June 6th, 2016

green

возможно, следует говорить мимими

*

Странно сознавать, что, по-видимому, это единственный экземпляр данной книжки во всей республике (и находится он у меня).

"Даже в тех текстах, где личность поэта почти поднимается до поверхности речи, на личность как бы смотрят со стороны: не следует путать лирического героя с эпическим / это эпический. "Эпический" герой путешествует в социуме предметов, которые говорят между собой, а сам он - только средство, посредник в их разговоре. Предметы отражаются в его лице (плоскость лица твоего), как корабли у Гомера - в виноцветной поверхности моря. Герой только связывает предметный мир в одно целое, он - среда существования вещей. Поэтому мы так много узнаём в стихах Гатиной о чувстве цвета, тепла, жалости, радости, и так мало - о "внутренней" жизни личности. Эта сторона остаётся так же темна и непроницаема, как речь цветка, цемента или велосипеда" (А. Глазова, предисловие)


52.68 КБ

ТЕКСТ ЧУДОВИЩНОЙ СИЛЫ

неприлично рассказывать, как как как ты кого-то любишь

неприлично рассказывать,
как тебе хороший человек сделал плохое
ему же еще с другими хорошими жить

жить

неприлично говорить, что тебе плохо
а может быть вообще неприлично, что тебе плохо
ведь в это время кому-нибудь хорошо
а кому-то гораздо хуже

возможно, следует говорить мимими

или о мировых злоключеньях, несправедливости,
наших победах

неприлично говорить, что осталось полпакета кефира
и полпачки сигарет, а это значит
по-хорошему - пусть бы и не хватало на сигареты
а то какой кашель
пора, брат и сестра, задуматься о здоровье

по-хорошему, мир переполнен любовью
иногда и неловко ускользать из-под уважаемых пальцев
сердца перегружены, работают в безопасном режиме
мимими
чаша переполняется, яд капает
земля содрогается
(а ему каково, ей каково было?)

текст чудовищной силы оказался очень слабым
и как следствие неприличным

не следует путать лирического героя с эпическим
это эпический
он спускается в ад
он думает он исследователь
он спускается в ад без оглядки
вау

---



Цит.&: Гатина,Д. Безбашенный костлявый слон / Дина Гатина; предисловие Анны Глазовой.- М.: Новое литературное обозрение, 2012. - 144 стр. (Серия "Новая поэзия"), Тираж 1000 экз.


*
green

кто ее собирается спрашивать (есть еще одно объяснение латрунской авантюры)

*

[так они называли нас: сабоним, куски мыла]


"Тот самый первый текст Анечки принес Дема Кудрявцев - мы думали дать в журнале подборку начинающих поэтов. О том, что Анечка пишет стихи, мало кому было известно. Я прочитал этот текст у себя в длинной гостиной, где за сколоченным из крашеных досок столом мы с Демой ваяли "Обитаемый остров" на его крошечном "Маке". Стихотворение анечкино нам обоим очень понравилось, а дальше произошел такой разговор: "Надо печатать. Кстати, а как фамилия Анечки? - Сейчас, смешная такая... Карпа. - М-да, не пиитическая какая-то. Анна... Анна... Ахматовой назвать, что ли? - Ну, до Ахматовой еще далеко. - Тогда Горенко! А Анечка возражать не будет? - Да кто ее собирается спрашивать!"

А стихотворение было такое:


Д.З.

Отступление тьмы на поворот за Латрун
наоборот повтори
наступление тьмы за поворот на Латрун
отворот рукава возверни на один поворот
осмотрев
кожа скучнеет к утру
Я
все объясню и пойму
ветром
неверным
относит
скользким авто
на невьюжную тьму
и тем самым зеленые косы
позволяет моей голове
так меня насовсем и отпросит
вниз катиться у теплой земли в рукаве.


:


"Наконец есть еще одно объяснение латрунской авантюры. Штурм должен был служить задаче консолидации израильского общества. Ради этого штурмовые подразделение были укомплектованы многочисленными эмигрантами из Европы, многие из которых только что пережили Холокост. Пусть они не имели военной подготовки и еле стояли на ногах после пережитых испытаний. Израильский историк Илан Паппе приводит цитату Бен-Гуриона, объяснявшую мотивы израильского премьера: «Есть проблема с выжившими в Холокосте. Они до сих пор никем не пожертвовали для защиты родины».

Коренные израильтяне относились к европейским евреям, пережившим геноцид, с презрением. Немецкая еврейка так описывала, то с чем она столкнулась на новой «родине»: «Они (коренные израильтяне) даже обсуждали, не построить ли им вторую столовую, так они не хотели обедать вместе с нами, «сабоним». Так они называли нас: сабоним, куски мыла. Потому что немцы делали мыло из тел евреев … Они презирали нас. Относились к нам едва ли как к людям. Они называли нас «человеческой пылью». Мне не раз говорили, что я должна винить только сама себя за все, что произошло со мной во время войны. Я должна была покинуть Европу, откликнуться на зов Сиона давно. «Вы сами накликали это на себя, мы говорили – большинство из Вас дегенераты. Презренные лавочники, торгаши, оторванные от земли, которая была вашей по праву». Некоторые из них говорили, что Гитлер был послан в наказание. Они отмечали наше телосложение: слабое, нездоровое, не склонное к работе, так же как и к вспашке земли или защиты этой земли от врага. Геббельс был прав в своем описание нас…» Несмотря на культ «нового еврейского человека», «голубоглазого сабры», подобные взаимоотношения в израильском обществе не сулили ничего хорошего. Трупы эмигрантов у стен Латруна должны были продемонстрировать старожилам пользу от новоприбывших в качестве пушечного мяса, хотя они, конечно, не являются полноценными людьми и чуть лучше арабов.

450 эмигрантов - "олим", только прибывших на корабле "Каланит", по личному приказу Бен-Гуриона были немедленно отправлены на плац. Не знающие иврита, они не понимали команд и не могли освоиться с выданным им оружием. Впереди их ждала абсорбция в земле Израиля".


Бой действительно превратился в резню. Английские десятизарядные винтовки «Ли-Энфильд», состоящие на вооружении легионеров, были оружием профессионалов – точным и скорострельным. Еще в Первую мировую войну в Бельгии они выкашивали ряды немцев не хуже пулеметов. В руках бывших кочевников и охотников – бедуинов, они были еще смертоноснее. Несчастные еврейские мальчики, брошенные на убой, не могли даже окопаться, командование забыло снарядить их саперными лопатками. Подступы к форту застилали груды тел убитых израильских солдат, но приказа отступать так и не приходило".

"Даже в самом Израиле история Латрунского боя превратилась в мрачную легенду. В 1980-х годах в ходе дискуссий в израильском Кнессете говорилось, что реальные потери ЦАХАЛ составили 2000 человек. Даже если эти цифры завышены, то они наглядно демонстрируют степень недоверия граждан к официальным данным военного командования. В Израиле сложно скрывать реальные потери, но в 1947-1948 гг, когда в страну прибывали огромные потоки эмигрантов, это еще было возможно. Это была человеческая пена, «мыло», не входившее в категорию «а-хеврей» («кореша»).


См.: "потом она написала “Поворот на Латрун”. Потом она написала еще полтора десятка невероятных стихов, и мы ее похоронили, вернее, не успели на самый ритуал похорон, и Ханну Карпу над ее, Анечки, свежезарытым во влажный, в свежий, как новенький, яркий песок телом, нам, опоздавшим иерусалимцам, отпели за пятьдесят шекелей еще разок. Я тогда подумал, что Аньке бы понравилось. Она любила повторы, однокорневки, тавтологии и диссонансную рифму".

*
green

одним словом фантастика ("бездумное былое")

*

[а то, что мы — интеллигенты, я знал из разговоров старших]

Гандлевский: Семья, откуда я родом ("я родился 21 декабря 1952 года"), кажется мне типичной советской семьей, в том смысле, что такие социально чуждые друг другу люди могли породниться только благодаря историческому катаклизму. Скажем, именно меня, каков я есть, наверняка бы не было на свете, не случись октября 1917 года, — и нас, таких, миллионы. Парадоксально, что все члены нашей семьи были настроены в большей или меньшей степени антисоветски.

<...>

Отношение к советской власти моей родни по отцу похоже на отношение нашего круга к нынешней власти. В конце 80-х — начале 90-х мы приветствовали новые веяния сверху — сейчас снова, как и во времена СССР, не хотим иметь с государством ничего общего. Но, тем не менее, я вступаюсь за энтузиастические 90-е, когда кто-нибудь поливает их грязью, хотя бы из уважения к собственным былым надеждам. Так же реагировал на мой антисоветский нигилизм и дед (отец куда в меньшей мере). Но родственники-то с материнской стороны, тихие провинциальные попы, вообще были здесь ни при чем, жили как бы вне истории — просто попали под раздачу. Да еще как попали!

Так что, будучи полукровкой, а по еврейскому закону — русским, я жил и воспитывался в почти исключительно еврейской семье и среде. Вот одно дурацкое свидетельство. После очередного байдарочного похода (большая родительская компания из года в год плавала по русским и карельским речкам и озерам) я — было мне лет десять — спросил отца, почему у всех интеллигентов волосатая грудь. (А то, что мы — интеллигенты, я знал из разговоров старших.) Отца мой вопрос озадачил. Но из этой, детской и фантастической причинно-следственной связи понятно, что никаких иных интеллигентов, кроме еврейских, с семитски-обильной растительностью, я тогда не встречал".

отсюда

:

увидел на ютубе следующее описание:

"Видовой фильм об открытии в Абхазии курорта Пицунда в 1968 году. Отлично сделанное кино о всесоюзной здравнице. Щемящее сердце чувство ностальгии. Отдыхающие в соломенных шляпах и теннисках едут на Рицу и в Новый Афон. Горцы жарят на вертеле барана и пьют вино из рога. Советская интеллигенция в галстуках вкушает национальную Абхазскую кухню. Дамы в закрытых купальниках нежатся на пляже, а их супруги гоняют на водных лыжах в Пицундской бухте. Одним словом фантастика".




*