anton ochirov (kava_bata) wrote,
anton ochirov
kava_bata

насилие и власть: криминализация искусства и вопрос о его политической ответственности

*


"Центральными темами 2010 года я назвала бы насилие и власть. Обнаружение, обсуждение, разбор властных и насильственных отношений на всех уровнях общества прорвали какую-то оболочку, мгновенно стали насущными - причем не столько для аналитиков, сколько для рядового читателя.

При этом постоянным фигурантом этих дискуссий стало современное искусство. Только за вторую половину 2010 года произошло сразу несколько громких событий: дело Самодурова-Ерофеева, арест группы “Война”, суицидальный перформанс Олега Мавромати, запрет на экспонирование работ Авдея Тер-Оганьяна в Лувре.

На фоне привычной изолированности российского “арта” от социальной жизни трудно поверить, что общим знаменателем всех этих дел стала криминализация искусства и вопрос о его политической ответственности. Искусством заинтересовалось государство, и очень похоже, что ситуация в самом деле вышла из-под контроля кураторов и арт-критиков.

Начало осознания механизмов государственного давления обычно приводит к выявлению и иных иерархичных структур. Поэтому закономерно, что очень близкий накал - примерно в то же время - получила никогда не звучавшая у нас в таких масштабах тема гендерной дискриминации".

(Неприкосновенный запас, 2011 N2(76) - Надя Плунгян - Гендерные зеркала современного искусства: между сопротивлением и дедовщиной)

:

Кирилл Медведев
ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Вот что произошло в нашем городе в день Победы:
вечером две семьи гуляли в парке: одна пара с 4-х летней дочерью,
другая с 7-летним сыном. Одна из женщин была на 9 месяце беременности.

Два мента увидели бутылку лимонада, которую вытащила из
сумочки одна из женщин и передала 4-х летней дочери.
Один из ментов подошёл и, не вынимая сигареты из зубов,
процедил: "Так, граждане, распиваем?".

Все замерли. Мент вырвал из рук 4-х летней Алины бутылку
и понюхал – не спиртное ли.
Мама девочки возмутилась: "Товарищ милиционер, вы что себе позволяете?
Что распиваем? Я дочке дала попить лимонад, жарко же"...

"Че? Ты че мамаша себе позволяешь? Поговори мне еще", –
мент швырнул в мусорку отобранную у ребенка бутылку лимонада. Девочка заплакала.
Тут вмешались мужья.
Менты ответили: "Да вы че, офигели?
Да мы сейчас вам пришьем нападение на милицию. Сгноим в камере!"

Мент по рации вызвал подкрепление, примчавшееся тут же на двух «бобиках».
Выскочившая оттуда группа принялась запихивать в машину обоих мужчин.
4-летняя девочка закричала: "Куда вы тащите моего папу?!"....
Мамы, конечно, стали защищать мужей.
Их тоже, в том числе беременную на 9 месяце, потащили в машину.
И вдруг один из ментов сказал ей: "Встанешь на колени, я оставлю тебя с дочерью".
Она встала на колени.

При этом 7-летний Данилка и 4-летняя Алина ревели в голос рядом.
Алина кинулась защищать родителей, схватила за ногу мента но он
отвесил ей пенделя и 4-х летняя малышка пропахала правой щекой па асфальту.

Узнав об этом, мы с парнями решили действовать.
Узнали всё какой наряд в следующие выходные.

Сидя в кустах, мы долго сверяли фотографии чтоб не ошибиться.
Я плохо вижу, поэтому смотрел в бинокль.
Всё совпадало, тот же самый патруль, но всё же оставались
небольшие сомнения.
Когда один из них назвал другого «Мишка-хуишка», а другой его в ответ
«Стас-пидорас» всё стало окончательно ясно.

Вася тонким голосом крикнул: «Помогите!». Менты прибежали на помощь
Одному проломили голову сразу,
другой поскользнулся от неожиданности и лежал теперь под нами.
– Сейчас мы тебя убьём, – сказал Арсений.
На колени вставай!

Мент отказался вставить на колени, процедив, что это дело чести.
Он уже был не в себе, и постоянно твердил, как в каком-то трансе:
«Дело чести, это дело чести».
Не знаю, что помогало ему в этот момент стоять на ногах.
Иван проткнул ему шею шампуром который только что нашел тут же,
под кустами.
Мент сразу упал, кровь брызнула и растеклась вокруг,
вторгаясь в жизнь мелких лесных животных.

Бензина оказалось маловато, в первый раз сложно грамотно рассчитать,
но было сухо, тучи в городе были разогнаны как будто для парада,
поэтому изверги запылали довольно легко.

…Потом мы сидели в чебуречной и я излагал друзьям свои взгляды
на насилие.
Я говорил, что никогда не смогу убить человека, который, например,
приказал снести моё любимое здание или вырубить парк,
потому что жизнь человека, конечно, несоизмерима со зданием или парком.
И я, безусловно, против уличного террора,
ни в коем случае не должны страдать
случайные люди. Никаких бомб и подрывов.
А вот точечные казни оправданы –
за пытки и изощрённое насилие по отношению
к нашим товарищам, а также просто к беззащитным людям,
я считаю, можно и нужно убивать.

…К счастью, речь уже не могла идти о том,
хорошо ли убивать вообще,
можно ли отвечать насилием на насилие,
стоит ли слезинка мента всемирной гармонии
и т.п. Дело-то было сделано.

2011

*
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments