April 19th, 2016

green

Поход на мэрию и другие стихотворения

*

[“Поход на мэрию и другие стихотворения», - новые стихи Кирилла Медведева, открывающие последний номер НЛО]:

О святое пьянство!
Правду говорить легко и приятно!
Вы слышали, как кричат шакалы?
Сидя в мэрии, я вспомнил вой шакалов в одном абхазском селе.
Это даже не вой,
это как будто свадебная толпа вываливает на улицу.
Вываливает и вопит и поет поет поет весело!
В том селе боятся нашествия енотов, с севера,
через русскую границу.
От этого всего меня отвлек шум в кабинете...
шум, хруст, беготня, опрокидывание стульев…
я подумал о том, что меня настиг этот кровавый кошмар…
Пономарев все-таки въебал Олейнику!
Я начал бегать вокруг него, кричать:
не надо, Лев Александрович, не надо,
ой ну не надо, пожалуйста, не надо!
сквозь мои причитания
прорывался голос Олейника.
он хрюкал,
но потом хрюканье прекратилось, потому что я задумался
и звук
на этот момент как бы выключился, осталась одна, причем слегка замедленная, картинка.
что говорил Пономарев, я тоже не слышал.
но что может сказать человек, отстаивающий свои права
в гордом исступлении?
однако он говорил.
я знаю вас, малахольных социалистов.
не способных защитить себя и других.
полусектанты и дети,
не помышляющие о своих правах.
маргинальные нытики.
старые библиотечные девы.
в субкультуре вы или в политике —
определитесь уже наконец —
где вы?


:


ВО ВРЕМЯ ОБЕДА


Во время обеда
я рассказал эту историю про енотов
рабочим в столярном цеху
на берегу реки Келасур, -
они смеялись;
мы сидели за столом: хлеб, фасоль, молоко –
мне нужно было привести им петли и шпингалеты
они делали мне новые окна.

Многие ставят окна из пластика, но я думаю, что каштановые
гораздо лучше.
- Ты что, вмазанный?,- спросил меня рабочий, позвонив
и сказав: «братан, окна готовы»

- Нет, я просто простыл, насморк.

После истории про енотов разговор перекинулся на шакалов.
- Шакалы нам сильно помогли во время войны:
грузины их слышали (там их нет у них), и думали, что это
кричат абхазы, и расходовали боеприпасы.
Я представил: темнота, горы, грузины сидят и слушают шакальи песни,
пугаются и палят….«красно-коричневая
клика Ардзинбы», как тогда писала грузинская пресса,
атакует молодую демократию Шеварнадзе…
кровь, насилие, отечественная война….

- Если ты не сможешь быть человеком в Абхазии,
ты не сможешь быть человеком нигде:
веди себя по-человечески, -
приблизительно таким выводом закончился наш совместный обед.

Сейчас сюда возят группы думающей молодёжи с Северного Кавказа
(как и многие их сверстники из центральных регионов РФ, они озабочены
вопросом национализма) - чтобы они своими глазами
увидели, что такое настоящие этнические чистки:
когда от вражеских сёл остаются только сады,
когда, чтобы не оставлять на своей земле чужие могилы,
трупы врагов засовываются в бетонные трубы,
и сбрасываются в море…
Правда ли всё это? не знаю.

«Война… всё, что есть в жизни плохого, ты там увидишь», говорил один ветеран.
«Армяне ушли от стыда: их женщины были трахнуты прямо у них на глазах»
«Тот салют в День Победы, мамой клянусь, я никогда не забуду:
когда мы вышли к Ингури, он трассирующими пулями написал в тёмном небе по-русски:
«С Днём Победы!» - как это он так надрочился, не знаю…»
«Этот день был омрачён: я был счастлив, что никого не потерял из своей группы,
мы ехали от Ингури: понимаешь – «с Победой едем», а навстречу ещё одна группа,
все радостные, очумевшие. С ними медсестричка, мы обнимались, она приплясывала с автоматом в одной руке – пуля срикошетила от металла, и попала в одного из моей группы… убила… ребята хотели её тоже убить, я не дал…»

Помню ещё: один абхаз, писавший во время войны дневники в своём
оккупированном городе, с удивлением отмечал:
«и в такое тяжёлое время люди прилипают к экранам телевизоров,
когда в нём показывают мексиканский телесериал «богатые тоже плачут»

О, эти рассказы ветеранов. Посевы кукурузы, езда на тракторе, свобода…
Молодые девушки с длинными волосами ходят по улицам
с каждым годом хорошеющего Сухума…
в современной республике живут представители более ста сорока
национальностей, напечатали в апсны-пресс…
какая разница, понимают ли твои старые стихи приезжие
с той стороны границы.

«Не надо, пусть
стихи говорят о душé.
Пусть
сверкающие цветы
опускаются — наверное, с неба -
в ушные раковины, спрятанные под волосами -
как разноцветный, невероятный снег.

Мы улетим
в этом апреле к морю -
будь благословенна авиакомпания скайэкспресс
и её недорогие тарифы.
Поиграем в хиппи, будем ходить
голыми, а ещё
к нам придут еноты.

Они приходили прошлым летом, они
наглые.
Сначала им умиляешься
и начинаешь
прикармливать,
а потом
возникает сильное желание взять енота за хвост
и ударить его о дерево.

У них руки как у людей -
большой палец отставлен от остальных,
и они быстро учатся
отворачивать пробки
у пластиковых бутылок.

Летом один енот
съел килограмм сахара и выпил
бутылку масла,
а потом
лёг

и умер.



я рассказал эту историю про енотов
рабочим в столярном цеху
на берегу реки Келасур, -
они смеялись;
мы сидели за столом: хлеб, фасоль, молоко –
мне нужно было привести им петли и шпингалеты
они делали новые окна.


14.11.2011


*