anton ochirov (kava_bata) wrote,
anton ochirov
kava_bata

Categories:

цифра, беспре­цедентная для Европы и Америки

*


[поместив женщину в символическое пространство на пересечении гендерного, военного и патриотического дискурсов, мы увидим весьма неоднознач­ную картину]

Во второй половине 1930-х гг. женщины продолжали рас­сматриваться господствующим режимом и как потенциальные активные сторонницы власти, которых необходимо было привлечь на свою сторону, и как «отсталый» социальный элемент, в отношении которого еще долгое время предполагалось осуществлять цивилизующую миссию. Одновре­менно все большую силу набирал процесс, который Е. Добренко назвал «про­изводством реальности через ее эстетизацию». Трегерскую функцию в сфере патриотической коммуникации выполнял образ настоящей советской жен­щины и патриотки, сконструированный по канонам соцреализма, — образ женщины-пилота".


"Забавно, что рецензии на свежевышедшие книжки в России в конце 2011 года тупо повторяют музыкальные интенции 15-летней давности - то есть времени взросления автора рецензии. Я про первый русский трип-хоп образца 1996(8?) года, конечно".


Поскольку был совершенно не в курсе того, чем же занимается автор текста/музыки/видео/продюссирования артистки из предыдущей записи ныне, в начале десятых, то ознакомился с ранее неведомой группой СЕРЕБРО. Любопытно, что связь между глазом зрителя и игрой артисток осуществляется через зеркало заднего вида, а "диваны мамы любы", на которых артистки "сходят с ума" оказываются обычными автокреслами, то есть теми креслами, на которых и держится традиционный порядок вещей, то есть такой, в котором артистка восклицает в конце видео, обращаясь "к стране": "эх, рррассея! джигурда рулит!". Не знаю, кто такой джигурда, кажется, какой-то народный артист Чеченской Республики(2008), послуживший прототипом для множества пародий (wiki).

:

"Сравнение официального советского патриотизма, предлагавшего женщинам роли патриоток, «славных дочерей» и защитниц социалистического отече­ства, и практик военно-патриотического воспитания вызывает в памяти образ зияющей пропасти, через которую перекинуты шаткие деревянные мостики. Часть более молодых, смелых и решительных женщин очертя голову всту­пила на эту зыбкую основу и сумела не только встроиться в гендерный поря­док, сконструированный патриотическим дискурсом, но и раздвинуть рамки повседневных социальных практик. Для других женщин инерция традицион­ных культурных стереотипов и замаскированный патриархальный социаль­ный порядок эпохи сталинизма стали непреодолимым препятствием.

В результате мобилизации и добровольчества численность жен­щин, выполнявших в годы войны «мужскую» работу, по самым приблизи­тельным оценкам, составила от 800 тыс. до 1 млн. человек — цифра, беспре­цедентная для Европы и Америки"

ГЕНДЕРНЫЕ ИДЕАЛЫ, КУЛЬТУРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ И МОБИЛИЗАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

В «Записках штурмана» Марина Раскова вспоминала о встрече со знамени­тым Чкаловым, которая была организована трем подругам-летчицам перед полетом их «Родины»:


«Мы отправились в ресторан на стадион «Динамо». Поехали в чкаловской синей машине, которую он привез из Америки. Чкалов сам сидел за рулем и шутил:
— Полная машина баб!
— Что ты, Валерий Павлович, нас бабами называешь?
— А разве баба — плохое слово? Вот вы три бабы, а посмотрите, какое дело затеяли! Как же мне вас называть? Мы еще покажем, что такое совет­ские бабы!»



(Цит. НЛО №112, "Как из крестьянки Гайдиной сделать Марину Раскову, или О теории и практике воспитания советских патриоток")

Наша-наша кроватка делала шик-шик,
Я твое пианино, а ты мой настройщик.
Мы так летали, что не заметили твою мать,
И она сказала, что я просто бл"дь.





"Ее воодушев­ляет безоглядность художественного жеста, призванного создать почву, на которую можно будет ступить. Болевой опыт сегодня — основной критерий «несомненного». В культуре «анестезии», сводящей на нет пред­ставление о том, что «рана — условие свободы человека», этот вывод пред­ставляется едва ли не очевидным. Фанайловскую поэзию в этой связи вполне правомерно интерпретировать как род «травматического» письма, но, пожалуй, более существенна дру­гая ее черта: обращенность к опыту нестерпимого, когда «способность жить с болью желания <...> представляет со­бой единственный способ сохранить желание не исчезающим».

Вглядываясь в мир, поэт ищет то, что разрушает глянцевую поверхность «события», то, что волнует — царапая, возмущая, дезориентируя. Исток поэти­ческого — в том, что содержит узел непримиренных противоречий. Именно это заставляет искать «сочетания рас­сыпанных звучаний», превращает чита­теля в очевидца «иаковлевой схватки» непоэтического материала и стиховой формы".

(Цит. НЛО №112,Рец. на кн. : Фанайлова Е. Лена и люди. М., 2011 )

В результате мобилизации и добровольчества численность жен­щин, выполнявших в годы войны «мужскую» работу, по самым приблизи­тельным оценкам, составила от 800 тыс. до 1 млн. человек — цифра, беспре­цедентная для Европы и Америки.

я умерла – не вынесла огня
дай бог мне алкоголя алкоголя
я стала призрачней ноля
что пустоте такой – ни радости, ни боли)

поезд тронулся и сотни мертвецов
за ним бежали по перрону
а мы сражались, мы держали оборону

потом не помню никого: был костя с коньяком
с безвольным ватным кулаком
и я была, а поезд ехал ехал
был рома с тайной, с блядским огоньком
на верхней полке, надо мною, сверху

и был обколотый обкуренный гарсон
порнозвезда вагона-ресторана
а я уже плыла, вплывала в сон
и не могла добраться до стоп-крана

и костя крал пластмассовый цветок
он крал стакан, бутылку арарата
его накрашенный кошачий коготок
мне грезился как высшая награда
(все проще: я ждала разврата)

но я узнала: все храпят во сне
и даже мертвецы во сне храпят

до рассвета – блики станций на стене
георгиу-деж, рязань и голубки
мне интересно – я храплю во сне?
как мужики


И р и н а К о н с т а н т и н о в н а. Милая, милая Света, мы будем жить с этой тайной внутри. Она будет жечь наши языки. Мы не сможем быть откровенными с Петром и смотреть ему честно в глаза. Не сможем быть ему, как раньше, настоящими друзьями. Но мы будем жить. Лена хотела вырваться из рутины, бросить нелюбимого мужа. Ты теперь видишь, что с ней произошло. Отсюда нельзя вырваться. Мы созданы для этого города. Пройдет время, Галя станет медицинской сестрой, ты наконец-то родишь ребеночка, я переведу Сартра с Бодлером и получу кучу денег, расплачусь с долгами, и мы напьемся, всё забудем. Мы будем жить. И мы даже не узнаем, где похоронена Лена. Где-то там, где лежат все, кто попытался стать свободным, где лежат все бомжи, в братской могиле.

не могу понять, почему я так всех не люблю

своих бедных любовников
кто-то в могилке лежит
кто-то в космос в черной ракете летит
кто храпит, кто брюзжит, кто пердит
северный ветер их крутит
в обнимку, всем скопом вертит
моя мама их видела, она подтвердит

ненавижу бомжей, их когтистые липкие лапки
их бомжовскую еблю в парковой зоне прямо на лавке
их мокроту, вину за себя
рассуждения о фрейде, о кафке
о том, что алкоголь и любовь им вредит
моя мама им верит, она подтвердит

ненавижу челябинск, саратов, тамбов
эту русскую карту, народную правду, пути телеграфных столбов
не избавиться мне от оков, от окопов, снопов
рыбка, рыбка, хочу столбовой быть дворянкой
не хочу быть скотницей и дояркой
можно русалкой, баядеркой


Цит. А.Анашевич. Фрагменты королевства./ Предисловие М.Меклиной.М.: Новое литературное обозрение, 2002. Серия "Премия Андрея Белого"

*
Subscribe

  • 2014-2015

    ЛИЦО НЕАБХАЗСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ Любовь улитка под листвою | Она почти что муравей | А я с немытой головою | Держу твой облик в голове Её улитка…

  • и так далее

    Ну что, кто-то удаляет журналы,кто-то возвращается. Итак, я здесь отсутствовал 8 лет.

  • (no subject)

    C 2012 по (реальный) 2016 - facebook only. http://www.facebook.com/anton.ochirov

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments