз видит себя как ключевое звено в цепи антиколониальных движений во всем мире, и укрепляет ее с помощью культуры.

Тогда, особенно в начале 50-х, интеллектуалы и художники еще сохраняют свой ореол
властителей дум. Еще сохраняется представление, что “их мало, их единицы”. Книги, картины — это еще не массовая интеллектуально-дизайнерская продукция, а росчерк пера гения.

социалистический спектакль

Социалистические общества поняли, что медиа и интеллектуальный дискурс в мобилизационном
обществе – это орудия. Интерпретация истории является решающей частью формирования мнений,
поэтому об истории людям полагалось знать лишь то, что требовалось знать, чтобы выполнять задания текущего момента. Исторические интерпретации обновлялись и update’ились к нуждам дня так же быстро, как обрабатывалась и поставлялась информация о текущем моменте. За такой инфополитикой стояло представление: только текущий момент придает истории ее актуальность, исходя из нужд сегодняшнего дня требуется показать прошлое, чтобы народ наверняка мог черпать из него источники вдохновения, а не уныния. Отсюда то, что называется “сталинская школа фальсификаций”: ежовы и пр. то исчезают, то появляются на известных фотографиях. Медиа и дискурс должны быть мобилизованы на борьбу так же, как мобилизуются заводы. Это чистый “1984”.

Отсюда приобретают новое значение черты политического спектакля при социализме. Всем
известен церемониальный, спектакулярный характер партийных съездов, разыгрывавшихся по
сценарию, в котором все детали должны быть соблюдены, иначе у депутатов возникало ощущение
какой— то неполадки в государственной машине, нарушения /как это было на ХХ съезде/. Политический спектакль является средством политической коммуникации — коммуникации с собственым населением и с иностранными державами. С одной стороны, руководители страны ставят свое население и руководителей других стран в известность о том, какова их политическая линия. Это демонстративные жесты: “мы устраняем левый уклон”, “мы отстаиваем приоритет военной промышленности”. Как в рассказе Борхеса разведчик убивает человека по имени Альбер, чтобы сообщить своему боссу в далекой стране, что секретный пункт, который нужно разбомбить, называется “Альбер” — так же вожди используют в качестве означающих людей, этносы, города. Грубо говоря, когда в 1950 расстреливают бывшего директора Госплана Вознесенского, то это означает: “тот, кто отдает приоритет производству предметов потребления, должен быть убит”.

В коммуникации с собственным населением власти не только односторонне выносят оценки, “кто хороший, кто плохой”. Власти, особенно в идеологизированном государстве, проводят воспитательную работу, — с помощью спектакля они демонстрируют свое представление, как общество должно функционировать. У них нет задачи придти к абсолютному покою. Наоборот, все время должно что-то происходить. Это что-то должно иметь “воспитательный” характер. В риторике сталинских процессов преобладают оценки, характеризующие “черты общественного характера”: что обсуждается – это каким образом общество или его член преодолевают препятствия и имеют дело с трудностями: выражения общественно— политического слэнга, такие, как “оппортунизм”, “левый уклон”, “ревизионизм” или “консерватизм” означают не набор взглядов, а характер поведения в трудных обстоятельствах: “оппортунизм”, например, означает тенденцию к тому, чтобы пользоваться любой возникающей легкой возможностью для достижения результатов, в ущерб последовательности при осуществлении генеральной линии /вот почему и сегодня коммунистический политический язык кажется нам штампованным и не всегда понятным/. Более того, бывает “правый” и “левый оппортунизм”. Например, в понимании китайцев, Хрущёв был подвержен обоим: “Проводя в один момент авантюрную политику, он отправил ракеты на Кубу, а подчиняясь в следующий момент капитуляционистской политике, он покорно убрал ракеты и бомбардировщики с Кубы, по приказу американских пиратов... Принося, таким образом,
постыдное унижение великим советским людям, не знавшим подобного в течение сорока и более лет, со времён Октябрьской революции” /”Красный флаг”, 21 ноября 1964/.

Классики марксизма-ленинизма в своих трудах часто не излагают положения доктрины, а посвящают много страниц яростному опровержению оппонентов: Ленин — Гильфердинга и Каутского, Сталин — некоего “товарища Ярошенко” и “товарищей Саниной и Венжера” /”Экономические проблемы социализма”/. При этом, разоблачаются не только аргументы, но и противники попутно выставляются в невыгодном свете, характеризующем их как персонажей неадекватных - “тов.Ярошенко” предлагает за полгода написать учебник политэкономии и просит себе для этого двух помощников. Если Ярошенко не было, его стоило выдумать.

Ввиду этого становится больше понятно, какую роль должны играть люди искусства и интеллектуалы. Как публичные фигуры, они больше всего подходят для того, чтобы исполнять роли в Спектакле, а не для того, чтобы производить какие-то оригинальные мнения. Поскольку их действия всегда носят характер не массового безличного поведения, а отрефлексированного личного выбора, за их поступкам стоят не “шкурные” мотивы, а общественно значимые аспекты идеологий. Сколько разнообразных философий в размышлениях Рубашова /у Кёстлера/! Сколько оттенков исторической памяти в теории Марра!

Интеллектуалы не только отличаются индивидуальным стилем — они больше всего подходят на
роли “плохих парней”. Когда весь народ радуется и веселится успехам, — появляются какие-то очкарики, которые высказывают сомнения. Они предназначены на роль исполнителей второго члена в гегелевской триаде — должно быть высказано мнение, последовать опровержение и затем наказание, то есть показательная чистка, но её суть не в том, чтобы истребить или наказать побольше кадров, а в том, чтобы продемонстрировать позиции. Поэтому, например, у братьев Стругацких в “Хищных вещах века” /1964/ интеллигенты, в обществе всеобщего ликования, выполняют “провокации ради провокаций”: их единственная задача в том, чтобы вызвать ярость, заставить народ прекратить ликование.

синхро

Передо мной было два варианта, оба имеющие характер авторского проекта, а не распространенной научной методологии: один — писать, устанавливая местами параллели прошлого с настоящим, заставляя их “перекликиваться”, почти как Платон, по Дерриде, перекликивается через века с Гегелем; другой — руководствоваться только настоящим временем, с точки зрения тех людей, которых я описываю. Второй проект, конечно, был труднее. Он потребовал бы отказаться от всех исторических исследований, которые, естественно, были написаны позже, и руководствоваться только книгами, фильмами, периодикой, корреспонденцией того времени — тем, что создавали люди в 50-е. Это сложный проект и, хотя при его условии большая часть информации была бы потеряна, я жалею, что не стал его выполнять.

Здесь и выясняется разница между историей, как наукой, и, так сказать, жизнью.

Люди живут в настоящем, не зная, что будет. Даже если предположить, что есть властные элиты, которые оказывают влияние на ход событий, то и они не могут знать, как в точности развернутся события в будущем. А историк, скажем, 1970-х, знает, что произошло после 50-х, знает, какие течения 50-х имели последствия, какие нет.

Поэтому очень интересно отразить в работе ограниченный горизонт знания современников, отразить их незнание, непонимание. Я все же старался не упускать из внимания этот горизонт.

Еще, недавно по-русски появилась книга Х.-У.Гумбрехта “1926”. В ней ненавязчиво высказывается возможность, что она “породит новую научную школу”. Я не могу признать, чтобы она оказала на меня какое-то влияние, тем более определяющее. Идею написать книгу, которая была бы синхронным историческим срезом, я лично имел уже очень давно.

Она хранит память трех городов, в библиотеках которых я её писал — Мальмё, Москвы и Дхарамсалы.


*
green

как листовка - так и я

*

Виктор Iванiв: поэтическое/политическое
(ответ на опрос журнала "воздух)


В песне Егора Летова «Как листовка, так и я» припев и куплет говорят нам о разном времени: внешнем — «листовка» — и внутреннем — «будем необъятными, как полати, станем заповедными, как деревья». При этом само внутреннее время, речь, чьи-то голоса (в голове) и оказываются листовкой, то есть прокламацией этого внутреннего я.

В своё время я имел опыт работы в таком режиме: когда после бессонной ночи единственным возможным совершаемым действием был «возврат каретки», когда мысль и действие зарождались в одном движении, и казалось, что ты действительно осуществляешь жизнь политики, делаешь «новости».

Этот график порой совершенно выбрасывает человека в раздраконенное внутреннее время, в пленэр и пейзанский отдых — который сродни забвению, тогда как настроенный организм тревоги, готовности к худшему, ответственности за каждую букву насыщает воздух этого сельского отдыха грозой неописуемого ужаса, хотя, казалось бы, ты уже догрёб до «заповедного» берега, но каждая прожилочка окружающего навсегда отравлена ядом. Ядом политики, чернилами, которые ты когда-то пропечатывал.

В этом смысле любое ответственное слово всегда будет политическим, даже если это любовная лирика. Потому единственным политическим убеждением может быть политика предела: каждый возврат каретки имеет смысл, только если он понимается как последний, и весь автоматизм являет политику «рождений, смертей, перерождений», то есть вооружённый смертью джихад.


:

Я находился сейчас (неделю) в Москве, заболел гриппом; по этому поводу отлёживался дома у товарища, много висел в интернете. На днях пришёл в гости анархист Бонифаций, и с помощью ультранавороченных гаджетов ознакомил меня с творчеством панк-группы из Улан-Уде. Я был заинтересован и шокирован, смайлик.

Я подумал о том, что с этими ребятами, которых с 200з года уже нет в живых, не сравнится никакой "прогрессивный" английский кинематограф времён "тетчеризма"(«безвкусные, дефективные, тошнотворно провинциальные фильмы»). Собственно, если и существовали где-то люди, верящие в то, что "будущего нет", то вот они.

И они мертвы.

Собственно, даже музыка их не-важна. (тем более, что среди музыкальной общественности к ней отношение настороженное: уродская музыка, прямо скажем. Хоть и рубятся хорошо, и качают).

Важнее люди - их порыв, их свобода, их уродство, их красота.

<Группа «Оргазм Нострадамуса» образована в 1995 году улан-удэнскими панками Углом и Резаном. Первоначально назывались «Грехи Нострадамуса». Группа находилась в авангарде так называемого «Движения Гидроцефалов», ведущего за собой экстремальных музыкантов, поэтов и художников, не вписывающихся в социум. Эмблемой движения был взят «Крест Гидроцефала» (перечёркнутый крест накрест квадрат) — древний символ саморазрушения, самоуничтожения и добровольной деградации, который нарисовал друг Фишева — художник Банзаркцаев.

Первые два альбома Восхождение к безумию и Лихорадка неясного генеза имеют невысокое качество записи. Три последующих альбома Смерть аморала, Убей Тинейджера и Эстетический терроризм звучат увереннее. Эстетический терроризм, изданный значительно позже других, стал последним полноценным альбомом группы, записанным в оригинальном составе. Альбому же 2003 года, под рабочим названием «Анти Всё», так и не суждено было выйти в оригинале, он был записан в 2005 году на студии Powerskya studios (Поварская) у Резана, новым составом «неОН», музыка и тексты сняты с демозаписей альбома>


Идейный вдохновитель, автор песен, вокал — Алексей «Угол» Фишев (RIP).
Сценический образ Угла — параноик, одержимый сверхценными идеями, бредом: ритуальным, реформаторским, любовно-эротическим и т. п. До 1997 года все концерты группы проходят только в Улан-Удэ.

< Бурятское общество свободных художников. История культуры Бурятии. Андеграунд. Эстетический терроризм>




В моем подсознании
Вспыхнуло восстание

В моем мозгу создали
революционный комитет
Меня - осталась лишь
Недобитая контра.
Экспроприации подверглись
Мои ухо, горло, нос.
Я остался лишь в глазах
Но хули в этом понту.

:

Москва - проститутка
Продажная баба
Столичная шутка
Гнилого прораба
Дурная забота
Больного ума,
А нам не охота,
Пошел бы ты на

Припев:
Политический пидор!
Политический пидор!

Чужие болячки
Чужие проблемы,
Как вскрытые вены
У девочки Лены
Предатель Плохиш
Подавился икрой
Нажравшийся боров
Российский герой

Отбитые почки,
Обильные ямы
Горячие точки,
Кровавые драмы.
Барыжно-ханыжно
Продажная суть.
Эй вы, помогите,
Пиздец! Кто-нибудь

Москва-проститутка,
Дурная хозяйка,
Газетная утка,
Говенная байка.
Блатная работа
С чужого размаха,
А нам не охота,
Пошел бы ты на хуй


А."Угол" Фишев


*
green

it's the online election battle-front, where nothing is off-limits

*

"вообще канал Раша Тудэй это феномен. он создан в самом что ни на есть гнезде охранительной идеологии и стал - но только для западного зрителя - главным видео источником альтернативных новостей, причём довольно быстро. запад поплёвывает от качества продукции, но смотрит содержание.

я давно думаю о феномене раша тудэй, и он для меня пока необъясним", пишет Ирма фон Борн.

Дорогая Ирма! На твой вопрос ответит скиф браток: "Растолковывая программный текст «Военных рассказов» «Язык», Пепперштейн формулирует: «Язык должен быть похищен — и должен вернуться. Вернуть его нам могут только те, кто его забрал. То есть наши враги. Кто это сделал? Ответ абсолютно тупой и простой — Америка. Но этот ответ правильный, так оно и есть».

Наплававшийся Пепперштейн растирается индиговым полотенцем с золотым меандром; на плечах остаются катышки — полотнище распадается на глазах, как наглядная метафора западной роскоши, оказывающейся мусором. «Оставаясь на родине, мы сейчас все в эмиграции. Мы в Америке! Особенно в Москве я думаю: б…дь, где я нахожусь? Что это вообще происходит? И понимаю, что я — в Америке, б…дь, я — в Америке!»

:

- а что, прикольно. Я когда первый раз увидела новости RT была в шоке от такой свободы слова, ну в америке есть нечто похожее - fox news тоже нехило, хотя малость попсово

- а фокс про НЛО резвятся? РТ скандальный именно потому, что он не только разоблачает империализм и военную агрессию - а потому что вбрасывает конспирологов которых в приличный дом пускать не принято. алекса джонса например, регулярно. а алекс джонс, хоть сам марионетка, но для боль-ва разрыв шаблона.

[вот, про выборы, ну посмотрите, посмотрите:-)]


It's the online election battle-front, where nothing is off-limits. As Russia's Presidential campaign hots up, political activists are moving away from traditional tactics, and embracing the internet. Whether promoting ideas, or spreading fears, web campaigning is playing a bigger part than ever before. RT's Ekaterina Gracheva has the story.




*
green

переход от преимущественно аграрной экономики к индустриальному производству

*

[железный крик движений, ослепительные гримасы раскаленных струй]

"Переход от преимущественно аграрной экономики к индустриальному производству, в результате которого происходит трансформация аграрного общества в индустриальное. Характерной чертой промышленной революции явился стремительный рост производительных сил на базе крупной машинной индустрии и утверждение капитализма в качестве господствующей мировой системы хозяйства".

"Еще я думал о том, что должен был ощущать тот же Колчак, когда понял: началось такое, что не вскоре кончится, что назад, равно как и вперед, никакой дороги нет и что даже смерть не прервет вовлеченности в нечто новое, невероятное и, по-видимому, невиданно страшное", - пишет С.Морейно на сайте openspace.

См. ситуацию с 1922 годом:

ВАРИАНТ МАНИФЕСТА «МЫ»

Мы называем себя к и н о к а м и в отличие от «кинематографистов» - стада старьевщиков, недурно торгующих своим тряпьем.
Мы не видим связи между лукавством и расчетом торгашей и подлинным к и н о ч е с т в о м.
Психологическую русско-германскую кинодраму, отяжелевшую видениями и воспоминаниями детства, мы считаем нелепостью.
Американской фильме авантюры, фильме с показным динамизмом, инсценировкам американской пинкертоновщины - спасибо кинока за быстроту смен изображений и крупные планы. Хорошо, но беспорядочно, не основано на точном изучении движения. Ступенью выше психологической драмы, но все же бесфундаментно. Шаблон. Копия с копии.
МЫ объявляем старые кинокартины, романсистские, театрализованные и пр.— прокаженными,
- Не подходите близко!
- Не трогайте глазами!
- Опасно для жизни!
Заразительно.
МЫ утверждаем будущее киноискусства отрицанием его настоящего.
Смерть «кинематографии» необходима для жизни киноискусства. МЫ п р и з ы в а е м у с к о р и т ь см е р т ь е е.
Мы протестуем против с м е ш е н и я искусств, которое многие называют синтезом. Смешение плохих красок, даже идеально подобранных под цвета спектра, даст не белый цвет, а грязь.
К синтезу - в зените достижений каждого вида искусства, но не раньше,
МЫ очищаем киночество от примазавшихся к нему, от музыки, литературы и театра, ищем своего, нигде не краденого ритма и находим его в движениях вещей.
МЫ приглашаем:
– вон –
Из сладких объятий романса,
Из отравы психологического романа,
Из лап театра любовника,
Задом к музыке,
– вон –
В чистое поле, в пространство с четырьмя измерениями (3 + время), в поиски своего материала, своего метра и ритма.
«Психологическое» мешает человеку быть точным, как секундомер, и препятствует его стремлению породниться с машиной.
У нас нет оснований в искусстве движения уделять главное внимание сегодняшнему человеку,
Стыдно перед машинами за неумение людей держать себя, но что же делать, когда безошибочные манеры электричества волнуют нас больше, чем беспорядочная спешка активных и разлагающая вялость пассивных людей.
Нам радость пляшущих пил на лесопилке понятнее и ближе радости человечьих танцулек,
МЫ и с к л ю ч а е м в р е м е н н о человека как о б ъ е к т киносъемки з а е г о н е у м е н и и е р у ко водить своими движениями.
Наш путь - от ковыряющегося гражданина через п о э з и ю м а ш и н ы к с о в е р ш е н н о м у э л е к т р и ч е с к о м у ч е л о в е к у.
Вскрывая души машин, влюбляя рабочего в станок, влюбляя крестьянина в трактор, машиниста в паровоз, мы вносим творческую радость в каждый механический труд,
мы родним людей с машинами, мы воспитываем новых людей, Н о вый ч е л о в е к, освобожденный от грузности и неуклюжести, с точными к легкими движениями машины, будет благодарным объектом киносъемки.
МЫ открытым лицом к осознанию машинного ритма, восторга механического труда, восприятию красоты химических процессов, поем землетрясения, слагаем кинопоэмы пламени и электростанциям, восторгаемся движениями комет и метеоров и ослепляющими звезды жестами прожекторов.
Каждый любящий свое искусство ищет сущности своей техники.
Развинченным нервам кинематографии нужна суровая система точных движений.
Метр, темп, род движения, его точное расположение по отношению к осям координат кадра, а может, и к мировым осям координат (три измерения + четвертое - время), должны быть учтены и изучены каждым творящим в области кино.
Необходимость, точность и скорость - три требования к движению, достойному съемки и проекции.
Геометрический экстракт движения захватывающей сменой изображений - требования к монтажу.
Киночество есть искусство организации необходимых движений вещей в пространстве и, применив ритмическое художественное целое, согласное со свойства м и материала и в н у т р е н н и м р и т м о м к а ж д о й в е щ и.
Материалом – элементами искусства движения – являются интервалами (переходы от одного движения к другому), а отнюдь не самые движения. Они-то (интервалы) и влекут действие к кинетическому разрешению.
Организация движения есть организация его элементов, то есть интервалов во фразы.

сборные грузы из германии ; продажа погрузчиков, без регистрации .;стоимость волс В каждой фразе есть подъем, достижение и падение движения (выявленные в той или другой степени).
Произведение строится из фраз так же, как фраза из интервалов движения.
Выносив в себе кинопоэму или отрывок, кинок должен уметь его точно записать, чтобы при благоприятных технических условиях дать ему жизнь на экране.
Самый совершенный сценарий, конечно, не заменит такой записи, так же как либретто не заменит пантомимы, так же как литературные пояснения к произведениям Скрябина никакого представления о его музыке не дают.
Чтобы можно было на листе бумаги изобразить динамический этюд, нужны графические знаки движения,
МЫ - в поисках к и н о г а м м ы.
МЫ падаем, мы вырастаем вместе с ритмом движений,
замедленных и ускоренных,
бегущих от нас, мимо нас, на нас,
по кругу, -по прямой, но эллипсу,
вправо и влево, со знаками плюс и минус;
движения искривляются, выпрямляются, делятся, дробятся, умножают себя на себя, бесшумно простреливая пространство.
Кино есть также и с к у с с т в о в ы м ы с л а д в и ж е н и й вещей в пространстве, отвечающих требованиям науки, воплощение мечты изобретателя , будь то ученый, художник, инженер или плотник, осуществление киночеством неосуществимого в жизни.
Рисунки в движении. Чертежи в движении. Проекты грядущего. Теория относительности на экране.
МЫ приветствуем закономерную фантастику движений.
На крыльях гипотез разбегаются в будущее наши пропеллерами вертящиеся глаза.
МЫ верим, что близок момент, когда мы сможем бросить в пространство ураганы движений, сдерживаемые арканами нашей тактики.
Да здравствует д и н а м и ч е с к а я г е о м е т р и я , пробеги точек, линий, плоскостей, объемов,
Да здравствует поэзия двигающей и двигающейся машины, поэзия рычагов, колес и стальных крыльев, железный крик движений, ослепительные гримасы раскаленных струй.

1922

<Дзига Вертов>

:

Напоминаю, что Man With A Movie Camera(1929), рассказывающей о жизни южнорусских мегаполисов, вошёл в т.н "рейтинг самых влиятельных документальных фильмов, изменивших мир" (11 место: Intertainment Weekly). Осенью 1964 кинокритики 24 стран во время опроса, проведенного в рамках тринадцатого международного фестиваля в Мангейме, назвали Человека с киноаппаратом в числе 20 лучших документальных фильмов всех времен и народов.

В литературе Вертов выступает под именем «Крайних Взглядова, великого борца за идею кино факта» и автора кинокартины «Беспристрастный объектив» в первоначальной редакции романа Ильфа и Петрова «Золотой телёнок». Герой Ильфа и Петрова снимает окурок в урне крупным планом, так, что он «приобретает вид жерла сорокадвухсантиметрового орудия», а также «считает своей специальностью снимки под колёсами поезда».


http://www.vertov.ru/Dziga_Vertov

Вот, что, например в данном ролике? я его не смотрел, у меня интернет медленный.



(Над широкой Невой догорал закат.
Цепенели дворцы, чернели мосты -

Это было тысячу лет назад,
Так давно, что забыла ты.)


*
green

"эти песни создавали мечты" или "молодцы мальчики, старались"

*

Время от времени заглядываю на радио "свобода" посмотреть, что же там обсуждает Фанайлова Лена. Обнаружил, что обсуждает "Искусство памяти: 1991 год". Повод - "Выставка в центре дизайна ArtPlay и мультимедийный проект «ПутчЁself», - довольно мутноватые картинки, сделанные по фоткам: "мутноватыми" я их называю потому, что реальность в них не только не/до-проявлена, но и "работа памяти" представлена как "сонная дымка", фантазм.

(Радио Свобода: "Коллективная память об августе 1991 года: зона согласия или идеологическая война? Искусство памяти или исчезающий архив? Почему посреди выставочного зала установлена баррикада с надписью: «эта конструкция не призывает к отмене результатов выборов 2011 года»? Смысловые клише августа 91 года: танки и «Лебединое озеро», очереди в магазинах и южный берег Крыма, Горбачев и Ельцин. Портреты Егора Гайдара, Галины Старовойтовой, Анатолия Собчака и Геннадия Бурбулиса. Фотореалистическая живопись и монтаж изображений со старых кассет VHS. Должна ли выставка о событиях 91 года призывать к гражданской активности сегодня? Коллективная память вне идеологии").

Валерий Анашвили: - "Какой силы была энергетика непонятно чего в обществе – то ли протеста, то ли абсурда, то ли борьбы, что она заставила человека, вышедшего из булочной, лечь под танк. И увидеть, что это был за протест, не так просто, как кажется на первый взгляд. Ни историки, ни политологи, ни экономисты, ни социологи так просто этот феномен объяснить не могут. Они нам объясняют тем, что было недовольство в обществе и так далее. Но это недовольство не всех подталкивало к подобным поступкам, с одной стороны. С другой стороны, все-таки Советский Союз существовал прекрасно, и ни один человек в мире не прогнозировал развала в этот момент. Это же тоже очень важно. Многие люди в мире анализировали развитие нашей страны, и вдруг что-то сломалось – выплеснулась невероятная энергия. И в этой выставке мы пытались увидеть энергетические, психологические, эмоциональные и прочие потоки, которые пронизывали общество".

:

вообще, конечно, это поразительное тупоумие: "ни историки, ни политологи, ни экономисты, ни социологи так просто этот феномен объяснить не могут". Конечно, я не являюсь представителем этих древнейших профессий, поэтому объясню всё просто и тупо. Объясняю: в 1991 году самой популярной группой СССР (в его тинейджерских частях, "приближенных к столицам") была группа "технология". Группа "технология" в 1991 году сняла 4 любительских промовидео на 4 своих песни, и эта работа обошлась в 100 долларов США (т.е один клип - 25 долларов). Т.е это абсолютно низовой продукт (Айзеншпис будет уже позднее). Поэтому эти 4 клипа (сейчас) являются тем самым "историческим документом", который и прольёт свет на то, что: "вдруг что-то сломалось – выплеснулась невероятная энергия". Эта "невероятная энергия" приведёт к тому, что точно такие же ребята, с такими же причёсками, как в данном видео (ниже) будут убивать людей (друг друга) за какие-то 500 долларов, то есть за гигантские, умопомрачительные деньги: всего через 2-3 года после. Бедные, лупоглазые - надо было слушать меньше прогрессивного буржуазного техно. Смайлик (как бы).

Yagdash 2 мес. назад: хуяссе, тут узге и немцы на индастриал и англоязычные подвалили
ктоб знал что группа детства
вобще тогда, эти песни создавали мечты
другого не было
это детство

screamukraine 2 г. назад: ​​с совковым пост-индастриалом и бесконечными блочными домами охуенно!

Osenneenebo 3 г. назад: молодцы мальчики, старались




*
green

история одной дискредитации

*

Неприкосновенный Запас: - Одним из самых громких событий в российском научном мире (если не «в», то хотя бы «около» него) стала история замечательного математика Григория Перельмана. Его (как считают многие) антисоциальная позиция, отказ от научной премии, нежелание поддерживать контакты (прежде всего, с представителями медиа) – все это сделало Перельмана (против его воли, конечно!) своего рода «поп-фигурой», а такие вещи даром не проходят. В прошлом году по-русски вышла написанная первоначально на английском книга известной журналистки Маши Гессен «Совершенная строгость. Григорий Перельман: гений и задача тысячелетия», встреченная, в основном, самыми благожелательными откликами (по крайней мере, в медийной, а не математической среде). Меж тем, в связи с «Совершенной строгостью» можно говорить не только о математике или об истории советской науки и образования, искусствовед и публицист Надя Плунгян увидела в книге удивительно ясную манифестацию определенного типа сознания. Ее анализ книги Маши Гессен публикуется в 81 номере «НЗ»; учитывая важность (на наш взгляд) полемического подхода Плунгян, мы решили сделать препринт статьи на нашем сайте".

:

...Книга – о политике, о нашем обществе, о нормах отношения к частному человеку внутри этого общества. Но главное, она представляет собой в чистом виде манифест социального слоя, от лица которого говорит Гессен. Странно, но манифест оказался основан на оценке научного мира, почти невидимого с борта глянцевых журналов.

Позиции Гессен в журналистике известны. Отчетливая ориентированность на аудиторию «верхнего» класса (представители крупного бизнеса и так называемые global Russians), выраженная антипатия к «массам», пропаганда элитизма и агрессивной конкуренции. Пока издавалась и переводилась книга о Перельмане, Гессен была заместителем главного редактора журнала «Сноб», до этого занимала ту же должность в «Большом городе», который определяла как издание, категорически не предназначенное для «шиномонтажников и марьинских домохозяек»[5]. На вопрос о причинах интереса к Перельману она отвечает так:


«Он из математической школы и из еврейской семьи, я тоже [недолго] ходила в математическую 57-ю школу и выросла в еврейской семье. Мы абсолютные ровесники. Я решила, что быстро в него въеду [курсив мой. – Н.П.]»[6].


Сама формулировка выглядит несколько гангстерской, но ее трудно понять, не учитывая огромного слоя мифов и стереотипов, сложившихся в постсоветском обществе вокруг математики как науки.

Первый и основной из этих мифов – элитарность. Именно этот пункт, похоже, стал для Гессен решающим и в выборе сюжета, и в настойчивом самоотождествлении с Перельманом – хотя их ценности и стратегии почти перпендикулярны. Подчеркивая, что она в очередной раз пишет о представителе элиты, Гессен с первой страницы задает максимальные иерархии, подавляющие читателя: «гений», «задача тысячелетия», «совершенная строгость» – и уже во введении отождествляет область своего описания с советским математическим истеблишментом – предельно закрытым миром привилегий.

Все эти построения, в конечном счете, создают колосса на глиняных ногах: недоступный, надменный и репрессивный мир математики, в который автор и стремится «въехать», присваивая, развенчивая и разрушая его образ. Выбор Перельмана в качестве главного героя этой драмы не случаен: его равнодушие к статусам и «игру не по правилам» легко выставить как нелепый сбой идеальной системы, повод для ее дискредитации. Именно деконструкция и присвоение мифа о математике, а вовсе не биография ученого, является основной задачей книги.

Ненависть, зависть, гнев, бессилие и преклонение перед «тоталитарным математическим сообществом» настолько сильны, что автор не замечает главного. Сообщества больше не существует, как и советской власти, как и лояльной ей академической системы с закрытым распределением благ. Российская наука – убыточная, непрестижная область. От нее нельзя больше получить ни машины, ни дачи, ни квартиры в сталинском доме, и зависит она от власти, которая только по недоразумению еще не выселила математический институт имени В.А. Стеклова из дома княгини Шаховской на Фонтанке.

Увы, реальность легко затемнить упоминаниями о больших деньгах: информация о миллионной награде оживляет коллективные страхи и запускает маятник репрессивного сознания. Это отчасти объясняет российский медийный шум вокруг Перельмана и феномен совершенно дикого отношения СМИ к его личности, отношения без среднего звена между травлей и преклонением. Вот Андрей Малахов врывается в его квартиру, чтобы заснять разобранную постель. Вот руководство Первого канала «переодевает» ради приличия его фотографию в костюм и галстук, сообщая новость о миллионной премии. Вот множество сетевых изданий публикуют «сенсационное видео» о том, как он идет в магазин за хлебом, а комментарии охотно высмеивают его архаичный быт и старую шапку. Для другой части аудитории Перельман – бессребреник; народный герой, поставивший цель «доказать» всему миру свою гениальность; «мудрец», «отшельник» и тому подобное.

Написанная на таком фоне биография могла бы опровергнуть или хотя бы проанализировать причины шквала противоречивых реакций, но этого не происходит. Книга Гессен похожа не на исследование, а на некое подтверждение, нормализацию напряжения вокруг Перельмана. С первых строк она сожалеет, что не успела «опередить» Малахова, а в интервью уточняет: «То, что я с ним не поговорила, это, с одной стороны, обидно, но с другой, – для книжки так вышло интереснее. Это как создавать образ человека, которого нет».

Каким образом возникает отношение к герою биографической книги, состоящее в том, что его не существует? Смерть героя? Но Перельман жив и здоров, он лишь не взял денежную премию. Отказ разговаривать с журналистами тем более не является смертью – даже наоборот: ведь человек делает официальное заявление о неприкосновенности своей жизни. Остается одно: таких людей нет (а вернее, не должно быть) в мире тех, от чьего лица говорит автор.

<....>


Что ж, Перельман действительно нарушил законы российского истеблишмента и сделал это дважды. Во-первых, он получил статус, на который не имел «права», как человек, далекий от мира элиты. Во-вторых, он не просто отклонил этот статус, но еще и отказался признать тот факт, что отмена статуса лишает его социальной защиты. Он попытался утвердить границы между собой и существующим в данный момент общественным договором, а этой возможности рядовой российский гражданин бесповоротно лишен. Хотел этого Перельман или нет, все его действия стали политическим жестом, после которого другие нестатусные люди могут тоже начать предъявлять власти собственные условия и автономии.

Речь – это привилегия. Речь – это инструмент власти. Когда человек, у которого, в представлении элиты, нет и не может быть своей речи, заявляет о праве на высказывание, это вызывает короткое замыкание во всей системе. Единственная возможность спасти положение – судорожно отрицать проблему, а еще лучше – отрицать самого человека.


Надя Плунгян: История одной дискредитации


*
green

он думает что всё            можно исправить

*

Кирилл Корчагин

КОЛЛЕКЦИЯ

несколько смертей в коллекцию харона
настоятеля монастыря монтекассино

.

саддам хусейн
задыхается

«почему (арабское) шемс похоже
на английское sun —
не иначе             как подражание
сипению солнечного ветра»

казнящее светило             светило мертвых
обрывает трансляцию
с места казни

.

илья кормильцев
с железным позвоночником
на станции лондонского метро

землеройки гремящих составов
слышат             металлический скрип
трущихся позвонков

а тело медленно оседает
соскальзывая вдоль
блестящих стен перехода
по оси позвоночника

.

читатель за стихотворением
современного поэта
заходится в кашле

приближающийся катарсис
взрывается в глазах
россыпью иголок

он думает
что всё              можно исправить

2007

:

Друг покойного И.Кормилицева ("Совок – явление древнее. Помню как я был потрясен, прочтя одну легенду в сборнике «Мифы индейцев Амазонии». В ней долго повествовалось об омерзительных подвигах некоего Ягуара, который и брата предал и дочерей своих изнасиловал, и много каких еще гадостей натворил. После чего в конце следовал неожиданный вывод «И все же Ягуар – наш предок, а значит мы должны его любить, почитать и приносить ему жертвы». Умри – лучше не скажешь. В этом весь совок от и до. В этом и вся Алла Никонова, которая искренне недоумевает как можно не любить сразу и Путина и Буша – и сразу подозревает нелюбящего в лукавстве. Ну как же, ягуар-то он наш, а боа-констриктор – гадина атлантическая. Оба звери, Алла. Я уж не буду напоминать, что делал наш ягуар с чеченским народом, но полагаю и палестинский он не пожалеет, если тот помешает ему положить в карман пару-другую миллиардов"(И.Кормильцев) , "израильский диссидент Изя Шамир", так объясняет "положение вещей" в начале 2012 года:

[ -Почему русские израильтяне - правые? Спросили меня на Голосе России и я ответил]:

Левые и правые в Израиле – это и две идеологии, и две группы общин.

В Израиле под левыми подразумевают в первую очередь определенную культурно-этническую группу - состоятельных ашкеназов, традиционной элиты страны с возникновения и по сей день. Как могут русские эмигранты соотноситься с такой группой? Никак, они им завидуют и не любят - они конкуренты в межобщинной борьбе за ресурсы и позиции. Правые состоят из двух групп - бывших ашкеназских контр-элит (таковыми они были до 1977 года) и восточных евреев. Русская община в Израиле (здесь и далее - выходцы из бСССР) порождала контрэлиты, потому что в элиту не была допущена. Им было легче договориться с ашкеназскими контрэлитами, что они и сделали. Так пошел тренд на смычку русских с Ликудом. Затем у русских пошли трения с восточными евреями - в результате возникла партия Либермана как русский сателлит Ликуда.

Но есть и второй элемент - идеологический. Жесткий пламенный национализм, сопряженный с ненавистью к чужим, замешанный на религиозных коннотациях, мелкобуржуазность, тяга к торгашеству, - такова идеология израильской правой. Недаром она родилась в Польше Пилсудского. И этот коктейль очень понравился еврейским эмигрантам из России – и евреям стран Востока. Евреи России - не русские по своим культурным и ментальным тенденциям; евреи ближе по своему складу к армянам и грузинам. Заметьте, что и в республиках Закавказья у власти носители этой же идеологии. В России все же тенденция противоположная - минимальный национализм, хорошее отношение к чужим, антибуржуазность (русские – или богачи, или бедняки) доминируют. Возможно, благодаря эмиграции евреев из России в Израиль число активных сторонников правой парадигмы в России заметно уменьшилось. Тогда это чистый выигрыш для России. Ведь даже на выборах в российскую Думу русские израильтяне голосовали не так, как россияне в России. Они отдавали большинство голосов Чубайсу и его последователям. Попросту говоря, большинство русских евреев в Израиле действительно поддерживает правых националистов. Такая экскреция.

Либеральные и социалистические русские евреи остались в России. Профашистские свалили в Израиль. Но и это не навеки. Никто не обречен на верность парадигме – ее можно изменить, и многие русские израильтяне понимают свою ошибку и переходят в левый лагерь. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы они все перековались, но пока таких признаков нет. Думаю, что этот воинственный шовинизм правых израильтян раньше или позже сломает себе шею в ходе очередной военной авантюры, и тогда наступит горькое отрезвление. Придет оно и к русским израильтянам".


Так вот, об израильтянах.

(Приметы среднего израильтянина — коротко стриженный атлетически сложенный парень, глаза вытаращены, рот полуоткрыт. Он как будто всегда чем-то удивлен, удивлен чем-то, что он не знает и не понимает, а не знает и не понимает он много. «Русские израильтяне» выглядят всегда по-другому — глаза иногда немного прищурены, взгляд всегда сосредоточен, губы плотно поджаты).

Такие дела.

*
green

когда становится правомерным говорить

*

25/12/2011 - Лидер Венесуэлы Уго Чавес направил теплые и дружеские рождественские поздравления в Посольство Абхазии 25 декабря. Это день, когда вся Латинская Америка празднует Рождество.

Текст сообщения было следующим:


Каждый декабрь мы празднуем наш путь в хорошей и красивой стране. Страна, полная радости, страна, полная справедливости и социального равенства. С Рождеством Христовым всех моих друзей. Уго Чавес.

Посольство Абхазии поблагодарило президента Венесуэлы Уго Чавеса за его добрые слова и желают ему здоровья, благополучия и процветания Боливарианской Республики Венесуэла.

с сайта "Посольство Республики Абхазия в Боливарианской Республике Венесуэла" (на русском и испанском)


:

[когда становится правомерным говорить]


«....и вплоть до сегодняшнего дня, когда становится правомерным говорить не только о русскоязычной поэзии в Израиле, но и о русскоязычной израильской поэзии как о самостоятельном и значительном феномене. Напоминая, что в начале ХХ века и русская поэзия, и новая ивритская поэзия находились в рамках общеевропейских тенденций культурного развития, Бараш указывает на возвращение аналогичной ситуации сегодня —
<....> ощущение, что здесь свершилось великое чудо, вполне может начинаться с одного оборота совивона”.

Л.Горалик, 2011


135.74 КБ

Кирилл Медведев


ЖИТЬ ДОЛГО
умереть молодым




текст: Кир. Медведев
оформление: Олейников
Москва, 2011

(«Крафт» : книжная серия альманаха «Транслит» и СвобМарксИзд., Спб., 2011)



МНОГО ВРЕМЕНИ, МНОГО МАШИН,
МНОГО ДЕНЕГ, МНОГО ЛЮБВИ,
ОЧЕНЬ ЖАРКО И ХОЛОДНО,
НО ТЕМПЕРАТУРА ПОЛЗЁТ К НУЛЮ,
РЕЖИССЁР ЛАНЦМАН ДАЁТ ИНТЕРВЬЮ,
И, ПРИЗНАЕМСЯ, БЕЗ АЗАРТА
НАМ ЕГО ДАЁТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛ,
НЕЖНЫЙ ДРУГ СИМОНЫ ДЕ БОВУАР,
ОЧЕНЬ БЛИЗКИЙ СОРАТНИК САРТРА.



НО ЭТО ВСЁ ПОТОМ, А ПОКА
ЕГО ПЕРВЫЙ КАНАЛ
СНИМАЕТ АНФАС
И ДО НАС ДОЛЕТАЮТ
ОБРЫВКИ ФРАЗ, -
ЕГО ДЕВЯТИЧАСОВУЮ
ЛЕНТУ О ХОЛОКОСТЕ
СМОТРЕЛИ ЛЮДИ В КАЖДОЙ
СТРАНЕ, -
НОЧАМИ, ЗАТАЯСЬ В ТИШИНЕ,
ОНИ ЗАСЫПАЛИ,
А В ПОЛУСНЕ
КОШМАР ЗАСОРЯЕТ МОЗГ,
И ГОЛОС КРУПНОГО ГОСТЯ
ТО СЛЫШЕН, ТО УГАСАЕТ,



ТО СЛЫШЕН, ТО УГАСАЕТ,
В ФОЙЕ
КРАСАВИЦА КАМИЛЛА МЕРЦАЕТ:
ТО ОТОЙДЁТ,
ТО ПРИСЯДЕТ С КРАЮ.


И ЗДЕСЬ ЖЕ СИДИТ ПОМОЩНИЦА
АТТАШЕ ПО КУЛЬТУРЕ
ФРАНЦУЗСКОГО ПОСОЛЬСТВА.
ЭТО ОНА ПОДПИСАЛА НАС
С КОЛЕЙ НА ЭТО ИНТЕРВЬЮ
С ЛАНЦМАНОМ.
МОЛОДАЯ И КРАСИВАЯ ТОЖЕ.
ЧУТЬ СТАРШЕ НАС,
НО КАЖЕТСЯ, ЧТО ЕЩЁ МОЛОЖЕ.
А МЫ С КОЛЯНОМ ТАКИЕ
КРАСАВЦЫ,
ЧТО НЕ ХОТИМ МОЛОЖЕ
КАЗАТЬСЯ.
ОДНОМУ ТРИДЦАТЬ ТРИ,
ДРУГОМУ ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ.
НО НАШ РАСЦВЕТ ПОКА ЧТО
НЕ НАСТУПИЛ.
МЫ НА ВОСХОДЕ МОЩНЫХ
ТВОРЧЕСКИХ СИЛ.



МЫ КАК ЛАНЦМАН,
ВСТУПАЮЩИЙ В 18 ЛЕТ
ВО ФРАНЦУЗСКУЮ
КОМПАРТИЮ.


ОН ВСТУПАЕТ В НЕЁ
НЕ ПОТОМУ ЧТО ЧИТАЛ
МАРКСА ИЛИ ЛЕНИНА,
А ПОТОМУ ЧТО ЭТО ЕМУ
ПРЕДЛОЖИЛИ ДРУЗЬЯ
ПО СОПРОТИВЛЕНИЮ.


МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК
ЛАНЦМАН, ПЛАКАВШИЙ,
КОГДА УМЕР СТАЛИН.


ПЛАКАЛ НЕ ПОТОМУ
ЧТО ОБОЖАЛ СТАЛИНА,
А ПОТОМУ ЧТО БЫЛ
СЕНТИМЕНТАЛЕН:
УВИДЕЛ СОВЕТСКИХ
МОРЯКОВ,
ОПУСТИВШИХ ФЛАГИ,
И ПОДУМАЛ О ТОМ,
ЧТО СОВЕТСКИЕ ЛЮДИ
ПРИНЯЛИ НА СЕБЯ
ОСНОВНОЙ
СТРАШНЕЙШИЙ УДАР.


МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК
ЛАНЦМАН, КОГДА ОН
В 1949 ГОДУ
ПОЗНАКОМИЛСЯ
С САРТРОМ И СИМОНОЙ
БОВУАР.


ОН НАЧАЛ
СОТРУДНИЧАТЬ
В ИХ ЖУРНАЛЕ
«НОВЫЕ ВРЕМЕНА»,
И СЕГОДНЯ ОН
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ЭТОГО ЖУРНАЛА.


МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК ОН,
КОГДА ОН СНИМАЛ ФИЛЬМ
«ПОЧЕМУ ИЗРАИЛЬ?»
В 1972 ГОДУ,
КАК ГОВОРИТ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ,
«НЕ УХОДЯ ОТ СЛОЖНЫХ
ВОПРОСОВ»


МЫ ВСЕ НАШИ ВОПРОСЫ
ОБСУДИЛИ ПЕРЕД ИНТЕРВЬЮ.
ВНУТРИ КАК БУДТО БИЛИ
ХОЛОДНЫЕ И ГОРЯЧИЕ
КЛЮЧИ, ТЕМПЕРАТУРА
ПОЛЗЛА К НУЛЮ.


ПАРАЛЛЕЛЬНО Я ДУМАЛ О ТОМ,
ЧТО КОЛЯ – НАГЛЫЙ ХУДОЖНИК.
В ТОМ СМЫСЛЕ, ЧТО
РАДИКАЛЬНЫХ ХУДОЖНИКОВ
КРУГОМ ХВАТАЕТ,
А ВОТ С НАГЛОСТЬЮ
СЛОЖНОВАТО,
ПО-НАСТОЯЩЕМУ НАГЛЫХ
ХУДОЖНИКОВ МАЛО.
НАГЛОСТЬ ХУДОЖНИКА,
ДУМАЛ Я,
ИНТЕРЕСНОЕ КАЧЕСТВО ТАКОЕ.


НО ВОТ УХОДИТ ПЕРВЫЙ КАНАЛ,
КОЛЯН ПАЛЬТО С ЧЕРЕПАМИ СНЯЛ,
И КАМЕРЫ ПОРАССТАВИЛ.
«МЫ – ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЛЕВЫХ СИЛ»
ЛАНЦМАН УСТАЛО ВЗГЛЯД ОПУСТИЛ:
СЕЙЧАС НАЧНУТ ПРО ИЗРАИЛЬ.


НО КОЛЯ, ПОРЕКЛАМИРОВАВ
НЕМНОГО СВОЮ ГРУППУ,
СПРАШИВАЕТ У НЕГО
ПРО МОНУМЕНТАЛЬНОЕ
ИСКУССТВО:
- МОНУМЕНТАЛЬНОЕ
ИСКУССТВО. КАКИМ ОНО
МОГЛО БЫ СЕГОДНЯ БЫТЬ?


ОТКУДА МНЕ ЗНАТЬ, ГОВОРИТ
ЛАНЦМАН. СЕГОДНЯ
НЕ МОЖЕТ БЫТЬ
МОНУМЕНТАЛЬНОГО
ИСКУССТВА.
МИР РАЗОРВАН
НА ЧАСТИ. ДЛЯ
МОНУМЕНТАЛЬНОГО
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
НУЖНО ЦЕЛЬНОЕ
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ
О МИРЕ.


- НО ВЕДЬ ВЫ СНЯЛИ
МОНУМЕНТАЛЬНОЕ
ПРОИЗВЕДЕНИЕ. НАВЕРНОЕ,
У ВАС ЕСТЬ ИДЕИ ПО ЭТОМУ
ПОВОДУ?


Я НЕ ДУМАЛ ОБ
ЭТОМ. Я ХУДОЖНИК,
ПОНИМАЕТЕ? Я НЕ
МЫСЛЮ ТАКИМИ
КАТЕГОРИЯМИ. А ВЫ,
ЧТО, КОММУНИСТЫ?
ВАШЕ ДЕЛО –
РЕВОЛЮЦИЯ.
ПОЧЕМУ ВЫ
СПРАШИВАЕТЕ ПРО
МОНУМЕНТАЛЬНОЕ
ИСКУССТВО?


ЭТО МЫ ЗАДАЁМ ВОПРОСЫ,



ЭТО МЫ ЗАДАЁМ ВОПРОСЫ,
ЭТО МЫ
             ЗДЕСЬ
                         ЗАДАЁМ ВОПРОСЫ,

НА МОСКОВСКОМ
ЖЕЛЕЗНОМ ВОЗДУХЕ.
ЭЙДЕЛЬМАН, МАРКЕЛОВ,
ПЕЧЕРСКИЙ С НАМИ.
ЖИД-МЕДВЕДЬ И ДЖЕФФ
«СНЕГОВИК» МОНСОН –
ПОД ТАКИМИ ИМЕНАМИ
НАС ЗНАЮТ В ГОРОДЕ.


- В КАКОМ КАЧЕСТВЕ ВЫ
СНИМАЛИ ЭТОТ ФИЛЬМ, -
КАК ФРАНЦУЗ, КАК ЕВРЕЙ,
КАК ИНТЕЛЛЕКТУАЛ,
КАК УЧАСТНИК
СОПРОТИВЛЕНИЯ?


ПОВТОРЯЮ,
МНЕ
ХОТЕЛОСЬ…





- ИМЕЕТ ЛИ ДЛЯ ВАС
ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИН
«ИНДУСТРИЯ ХОЛОКОСТА?»



- А ЧТО ТАКОЕ
«ИНДУСТРИЯ ХОЛОКОСТА»?

      [Я ПРЕДУПРЕЖДАЛ
      КОЛЮ – ЛАНЦМАН
      НЕ ПОЙМЁТ ИЛИ
      ПРИТВОРИТСЯ,
      ЧТО НЕ ПОЙМЁТ,
      ЧТО ЭТО ТАКОЕ.]


- ИНДУСТРИЕЙ ХОЛОКОСТА
ОБЫЧНО НАЗЫВАЮТ
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПАМЯТИ
О КАТАСТРОФЕ ЕВРЕЕВ
ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ
ВОЙНЫ, В ЧАСТНОСТИ,
ДЛЯ ЛЕГИТИМАЦИИ
ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ.


ПЕРЕВОДЧИЦА НАЧИНАЕТ
НЕМНОГО ВОЛНОВАТЬСЯ.
ЗАПОДОЗРИЛА НАС
В АНТИСЕМИТИЗМЕ.


НО МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК ЛАНЦМАН,
КОТОРЫЙ
             ПРИЕХАЛ В МОСКВУ, И НАМ
ДАЁТ СВОЁ СТРАННОЕ ИНТЕРВЬЮ,
НЕ РАСКРЫВАЯ ТАЙНУ СВОЮ,
ОЧЕНЬ СДЕРЖАННЫЙ,
ДА ПРОСТО ТВЁРДЫЙ КАК КОСТЬ,
ЭТОТ ПАРЕНЬ, ЧЬЯ МОЛОДОСТЬ
ОТРАЖАЕТСЯ В НАШИХ
САМОУВЕРЕНННЫХ ФИЗИОНОМИЯХ.


НА СЧЕТУ ЛАНЦМАНА РЯД
ИНТЕРВЬЮ:
С ФРАНЦЕМ СУХОМЕЛЕМ,
УНТЕРШАРФЮРЕРОМ СС,
ЯНОМ КАРСКИМ, И ТАК
ДАЛЕЕ. ОН И САМ ОТЛИЧНО
УМЕЕТ РАСКРУЧИВАТЬ
ИНТЕРВЬЮЕРОВ НА ТЕ ИЛИ
ИНЫЕ ПРИЗНАНИЯ ИЛИ
СВИДЕТЕЛЬСТВА, УПИРАЯ
ПРИ ЭТОМ НА МОРАЛЬНУЮ
ПОДОПЛЕКУ.
И ВОТ ПОСТЕПЕННО ИЗ СЛОВ
ЭТОГО МАСТЕРА ИНТЕРВЬЮ
ВЫРИСОВЫВАЕТСЯ
ТА ПОЗИЦИЯ ХУДОЖНИКА,
КОТОРАЯ НАМ НЕПРИЯТНА.
ВОТ, МОЛ, Я ТУТ
НАКОЛБАСИЛ ЧЕГО-ТО,
МЕНЯ ИНТЕРЕСОВАЛИ
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ
ПЕРЕЖИВАНИЯ. А ЗА ИДЕЯМИ
И ИДЕОЛОГИЯМИ НЕ КО МНЕ.




НЕТ, НА САМОМ ДЕЛЕ ХУДОЖНИКОВ
С ТАКОЙ ПОЗИЦИЕЙ ПОЛНО,
ОНИ НАС ВООБЩЕ НЕ ИНТЕРЕСУЮТ.
ЛАНЦМАН ЖЕ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ,
ЭКСПЛУАТИРУЕТ ПОЗИЦИЮ
ХУДОЖНИКА – РАБОТАЮЩЕГО
С ЭМОЦИЯМИ, С ВОСПОМИНАНИЯМИ,
СОБСТВЕННЫМИ И ЧУЖИМИ
СВИДЕТЕЛЬСТВАМИ, ТО ЕСТЬ, СКОРЕЕ,
С ЭМОЦИЯМИ, ЧЕМ С ДОКУМЕНТАМИ.
С ДРУГОЙ СТОРОНЫ,
ОН ПРЕКРАСНО ЗНАЛ, ЧТО ФИЛЬМ
БУДЕТ ВОСПРИНИМАТЬСЯ КАК
ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ,
ЧТО ОН ОКАЖЕТСЯ В ЦЕНТРЕ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ, ОБЩЕСТВЕННО-
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДИСКУССИИ.
ДАВИТЬ НА ЭМОЦИИ ЛЮДЕЙ
В КАЧЕСТВЕ ХУДОЖНИКА, НО ПРИ ЭТОМ
ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ РАЦИОНАЛЬНЫХ
ОБЪЯСНЕНИЙ, КОТОРЫЕ ТРЕБУЮТСЯ
ОТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛА, - СОБСТВЕННО,
ЭТО ИЗ ТОЙ ЖЕ СЕРИИ,
ЧТО «НЕПОЗНАВАЕМОСТЬ» ФИГУРЫ
ГИТЛЕРА И КАТАСТРОФЫ ЕВРЕЕВ
КАК ЭЛЕМЕНТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ
АРГУМЕНТАЦИИ – И В ЭТОМ ПОЗОРНОЕ
ЛИЦЕМЕРИЕ ПОЗИЦИИ ЛАНЦМАНА И

КАК ОТ ПОЗОРА СПАСТИ СЕДИНЫ

ЛАНЦМАН, ДОЖИВШИЙ ДО СЕРЕДИНЫ

ЖИЗНИ, НЕ ЗНАЕТ, ЗАТО МЫ ЗНАЕМ

И НЕПРЕМЕННО ЕМУ РАССКАЖЕМ:

НУЖНО ГОВОРИТЬ ПРО ИЗРАИЛЬ

НУЖНО ГОВОРИТЬ ПРО ИЗРАИЛЬ

В ЭТОМ ВЕРНЫЙ СЕКРЕТ БЕССМЕРТЬЯ,

ЭТО ЖИЗНИ ЖГУЩАЯ РАНА

И КАК РАЗ ЛАНЦМАН ЭТО ПОНИМАЕТ

ОН ЗНАЕТ, ЧТО ПОЛИТИКА В СЕРДЦЕ

ЖИЗНИ, КАК ИСТОРИИ РАНА,

НИКОМУ НЕ НУЖНАЯ ТРАВМА,

ОТ КОТОРОЙ НЕ ОТВЕРТЕТЬСЯ…


…НЕ ЗАБЫТЬ ПОЛИТИКУ,
НЕ ВЫРВАТЬ ИЗ СЕРДЦА
ИЗРАИЛЬ,
ПОТОМУ ЧТО ПОЛИТИКА
ВЕЧНО РЯДОМ,
И ПАЛЕСТИНА КРОВАВОЙ РАНОЙ
ГОВОРИТ – ПОЛИТИКА
ВЕЧНО РЯДОМ,
ОТ НЕЁ НЕ СПРЯЧЕШЬСЯ
В СУПЕРМАРКЕТ,
НЕ УКРОЕШЬСЯ
ЗА СЛОВЕСНОЙ ВЯЗЬЮ,
И СТАРИК ЛАНЦМАН
ЭТО ПОНИМАЕТ,
ОН ЗНАЕТ,
ЧТО ПОЛИТИКА В СЕРДЦЕ
ЖИЗНИ КАК ИСТОРИИ РАНА.
В НЕСВОДИМОСТИ ИХ СВЕДЕНЬЕ,
АПОЛИТИЧНОСТЬ ВЕДЁТ
К МАРАЗМУ.


[УЖЕ ПОТОМ Я НАШЁЛ
ТАКОЙ ПАССАЖ
В ИНТЕРВЬЮ С ЛАНЦМАНОМ
В ЖУРНАЛЕ «ШПИГЕЛЬ»:


ШПИГЕЛЬ: ВЫ ПИШЕТЕ, ЧТО
ВОЕННЫЙ ВРАЧ В ИЗРАИЛЕ,
ОСМАТРИВАЮЩИЙ ВАС ПЕРЕД
ПОЛЁТОМ НА ИСТРЕБИТЕЛЕ,
СКАЗАЛ, ЧТО ВЫ СПОСОБНЫ
ДОЖИТЬ ДО 120 ЛЕТ.
НЕ БОИТЕСЬ ЛИ ВЫ СМЕРТИ
СЕЙЧАС, НАХОДЯСЬ
В ПРЕКЛОННОМ ВОЗРАСТЕ?

У МЕНЯ НЕТ ВОЗРАСТА.
Я ПОСТОЯННО ДУМАЮ
О СМЕРТИ, В ТОМ ЧИСЛЕ,
О СОБСТВЕННОЙ.
В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ВСЁ ЭТО
ОСТАЁТСЯ СОВЕРШЕННО
НЕРЕАЛЬНЫМ. КАК Я УЖЕ
ГОВОРИЛ, ТОЛЬКО ЖИЗНЬ
ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ.]





ИМЕЕТ ЛИ ДЛЯ ВАС
ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИН
«ИНДУСТРИЯ ХОЛОКОСТА?»


Я НЕ ХОЧУ
ГОВОРИТЬ
ПРО ИЗРАИЛЬ.
ПОВТОРЯЮ,
ВЫ МЫСЛИТЕ
АБСТРАКТНЫМИ
КАТЕГОРИЯМИ.


ДА, НО ВАШ ФИЛЬМ
СТАЛ ЧАСТЬЮ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
ДИСКУССИИ –
ОБ УНИКАЛЬНОСТИ
ХОЛОКОСТА,
О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ
АНТИСЕМИТИЗМЕ
ПОЛЯКОВ… МНОГИМ
ПОКАЗАЛОСЬ, ЧТО
ПОЛЯКИ В ВАШЕМ
ФИЛЬМЕ ВЫВЕДЕНЫ
АНТИСЕМИТАМИ…


ИЗРАИЛЬ ЖИВЁТ
ПОД НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИМ
ДАВЛЕНИЕМ.
ЕГО АРМИЮ НАДО СУДИТЬ
ПО ДРУГИМ КРИТЕРИЯМ.
ИЗРАИЛЬСКИЙ ТАНК МЕРКАВА
БЫЛ СОЗДАН В СОВЕРШЕННО
НЕВОЗМОЖНЫХ УСЛОВИЯХ.
ИЗРАИЛЬСКИЕ ТАНКИСТЫ
ОБОЖАЮТ СВОИ МЕРКАВЫ,
ОНИ ВЫНУЖДЕНЫ ВСЕГДА
ДЕРЖАТЬ НАГОТОВЕ ИХ.
А ВЫ, ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ
ВОЗВОДИТЬ АБСТРАКТНЫЕ
ПОСТРОЕНИЯ,
ЛУЧШЕ ПОПЫТАЙТЕСЬ
СОЗДАТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ
ПРОИЗВЕДЕНИЕ…
У ХУДОЖНИКА СВОЁ ОСОБОЕ
ВИДЕНИЕ…



И ТОМУ ПОДОБНАЯ МУТЬ.

РЕЖИССЁР УСТАЛ,
ПОРА ОТДОХНУТЬ.
«КОММУНИСТЫ? ЗНАЮ ВАШ ПУТЬ:
РЕВОЛЮЦИЯ И ЛУБЯНКА».

ПРЕДУПРЕЖДАЕТ НАС АТТАШЕ –
ВАШЕ ВРЕМЯ
ЗАКАНЧИВАЕТСЯ УЖЕ,
СЕЙЧАС, ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС,
И БУДЕТ ПРЕДЕЛЬНО ПРОСТ
НАШ ВЫВОД НАД СТАРИКОМ
СЕДЫМ,

ЕМУ, ЧТОБ УМЕРЕТЬ МОЛОДЫМ,
МГНОВЕНИЯ ОСТАЮТСЯ.

НО ЧТО НАМ СКАЗАЛ ТУМАН
ЭТИХ ГЛАЗ,
ЗАОБЛАЧНЫЕ ОБРЫВКИ ФРАЗ,
НЕПРИЯТНЫЙ СУХОЙ ОТКАЗ?




ДЕРЖИТЕСЬ              ПАРНИ              БУДЬТЕ
             КРЕПКИМИ        ЕЩЁ        РАЗ



КРАСНЫЕ НЕ СДАЮТСЯ.




*Эйдельман, Печерский – лидеры антифашистских восстаний в Варшавском гетто и в лагере смерти Собибор.
Маркелов – адвокат-антифашист, застрелен нацистами в центре Москвы 19 января 2009 вместе с журналисткой А.Бабуровой.




*
green

пути народа

*

В том момент, когда в России состоится это: "Выборы Президента России, в соответствии с решением Совета Федерации, пройдут 4 марта 2012 года. Впервые президент России будет избираться на 6 лет", здесь, в РА, мы будем праздновать это:

День установления Советской власти в Абхазии объявлен памятным днем. Такое решение принял в пятницу на своем последнем в 2011 году заседание парламент республики.

По вопросу «О внесении дополнения в Закон РА «О праздничных и памятных днях в Республике Абхазия» заслушали Льва Шамбу, который сообщил, что День советизации Абхазии – 4 марта является значимой датой в отечественной истории. Это признали все, с кем он консультировался - представители интеллигенции и научной общественности.


Шамба предложил депутатам добавить еще один памятный день в календарь Абхазии и назвать его: «4 Марта – День установления Советской власти в Абхазии». Решение было принято.

97.81 КБ

Советы Абхазии (1922-1937)

1. История советского строительства в Абхазии – это история деятельности трудящихся масс, объединённых в Советы.
2. Являясь самыми массовыми организациями трудящихся, Советы представляют собой наиболее эффективную форму вовлечения масс в управление государством, народным хозяйством, обществом.
3. Опыт работы Советов Абхазии приобретает особый интерес на современном этапе, когда решается задача максимального вовлечения масс в коммунистическое строительство.



:

Во избежание разногласий привожу ссылку на статью (1992) своей матери: [ОЧИРОВА Татьяна Норполовна. Окончила МГУ имени М. В. Ломоносова. Член СП СССР, научный сотрудник Института мировой литературы имени М. Горького АН СССР. Кандидат филологических наук. Автор книг и статей по проблемам советской многонациональной литературы], наиболее рефератируемые (начало 90-х):

Очирова Т. Н. Присоединение Сибири как евразийский социокультурный вектор внешней политики Московского государства.
Очирова Т.Н. Геополитическая концепция евразийства.
Очирова Т.Н. Евразийство и пути русского исторического самопознания. //Известия РАН.
Очирова Т. Н. Евразийская модель культуры // Цивилизации и культуры: Альманах. Вып. 1. Россия и Восток: цивилизационные отношения.

и пр. Она в этот период докторскую по данной теме защищала, но не успела.


"Едва ли в практике мировой истории найдется другой такой случай, когда какие-нибудь несколько десятков лет оказали такое губительное воздействие на судьбы языков и национальных культур. Всесоюзная перепись 1926 г. зарегистрировала 194 народности. Далее, по данным переписи, число национальностей убывает со скоростью катастрофической: по переписи 1939 г. их 99, перепись 1959 г. насчитывает их 109, перепись 1970 г. — 106, перепись 1979 г. учла 101 народность. В 80-е годы преподавание ведется лишь на 39 языках.
В истории мировой цивилизации не было аналога масштабам этой национальной эрозии. За пятьдесят три года «невиданного расцвета наций и народностей» исчезла добрая половина этих народностей! Данные 1926 г. насчитывают 57 национальных и 75 этнических групп. Данные 1979 г. — 35 национальных и 17 этнических групп. Резко сократился и численный состав внутри отдельных наций и народностей. На одну треть уменьшился сегодня численный состав русского народа. В 1926 г. юкагиров, жителей Крайнего Севера, представителей древнейшей палеазиатской группы языков, насчитывалось около 2 тыс. человек. Сегодня их осталось 80б, из них родной язык знают 100 человек. Все годы проведения в жизнь «ленинской мудрой национальной политики» дети юкагиров обучались в школах на русском или якутском языках, лишь недавно вышел в свет первый юкагирский букварь тиражом 100 экземпляров, причем большая половина тиража остается пока что без применения.
Разрушение национальностей отражено и закреплено даже в справочных изданиях. Так, в Большой Советской Энциклопедии (М., 1954) статья «Национальность» отсутствует вообще. Да и сегодня многие настаивают на упразднении во всех документах самой этой графы: «национальность». Усиленно пропагандируется еще один любопытный тезис. Так, на состоявшейся в июне 1989 года научной конференции по проблемам национальных отношений и в ряде выступлений по радио директор Института этнографии академик Ю. В. Бромлей, заместитель директора института доктор исторических наук Л. М. Дробишева настаивают на необходимости свободного выбора национальности, свободного перехода из одной национальности в другую. Но если, скажем, якут, по собственному усмотрению, вопреки сложившимся традициям жизни народа, назовет себя грузином, не будет ли такой этнический волюнтаризм сродни пресловутому проекту поворота северных рек?"

http://www.fedy-diary.ru/?page_id=6205

*