April 26th, 2016

green

1989: как часть вашего коллажа я не чувствую не шиша, положа сердце на руку

*

Доклад философа Кети Чухров «Искусство между гендерными проявлениями, феминистскими стратегиями и советским прошлым», переработанный вариант которого мы предлагаем вашему вниманию


"Итак, субъект охвачен режимом регуляций, но, несмотря на это, у его тела остается «голая жизнь» пола, и именно эта немощная «голая жизнь» заявляется как остаток, ускользающий от власти, способный на перформативность. Однако, претендуя на перформативность и социальность, разве гендер не остается одновременно сугубо физиологической категорией вне культуры и социальности? Значит, сама западная культура построена так, что культурно-социальная и перформативная активность субъекта в виде гендера не может превысить рамок своего биологизма. Таково биополитическое измерение понятия «гендер». Именно поэтому понятие гендера не может наделяться чрезмерным социальным оптимизмом. Ибо само это понятие — констатация аномалии, кризиса в распределении свободы, власти и подчинения.

Когда мы говорим о социалистическом периоде и его исторической оценке, мы должны помнить, что социализм размещается не только в иконографии, в образах, воплощающих «коммунистическую партию» и ее лидеров: его элементы рассеяны по всему жизненному пространству «советского». Это означает, что критика «социалистического» или «коммунистического» не может сводиться к традиционному разделению на культуру официальную (фальшиво-социалистическую) и неофициальную, с одной стороны, и деполитизированную повседневную реальность — с другой.

Безусловно, в советском прошлом есть огромное количество примеров фальшивого социализма, мелкобуржуазного мещанства. Но одновременно существуют и разрозненные, нерепрезентированные пространства добровольного, неидеологического социализма — неидеологические повседневные пространства, наполненные утопической верой, не сводимой к декларативным лозунгам соцреализма. Эти пространства еще совершенно не изучены.

В результате там, где можно было бы ожидать гендерные тела, тела «голой жизни», мы сталкиваемся с идеей и идеальным. Проблемой такого общества является не утрата, а излишек «приобретенного». Приходится иметь дело не с нехваткой идеи или возвышенного, а с чрезмерным их присутствием в реальности.

Даже если мы возьмем андеграундное искусство — от «лианозовской школы» до абстракции и дальше, до концептуалистов, — в нем не будет того меланхолического субъекта, который предстает в батлеровской интерпретации. Напротив, мы обнаружим субъектов, которые готовы саму представительскую власть учить идее. Другими словами, вместо тел и их гендерной физиологии и субверсии мы будем часто находить работу со смыслом (или бессмыслицей), вопрошание порой о еще большем универсализме, чем сама идея социализма, репрезентированная и присвоенная бюрократической властью. Материализацию еще более идеальной идеи.

Вот почему до кризиса социализма, до начала 1970-х, в советском пространстве сложно найти доступ к сексуальности тел. Как известно, образы индивидуальной сексуальности в советском пространстве были вытеснены эросом коллективного воодушевления, в художественных произведениях первичен «агапический эрос» некоей коллективной всеобщности, а индивидуальное удовольствие оказывается на втором плане.

Другими словами, в условиях социализма мы находим гендер в тех областях, где имеет место отсутствие социалистического или коммунистического проекта. Поэтому гендерно маркированные тела — пусть и весьма рудиментарные — появляются в советском художественном и медиапространстве только с начала 1970-х, когда практически все общество прекращает верить в коммунистический проект".


1989:



БАМ. (это упала берлинская стена)
БУМ. Шеварнадзе, бывший тогда миниством иностранных дел СССР и на почве ликвидации ГДР обзавёдшийся большими внешними связями, начинает монтаж "независимой грузии", выхватив знамя у литератора-националиста-диссидента Гамсахурдиа.

*
green

выборы

*

о парадоксальности

вот, с одной стороны: я живу в частично непризнанной, но (при этом) проводящей свою действительно независимую политику республике (посмотрите при случае на видео Багапша с его поездок по Латинской Америке), т.е. фактически в суверенном "относительно Руси" государстве, а - с другой - у достаточно большого числа населения республики есть (в том числе) и российские паспорта. Поэтому ко мне приходят смски от посольства РФ:

4.12 выборы в Госдуму РФ. Голосование по любому российскому паспорту. Отправитель: PosolstvoRF. 29-Ноя-2011 18:53:17


<....>

"Давайте попробуем холодно и без неврастенической дрожи понять, что же мы все наблюдали в прошедшее воскресенье, что нам всем хотели продемонстрировать организаторы этого впечатляющего мероприятия. Придумавшие "Единую Россию", считают, что подлинные элиты - это только те, кто обладает контролем над четырьмя фундаментальными ценностями: властью, финансами, ресурсами, информацией. Все остальные - маргиналы, не претендующие на четыре фундаментальные ценности или враги, желающие эти ценности захватить. Это их убеждение, выросшее из глубокого понимания катастрофы 1991 года (крушения системы, в которой они взрослели и на которую надеялись), битв за "достойное место под солнцем" 90-х (когда они встали на ноги и пошли в самостоятельную взрослую жизнь), защиты накопленного 2000-х (когда они поняли, что все нажитое и взятое нуждается в обосновании и объяснении почему но принадлежит им, а не кому-то еще).

Главные выводы - доходи до всего своим умом, стань опасным и сильным, сделай так, чтобы просил не ты, а тебя. "Иуды" - не к интеллигентам, не угрожающим консолидированной элите своей, как они полагают, говорильней и правозащитной суетней, своими арт-выходками и интернет-хэппенингами. И не к другим партиям, существующим в пространстве бюджетов и информационных технологий, ставящих своими задачами "доступ в телевизор" или "подсчет голосов", борющихся за "места в думе". Это к представителям некоей иной группы элит (также контролирующей свой сегмент "четырех ценностей"), равной по возможностям и статусу, но не фигурирующей в виде публичной организованной силы. Это к условной партии " Разделенная Россия" - столь же мощной, сильной, опасной, но не публичной... К тем, кого нельзя просто потеснить, к тем, у кого невозможно легко отобрать, к тем, кто опирается на серьезную внешнюю поддержку, которую нельзя не учитывать.

"Единая Россия" объединяет почти всех, кто имеет отношение к власти, финансам, ресурсам и информации и готов продемонстрировать свою принадлежность к элитам именно на основе "Единой России". Им не обязательно быть членами партии - на съезд получили приглашение много людей, не состоящих в "Единой России". Но сам факт их прихода на съезд или хотя бы готовность прийти на него свидетельствует об их желании быть причисленными к данной группе элит или о готовности подтвердить свою лояльность."Единая Россия" - не партия в классическом смысле этого слова, поскольку мелочные партийные заботы ее не волнуют. Она консолидированное сообщество, которое постулирует, что именно оно и есть подлинная Россия - контролирующая территорию (через власть), возможности развития (через финансы), ресурсы развития (собственно через ресурсы), а также образы прошлого, настоящего и будущего (через информацию).

Осуществляется, как мы видим, единство места, времени действия, возможности самого действия и даже рассказ об этом действии, его интерпретация.

Придумавшие "Единую Россию" точно знают, что сильный правит и рулит, а слабый объясняет, почему правит не он, а сильный. Но эти объяснения, как говорится, уносит ветер времени в шуршание газет...С точки зрения "Единой России", государство - это прежде всего реальность власти. Не в интересах каких-то там "друзей" или "питерских", как считают "маргиналы" и стоящие за их спинами "иуды", а просто власть, как единственная реальность. Нет власти - нет государства. Или более внятно - нет "Единой России" - вообще нет никакой России.
Предлагаемые альтернативные точки зрения "Единую Россию" не волнуют - к ним отношение в духе "мели Емеля, твоя неделя". "Мы были слабыми, а слабых бьют" есть политический лозунг, который надо понимать так: "только тот, кто будет сильным, сможет эту силу проявить и сохранить в этом мире, в котором слабых бьют, а сильных боятся и уважают".

"Единая Россия" - партия, осуществляющая союз бюрократии и капитала. И эта партия уверена в том, что из безвременья 90-х, в которых и бюрократия была пародийна и капитал несколько иллюзорен, она творит подлинную страну, как бы уплотняя эфемерность капитала и снимая пародийность бюрократии через ее могучую несокрушиммую несменяемость. Моральные издержки не в счет, их критика - не опасна и есть удел опять-таки маргиналов.

Речь, таким образом, идет о попытке созидания подлинной (а не политтехнологической) реальности власти, единственная задача которой - конвертация жизней тех, кто внизу, в ресурс, который те, кто наверху, смогут преподнести тому, что они называют "историей", в обмен на свое право быть частью этой самой "истории".

Понимая это, мы можем рассматривать варианты нашего отношения к этой реальности и возможности создания чего-то иного, (хотя бы и как гегелевский антитезис) того, что мы полагаем подлинным. А здесь уже, как говорится, возможны варианты и сценарии. Вот на такие мысли навел этот съезд "Единой России".

*