anton ochirov (kava_bata) wrote,
anton ochirov
kava_bata

Categories:

школа злословия: в этом месяце вы не сходили с первой полосы

*

55.75 КБ

Странно понимать, что мы ровесники: точнее, Ольга на 2 года старше.


предисловие автора



«В Ханкале душный вечер, красное солнце садится за горизонт, в облаке мутной желтой пыли навстречу мне, урча и подрагивая мощным телом, движется БТР. На броне нацарапано «Ниссан», а чуть ниже – «черти». Семеро «чертей» в видавших виды камуфляжах улыбаются мне. Их лица черны от копоти. Я даже не вижу улыбок на этих черных лицах, а скорее чувствую их. Гремят взрывы. На горизонте, за Ханкалой, видны кровавые отсветы: который месяц мощным пламенем горят нефтяные скважины, и никто не в силах успокоить растревоженную землю. Медленно, вразвалочку, к железнодорожным составам, где мы живем, идет парень в камуфляже и тихо поет. «Если ты можешь, сделай белой мою тень». Я с трудом вспоминаю, откуда это – из какой-то другой жизни.

На взлетку садится борт, он сейчас полетит «на большую землю». Туда, где люди живут так, будто «двухсотых» не существует. Этот борт ждут давно – на взлетной площадке много людей, и всем им нужно «на большую землю» – кому-то в отпуск, кому-то в госпиталь, кому-то за провизией и водкой. С бортами здесь проблема – можно просидеть в ожидании сутки, а то и двое. Контрактники-дембеля, толкаясь и матерясь, лезут в первый приземляющийся борт. Диспетчер кричит осипшим голосом: – Куда прешь, там «двухсотые» полетят!

Здесь я, как первобытное существо, познаю жизнь через свои ощущения и инстинкты. Только интуиция выводит из лабиринтов заблуждений, которым неизбежно подвержены журналисты на войне. Пытаться здесь что-то понять – бесполезное занятие. Тот, кто пытается понять, сюда больше не едет. Тем, кто хочет работать, нужно отключить свой мозг. Только сбор и передача информации. Ты – машина в большой мощной системе, которой управляет кто-то невидимый и жестокий. Может быть, поэтому многие газетчики здесь пишут хуже, чем в своих редакциях.

Эта война разрушила все мои представления о справедливом мироустройстве. Очень долго мне не хотелось верить в то, что от ошибок авиации и артиллерии погибают военные и мирные жители, но они погибали. Страшно было думать о том, что тысячи людей прячутся в подвалах, а силы, которые призваны их защищать, их же бомбят. Тысячи стариков и детей, брошенных государством на смерть. Сотни выжили, но и они никому не были нужны”

:

«В конце апреля я полетела в Москву, во второй раз. Мой непосредственный начальник Саша Стукалин с ходу сказал: – Идем к Васе, он тебя ждет. Кого называли Васей, я узнала только в кабинете главного редактора «Коммерсанта» Андрея Васильева. Он сидел, закинув ноги на стол, и я вдруг растерялась.

– Вот, Алленова, – представил меня Стукалин.Васильев достал откуда-то из-за стола букет каких-то невероятных длинных роз и протянул со словами: – В этом месяце вы не сходили с первой полосы.

Я вдруг подумала, что сейчас он предложит работать в штате редакции. Сколько бы проблем это решило! Но Васильев не предложил. Попасть в штат «Коммерсанта» всегда было делом нелегким. Он сказал, что надо писать дальше, что у меня способности, и уже должен был сказать «до свидания», и тут что-то со мной случилось. Впервые в жизни я почувствовала, что это такое – когда ты отчаянно не хочешь что-то говорить, но помимо своей воли говоришь – как падаешь в пропасть. И я сказала: – Если вы не возьмете меня в штат, я больше не буду работать на «Коммерсантъ».

Васильев и Стукалин такого поворота не ожидали. У меня по лицу предательски поползли слезы. Я встала, понимая, что теперь-то действительно все кончилось, и направилась к двери. Но Васильев, как мне кажется, пожалел меня и сказал: – Ну, подождите, Оля. Давайте обсудим все завтра, я вас в ресторан приглашаю.

В ресторан я опоздала на два с половиной часа. Не намеренно, конечно. Хотела купить что-то из одежды, но, проплутав по незнакомым шумным магазинам и не имея ни малейшего представления о том, что сейчас носят, в результате надела старую мини-юбку и футболку с владикавказского рынка и отправилась в клуб «Кино». Меня ждали Васильев, Стукалин и Ждакаев. Ни упреков, ни недовольства. Андрей, с бильярдным кием в руке, только и сказал, вполне добродушно: – Теперь я понимаю, что на войне свои представления о времени».



< «война глазами женщины», книга >

:

Национальная премия в области прессы «Искра» за репортаж из Ливана:


«Мэр Баальбека Мохсен аль-Джамаль считает, что израильтяне бомбили Баальбек не потому, что это город "Хезболлы", а потому, что хотели разрушить туристическую инфраструктуру. И заодно напугать Сирию. "Мы не находимся на границе с Израилем,– говорит он,– мы в противоположной стороне, на границе с Сирией, сюда американцы никак не могут добраться. Баальбек использовали как средство устрашения Сирии. Потому что бомбили так, что Сирия дрожала".
Сквозь раскрытые окна кабинета мэра хорошо слышны звуки песен "Хезболлы". Я спрашиваю чиновника, не смущает ли власти такая популярность этого движения. Мэр начинает издалека – он говорит, что Баальбек занесен во всемирное наследие ЮНЕСКО и здесь сохранились памятники финикийской, древнеримской, византийской и персидской культуры. И во время бомбежек жители этого города чувствовали себя так, будто они живут не в городе, который принадлежит всему человечеству, а в лагере боевиков. И "Хезболла" с первых дней войны начала помогать жителям города. "Если вы увидите человека, который потерял дом, родных, друзей, но говорит вам, что готов пожертвовать всем ради 'Хезболлы',– не удивляйтесь,– говорит мэр.– Они верят в эту организацию, потому что она стала их религией. И к чему бы Насралла ни призывал сейчас, люди пойдут за ним".

<"здесь все -- 'Хезболла'" (Коммерсантъ, УКРАИНА № 151 от 31.08.2006 >


:

Общественным движением «Россия православная» за серию репортажей из Южной Осетии награждена серебряным орденом «за жертвенное служение»


«Проезжая мимо убитых грузинских солдат, он останавливает машину и заставляет нас сфотографировать тела: "Покажите всему миру, пусть видят. Чтобы никто больше сюда не лез". Мы слишком долго стоим у этих тел, и мне становится плохо. Беслан жестким голосом говорит: "Жалко? Не надо жалеть. Они сюда пришли с оружием".

— Может быть, они не хотели сюда идти,— говорю я.— Как русские солдаты, которые приказ выполняют.

Но для Беслана это не аргумент. Беслан приехал в Цхинвали в первый же день. Взял отгул на работе и поехал в Южную Осетию.

— Как вас пропустили? — спрашиваю я.— Ведь вы с оружием.
— А кого я спрашивал? — отвечает Беслан.— Никто не посмел останавливать добровольцев. Мы шли защищать осетин.

О том, как добровольцы приходили в Южную Осетию, можно написать книгу. В зону боевых действий через госграницу на Зарамаге пропускали российских граждан, которые могли там умереть или убить невинного человека. Добровольцы ходили с автоматами повсюду. Они пристально всматривались в лица проходящих мимо, и их боялись даже штатные военнослужащие осетинской и российской армий. Они решали здесь все. На моих глазах четверо добровольцев остановили российского полковника, с которым я шла к штабу миротворческих сил, и полковник послушно ответил на все их вопросы, а мне объяснил: "Серьезные ребята, с ними лучше не ссориться".

Беслан уехал из Цхинвали на своей старой машине, оставив знакомым автомат и сухой паек, полученный в МВД. В отличие от него многие добровольцы покинули Южную Осетию заметно потяжелевшими. Именно прибывшим в Южную Осетию добровольцам приписываются массовые случаи мародерства на третий-четвертый день войны. Я сама видела, как люди в камуфляже выносили из магазина ящики с сигаретами и продуктами. "Идет война, тут все общее",— говорили они. Когда мы попытались сфотографировать военных, выносящих из дома телевизор, нам крикнули: "Пошли вон!" А российский полковник констатировал: "За такой кадр могут и голову снять".

< «надо сжечь, чтобы вернуться не могли» : журнал "Коммерсантъ Власть", №32 (786), 18.08.2008 >


:

Видео: школа злословия 23 мая 2011, гость: Ольга Алленова. (1/4)







Источник: http://allenova.livejournal.com/


*
Subscribe

  • 2014-2015

    ЛИЦО НЕАБХАЗСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ Любовь улитка под листвою | Она почти что муравей | А я с немытой головою | Держу твой облик в голове Её улитка…

  • и так далее

    Ну что, кто-то удаляет журналы,кто-то возвращается. Итак, я здесь отсутствовал 8 лет.

  • (no subject)

    C 2012 по (реальный) 2016 - facebook only. http://www.facebook.com/anton.ochirov

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments