anton ochirov (kava_bata) wrote,
anton ochirov
kava_bata

в интернете все это началось, интернету и предназначалось

*

Этой записью я хочу продемонстрировать, что внутри церкви существуют и такие люди (собственно, поэтому данная институция пока ещё существует). Это не просто запись: это почти литература. Смайлик. Это такой московский аналог Сергея Круглова, по сану:-)

http://ignaty-l.livejournal.com/664522.html

Не, ну до чего они все беспринципные.
Ну вот, например, Кураев. Сначала блины, задушева, всепрощение.
Потом долго, мучительно, сквозь пелену сомнений и полосы прозрений, доходит до гражданина, что никаких песен не было, что это технически просто даже было невозможно.

(снималось тремя аппаратами, ни одной видеокамеры, все фотики.
одна зеркалка, и две мыльницы.
у зеркалки баланс белого немного в синеву увел, а мыльницы сняли добротный желтый цвет.
кадры повторяются с тех ракурсов, с одной камеры видно другого снимающего, например как зеленоватая тетка протягивает грабли к фотику (0.28-0.29; 1.38-1.41), заснято с другой камеры (0.59 - 1.01 мин).
ну навскидку один только пример: 0.32-0.33 мин ; 0.36-0.37 мин.; 0.42-0.43 мин - это одно и тоже с трех разных точек.
вся песня длится 1.5 минуты, видеоматериала там очевидно не хватало, докидывали из других мест..
всё "хулиганство" длилось секунд 15-20 в полнейшей тишине.
девки как вошли, так и спокойно вышли, никаких "прихожан" там в помине не было.
зеленые тетки в про-католических платочках - из охраны, мужыки - тоже.
с юр точки зрения храм точно такое же общественное место как и магазин нижнего белья)


Что это вообще интернет-акция, как вообще любой стёп-и-треб в жэжэшечке.. Как кино, где батюшку какова-нибудь светлава посереть храма балшевики убивают и он тама прям и падает - бряк. Конец филмы, все рыдают. Кина же дохера щас со съемками в храме? – Дохера. В интернете все это началось, интернету и предназначалось. Что тут вообще все левое. Девки левые, задержание левое, оцепление левое. Громогласные требования левые. Маниава левая. Да и храм сам левый. Всё абсолютно ненастоящее. Тихий, беззвучный пук среди ясного неба, от которого страна вздрогнула.
Ну и чо – встал в стойку как такса перед лягушкой, ухо задрал вверх – да это же секта, ябицкая сила!
Так это же все меняет!
Заговор!
Нюх навострил, про блины забыл ваще. Любимая тема выскочила – раскольники! Тут и дьякона василька можно нахуй послать с его наглыми наездами, вапще всех слать надо, не время, товарищи, надо пока след не остыл – рыть!
Ну, вот что с ними делать, а?
А скока мужественных людей и женщин, набычив шеи и покраснев от гнева заявили, что если бы к ним на работу забежали хулиганки, они бы не знаю что сделали. Представьте!, говорят они. Вигилянский состроил выражение скорбное, головку как воробушек чуть набок сделал, и тоже предложил представить. Что ворвались в дом и осквернили. Про дом, конечно, он художественно, вторжение в жилище карается статьей совсем другой, а вот про место работы – факт. Был молитвенный забег на место работы работников культовой промышленности. Было падение на коленки в тишине и подымание ног два раза. Сначала правую вверх. А потом так же вверх левую.
Все сразу стали представлять себя на месте работы, и чтобы они сделали. Ну шею набычили бы, да. Гласки бы выкатили. И чо дальше? Ну вот чо дальше?
Вот на мое место работы ежедневно вбегают взволнованные граждане. Некоторые даже производят фото, видео и звукозапись, тайную и явную, чтобы уличить и все такое. Ну вошли в ваш сраненький офис, и что бы вы сделали? – Да ничего бы вы не сделали. Я даже не поворачиваюсь на взволнованных граждан, ну если только за плечо дергать начинают. Рутина, одним словом.
Взяли двух нифармалок. Почему, кстати, двух, если их было пять? Бьюсь в споре на десять рублей, что потому что у этих двух детки малые.
..
Вот от Огрешена щас набрел на очередную глисту. Очередной паразит, завелся в кишечнике церкви, и вот чо пишет иерей серГГий с двумя гэ: "Сознательно плюнули в Лик Христу, в лицо каждого православного, мне и моим детям. И можно было бы простить такое 15-летним подросткам, но взрослым бабам, у которых есть дети... На месте органов опеки я бы задумался, что может такая "мама" дать своему чаду, ведь яблоко от яблони, как известно, далеко не откатывается". Оно бы задумалось.
Хотят походить на мусульман. Быть такими гарьячими, гаварить: зарэжу, слюшай да. Впрочем, в православии в большинстве такие и собраны.

:



В ноябре 1990 рукоположен в сан священника Первоиерархом Русской Православной Зарубежной Церкви митрополитом Виталием. Тогда же назначен начальником Миссии Русской Православной Зарубежной Церкви. Настоятель прихода в честь св. Архангела Михаила в пос. Реболы (Карелия). Один из основателей Всероссийского общественного комитета "За нравственное возрождение Отечества", заместитель председателя Комитета.Редактор самиздатского православного журнала "Фордевинд" (1970-е - 1980-е гг.).Автор многочисленных статей в церковной печати: в том числе 60-70-е гг. под псевдонимами и анонимно в эмигрантских изданиях: "Вестник РХД" (Париж), "Православное обозрение" (Монреаль), "Православное дело". Издатель газеты "Ангел Валаама", вестника "Христианская Карелия". Переводчик трудов о. Серафима (Роуза), Г.-К. Честертона.

Примечание:
Прошу принять во внимание, что у меня нет компьютера и интернета, и я не умею ими пользоваться. Мои записи в журнале размещают мои друзья, когда у них есть свободное время.
В связи с этими обстоятельствами, я не имею возможности оперативно отвечать на письма и комментарии читателей. Так что пишите мне по почте. Вот адреса:
186966 Карелия. Муезерский р-н. с. Реболы, свящ. Стефану Красовицкому. До востребования.
141253 Моск. Обл. Пушкинский р-н. п/о Зеленоградский, МВТ 33, cвящ. Стефану Красовицкому.

С.К.

http://fr-stefan.livejournal.com

:

Конечно, многие не в курсе, что это за С.Красовицкий.

"Красовицкий был, что называется, признанный лидер. Я знаю, что многие считали его поэтом гениальным. Трудно применять такие эпитеты к современникам, но и первых читателей трудно упрекнуть в излишней экзальтации. Стихи Красовицкого и сейчас поражают, а тогда казалось, наверное, что они как с неба упали. Это очень странные стихи. Смещенный, почти дискретный синтаксис, неологизмы с оглядкой то на старославянский, то на английский, то на какой-то научный сленг. (Вплоть до придумывания новых букв, когда не удовлетворяет звучание старых.) Необычно абсолютно свободное ритмическое строение. Но более всего необычна фигура автора. Призрачность и одновременно страшная резкость метафор заставляют думать о каком-то сомнамбулическом сознании, свободно перемещающемся в разных пространствах опыта. И, если вспоминать смысловые туманности, неожиданно выпадающие в осадок как актуальное пророчество, то вот отрывок из стихотворения 1957 года:

Когда ученик в пионерском ли галстуке, девочка,
ложатся со стоном смертельного, сладкого плена,
вы скажете, вирус какой-нибудь снова там, мелочи,
а томная тяга в коленях – болезни колена?

Кто знает, быть может – молчат доктора на безлюдьи,
стоят в кабинетах шкафы, застекленные твердью,
в них тонкие жала ракет, серебристых орудий,
самою землей напоенные легкою смертью.


Смутная, довольно причудливая и как будто произвольная образность Красовицкого почему-то очень убедительна. Видимо, его личная мифология имеет глубинные основания. Это не только архетипы нового сознания и общественные предчувствия, это еще и новое отношение к миру, где смешались рассудочность и болезненное сомнение, сарказм и отчаяние.<....> Если говорить о реальном авторе, то скрыться ему удалось.

В 1962 году Красовицкий перестал писать стихи (то есть активная поэтическая работа его продолжалась немногим более пяти лет), переехал в пригород, ограничил до минимума всякое общение. О причинах не стоит распространяться. Как известно, он проклял и свое творчество, сжег стихи и приказал всем немногочисленным хранителям сделать то же самое. Попытался стереть отражение. К счастью, не все хранители исполнили волю автора. В середине 80-х Красовицкий снова стал писать, но это уже были стихи "духовного содержания".

Идея ухода, исчезновения важна не только при рассмотрении творчества Красовицкого. Рискну сказать, что это центральная идея времени. Постепенно она становится скрытой доминантой литературного этикета и личного поведения. Наиболее "продвинутые" авторы уже в 60-е годы не пытаются печататься, вообще не выходят на публику. Но еще глубже проникновение этой идеи в литературный процесс, ее влияние изнутри.

(Айзенберг)

*
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments