Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

green

Ричард Бротиган (1933-1984)

вот уже почти 5 лет как я очень люблю стихи Бротигана. Чего и вам желаю.



Я БЕСПОКОЮСЬ О ТВОИХ ПОМИДОРАХ

Я уставился на твою рассаду помидоров.
Ты не и я не удовлетворен тем, как
они растут.
Пробую думать о том, как помочь им.
Изучаю их. Что я знаю о томатах?
«Может быть немного нитратов?», предлагаю я.
Но ведь и понятия не имею, а теперь
сплетничаю о них. Я такой же бесстыжий,
Как и их нежелание расти.


30 ЦЕНТОВ, ДВА ТРАНЗИТНЫХ БИЛЕТА, ЛЮБОВЬ

Думая о тебе
Я вошел в автобус, заплатил 30 центов,
Попросил 2 транзитных билета,
А потом обнаружил, что я там один.

Collapse )
green

(no subject)

самолёты


               [ерунда, сосущая под ребром
               две-три радиостанции, передающие одно и то же
               плохой вторник, неправильная среда
               почему ты на этом так зарубаешься,
               жизнь, которая не сбывается
               она: я бы хотела то, что я не имею
               у меня не будет этого никогда]



в детстве высоко над полем летали редкие самолёты
жизнь теперь – это то, в чём ты носом (как в новогоднем салате)
нарезали как попало, выстругали что имели
знаешь, иногда мне кажется, что мы       мало что видели
и ничего не успели

словно каждое время года – это такой калека
чем чаще ты его видишь, тем старательней не замечаешь
мы стоим у дверей вагона      (по вагону проходит лето)
и ты меня обнимаешь

потому что мне будет в августе 28
и осень внутри меня едет по красной ветке, навязчивая как аптека
иногда мне кажется – это я иду по вагону, и ищу какого-то человека
почему эти тесные эскалаторы поднимаются так, как поднимаются веки

почему мы встречаемся под землёй
под землёй встречаются мертвецы и корни, а мы же живём как листья
и схлёстываемся как побеги –

потому что весь мир меняется, нарезается как музыка на болванку
намазывается маслом на хлеб, рвётся не там, где тонко
мы родились в советском союзе,
сначала ходили в детсад, а потом угодили в продлёнку
но джонни депп всё равно одинаков
в аватарах мертвеца вилли блейка и сказочника вилли вонка

потому что все праздники – праздники понарошку
как придуманное писателем сорокиным голубое сало
как штырка от выращенных другом васей гидропонных бошек
как люди, которым всегда не хватает денег, а собственной жизни мало

как реклама, которая врёт, но каждый час говорит о счастье
о том, что не сходит на нет, не разбирается на составные части:
«дом в кредит, и в подарок – дерево, осталось завести сына» -
говорят рекламные баннеры, утыкавшие москву
заведи меня как часы, заведи меня как собаку, заведи меня как скотину
а после объясни на пальцах, зачем я таким живу

как будто всё, что осталось – это красить оранжевой краской
старую мебель родителей
и требовать, чтобы ответили, почему нужно быть в тарелке –
даже если она своя, всё равно она неглубока –
втыкать на картинку с подписью «вот всё. рис уходит из плова»
думать, что скоро случится
что-то самое главное, а мы к нему не готовы
потому что это случается, к этому не приготовится
не застраховаться толком даже от сквозняка

потому что настанет утро, а ты не хочешь быть новым –
ну например счастливым        ну например надолго –
как будто настало лето, как будто смерть далека
потому что её здесь видели только что, только что –
он здесь был, смертью смерть поправ, а теперь он в шорохе ветра
в июньском цветении трав –


сколько можно тебе говорить, повторять в телефон: ну где ты
я проехал чистые пруды, где мне нужно было бы выйти
следующая станция красные ворота, я в них тоже войду, но я сейчас не об этом:

это всё уже было-было, это будет дважды и трижды, это будет в квадрате, в кубе
время, которое вылечит всех тех, кто его не любит
потому что, знаешь, на самом деле

мы просто стояли с утра на балконе и смотрели на самолёты
(это было начало лета, аэропорт внуково неподалёку)
разговаривали как могли, слушали как умели
(т.е мало что видели и никуда не успели)

самолёты летают мимо часто и далеко
самолёты размером с ласточек, потому что они далеко
в этот момент мимо меня проходили
(ну, знаешь, как это бывает: уступали место в вагоне, в горле то есть вставали)
зимний снег, апрельская зелень, майский вечерний ливень, звёздное молоко

потому что всё так быстро проходит, но ничего не проходит
знаешь, не попускает
от самолётов длинный белый рассыпчатый след
вот он есть во всё небо, а вот его больше нет
а вот наступает лето
ростом в сто тысяч долгих счастливых счастливых лет
знаешь, иногда мне кажется, что я знаю, зачем мы стояли в поле
и выросли на земле –

она круглая зелёная белая и голубая,
и плавает в чёрном море, в котором со скоростью света
несётся слепящий свет


(.........)
green

про переводы

очень редко когда переводная поэзия становится фактом языка и личной биографии - я думаю, что дело здесь даже не сколько в качестве перевода(и переводчика), а в том, что некий опыт доселе отсутствовал в русском языке (в русскоязычной поэзии) и (или) ты (сам) с ним раньше просто не сталкивался. Я имею в виду всю поэтику автора в целом, а не отдельные тексты.
У меня такое было трижды - с Лоркой, с Буковски, и с Крамером. Насчёт Лорки - отчасти понятно: он в оригинале помимо всего прочего настолько звучит ( Verde, que te quiero verde /verde viento, verde ramas/y el barco sobre la mar/ y el caballo en la montaña/ verde, que yo te quiero verde./Con la soga en la cintura,/ ella sueña en su baranda,/ verde ojos negro pelo, /su cuerpo de fría plata. /verde, que yo te quiero verde, /si, si, yo te quiero verde), что переводить их можно было только так: со всеми этими ла и ве, чего на русском языке не было совсем (хотя всё равно в этом случае перевод не такой)
Про Буковски Медведев замечательно сказал: когда я переводил стихи/чарльза буковски / мне казалось / что я делаю / лучшую современную поэзию на русском языке/
А в Теодоре Крамере меня поразило примерно то же, что в Ван Гоге, если можно так сказать. Я читал его в 15 лет, а до сегодня не открывал лет 8.(и книжки у меня не было). Открыл - и понял, что почти всё помню.

Collapse )
green

крутицы

Спасибо Вам большое. Я не ожидал, что будет так много народу. Простите за лажу, которая была.

фото - Дмитрий Шишков
Collapse )
green

дизайн CD: ВЕРМИШЕЛЬ ОРКЕСТРА

это я туда, недолго думая, свою картинку маслом поставил, но, поскольку эта работа пришла мне от человека, который сделал на тот момент обложку этого диска (а всё остальное - не успевал), и её (обложку) типа утвердили, - показывать я её не буду, потому что она мне не нравится. А всё остальное - покажу.



Collapse )
green

среда обитания

«все люди как люди, один я – как говно в проруби»
и так говорят себе временами – все. Вне зависимости от наличия или отсутствия чего бы то ни было. Дорогие товарищи, я потрясён. Я честно думал, что я один такой не пришей к пизде рукав. Неверное, это что-то медицинское, впрочем, я не знаю.
Поскольку выяснилось, что все мы такие идиоты, нечего утаивать, остаётся просто жить.
Оказывается, жить просто – это что-то совсем марсианское. Потому что, как известно, простота – это ходкий товар, особое извращение, хитрая ловушка: «все люди, как люди, один я – простой, как творог». Так вот простота – это не творог.

оооо, я получаю радость от простых вещей
оооо, как говно в проруби, – Настенька, я никогда не думал, что можно так петь и грустить.

В первый день каникул не нужно никуда идти, это – завораживает. Я чувствую себя свежевымытым мусорным ведром, остаётся только выяснить, что же с этим всем делать.
Можно, например, взять и пойти фотографировать свой дом. Все равно его снесут через месяц. В-общем я пошёл.

путешествие по дому:

Collapse )
green

опять эти картинки

..фрагмент довольно старой графики, - к чему рисовал, про что картинка - хуй знает. Хотелось что-то запостить,
и ещё поругаться вдобавок. Чем и занимаюсь.



...дописывал сегодня старую работу, увлёкся на ней женским лицом и впал в какой-то левый натурализм вместо пластики,
стало похоже на вермеера, разозлился и всё замазал, зато потом приготовил вкусный омлет, наверное, с горя. Дорогие друзья, я не пью алкоголя, принесите мне наркотиков, а то меня как-то плющит.
green

да:))

Юля Тишковская _comeback_ насчёт После потопа :

…мы шли по снегу, и была дырка, ямка, глубокая такая, черная, и снег шел сверху, это все возле заправки было, и я начала ее засыпать, но снег проваливается туда, она ест его, много съела, и все не засыпалась. И он тоже стал помогать мне, и если взять кусок побольше, ногой подтолкнуть – можно забить эту дырку, эту ямку, если удачно получится, если войдет. Потому что просто снег сыплется сквозь. Мы засыпали ее. Она получилась совсем невидная, и никто бы не догадался…

у меня такое же ощущение от этого цикла. Падают слова, но не засыпают, а иногда получается – большими кусками. Тогда вроде бы закрылась дыра. Она всякими библейскими фразами закрывается. «Все будет хорошо» закрывается. Потому что это большие куски. И просто снег есть. И сверху идет.

…а потом я подумала и опять ее разрыла. Ведь если она не видна теперь, кто-нибудь нечаянно может наступить и провалиться. Он же не знает, что там было. Шагнет – а там – пустота. Разрыла. И опять она такой стала. Как прежде была. И кажется – и чего мы делали? Зачем? Ведь ничего не изменилось. А это было – важным. И дерево у заправки под снегом – зеленое.


спасибо. очень точно ведь:))

(Выпив немного вина и водки /Она достала волосатые фотки /Перебирала, смеясь и ругая /Вот Гурзуф, а вот это Гауя /Гости, прикончив тазик салата,/ Думали: водочки маловато /Не всем это было интересно /В комнате сразу же стало тесно / После, фотки попрятав в папку, / Девятилетнюю дочку схватила в охапку /И так, покачиваясь на каблуках /Стояла с девочкой на руках)

(УМКА)