anton ochirov (kava_bata) wrote,
anton ochirov
kava_bata

Categories:

буржуазное

"Однако самое важное в буржуазном сознании в отличие от мещанско-обывательского — оно не может жить без «нетленных», духовных ценностей. «Высокое» существует в нем как сдвиг, как «чудесное» превращение товарно-денежных отношений в «Дух». Вот почему критика рынка, социальных отношений и попытка их изменить буржуазному сознанию кажутся всегда несвоевременными. Ведь какой бы ни была голая экономика жизни и грубая правда «харчевого принципа» (К. Малевич), «высокое» буржуазному индивиду всегда обеспечено, причем независимо от того, как оно на данном этапе выражается — в безобразном или в прекрасном. Оно просто оказывается расположено в параллельном измерении «духовности» и интеллекта. А если если у каждого гарантированно есть «свое индивидуальное» высокое, зачем менять мир? Искусство естественным образом обслуживает эти «высокие палаты» души.

Открытие Маркса заключалось в том, что переход от использования отчужденного труда, от унизительного типа экономики к воображаемой идее «блага», «прекрасного» и «истины» в сознании буржуазного субъекта неправомочен и фальшив до тех пор, пока общество не отказывается от самого этого капиталистического типа экономики. А общество способно от него отказаться, а значит, измениться, когда изменяется сам человек и его реальные отношения с окружающими вещами и другими людьми. То есть если вы находитесь в экономическом режиме эксплуатации и от вас и вашего искусство не исходит импульс преодоления этого режима, то духовность или нравственность вашего искусства являются ханжеством.

Презумпция Маркса очень проста на словах, но сложна, а для многих и вовсе невозможна на деле. Однако очевидно, что отношения между людьми находятся в прямой зависимости от способа их отношений с вещами. Вещи, отчужденные экономикой и властью от людей, обесчеловечены. Такова цена обладания вещами. Но поскольку «иметь», «обладать» для буржуазного сознания важнее, чем быть, оно согласно на жизнь среди отчужденных предметов. Маркс же считал, что человек не теряет самого себя в предмете «лишь в том случае, если этот предмет становится для него «человеческим» предметом или опредмеченным человеком». У него вещи растворяются в человеке, а не человек в вещах. Из-за этого весь сыр-бор в новейшей истории. Да и в искусстве тоже.

Что же происходит с искусством в результате свойственного буржуазному обществу совмещения противоположностей — справедливости и несправедливости, декларации равенства и фактического неравенства, революционной инновативности и интерьерного уюта, анонимной циркуляции товаров и их превращения в сакральные идолы? Происходит довольно естественная мутация искусства в культуру. Такое «искусство» выполняет в обществе роль религии. Сontemporary art выполняет для среднего класса и буржуазии именно эту функцию.

Можно ли изменить эту ситуацию? Да, можно. Но только тогда, когда люди и жизнь станут для нас более интересны, чем вещи и мифы"

целиком


88.50 КБ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments