March 22nd, 2016

green

в неслыханной простоте: русская версия: Григорий Дашевский

*

М.Степанова: "В начале нулевых в поле зрения и обсуждения оказались авторские практики, основанные на применении разного рода силы. Радикализм средств и задач, языковые и смысловые деформации (или, наоборот, акцентированное презрение к приему), активная работа с травматическим опытом, частным и всеобщим, новая сюжетность, силком берущая на себя обязанности прозы, — все это, чего уж там, сильнодействующие средства, и с расстояния в десять-двенадцать лет я вижу, как они вызывают разом и привыкание, и отторжение. В том числе (или прежде всего) и у авторов, которые активней других с этими вещами работали. К середине десятилетия интенсивный курс был завершен, и тексты стали буксовать, линять, подпитываться от внешних источников — с большим или меньшим успехом.

Насколько важным для стихов были 90-е, вторая их половина, когда в обиход поминутно вбрасывалось новое, настолько странными, зависшими, как компьютер, оказались благополучные нулевые. Время стабильности оказалось таким и для стихов; но скажу впроброс, что эти десять лет дали едва ли три-четыре по-настоящему ярких поэтических дебюта. Зато тогда же замолкали, бросали или меняли письмо поэты сложности. Назову нескольких, чье отсутствие в повседневном обиходе кажется мне едва ли не более значимым, чем присутствие остальных. Исчезающе мало пишут Михаил Гронас и Григорий Дашевский, основной корпус текстов которых складывался в 90-е; замолчали Всеволод Зельченко, Александр Анашевич, Михаил Сухотин, перестал печататься, если не писать, Кирилл Медведев (именно контекст начала нулевых делал его «простую» поэтику радикальной). Резко изменились поэтики Дмитрия Воденникова, Елены Фанайловой, Сергея Круглова — и во всех трех случаях поворот был в сторону новой внятности, прямой речи, немедленного воздействия. Поворот этот закономерно имел ощутимый читательский резонанс; закономерно и то, что вне подобного резонанса остались авторские практики Геннадия Айги, Всеволода Некрасова, Михаила Еремина, Николая Байтова, Андрея Полякова; этот (важнейший для понимания того, что на самом деле происходило с русскими стихами в последнее десятилетие) ряд можно продолжать, пока не кончится страница"

(Цит. "в неслыханной простоте", 18/11/2010, openspase.ru, 15407 просмотров)





Допустим, выкинем английские оригиналы.


Английские песни бунта
Русская версия: Григорий Дашевский


(Журнал Citizen K, №6 (17), 06.09.2011)


1.

лондон горит, горит от скуки
лондон горит, набери три девятки

2.

берцы загрохочут, стекло зазвенит,
электричку приведем в надлежащий вид,
вы поверьте мне, это здорово

3.

сердце болит как смотрю на ребят
танцуют а им бы сжечь дискотеку
попали бы в телек пожар это слава
устроим пожар устроим пожар
огонь наведет чистоту красоту

4.

в анархию верю
пляшите как звери
в анархию верю

5.

я слышу как маршируют отряды
лето пришло, время строить баррикады
но мальчику мальчику некуда пойти
только в гитаристы или певцы
потому что в лондоне сон и тишина
не нужны отряды не нужны бойцы

6.

выхожу на улицу и мне хорошо
но ты хочешь драться не знаю почему
давай перемажемся в грязи в пыли
пойдем пустим кровь свою не свою
по-мелкому по-крупному правонарушать
хотят меня запереть и выкинуть ключ

7.

новое время и старая война
линия фронта прошла через город
английские ребята без личных имен
стены гетто вместо цепей
сердце в груди бомбовозы на небе
все как было
и английские ребята
без личных имен
нужен мятеж как в 1980
нужен день ярости все как было
нужен пожар офигительный пожар

8.

все пошло впустую ни работы ничего
и в душе так пусто так в душе черно
ехал я то в этот город то в другой
никому нет дела мертвый я живой
значит можно что-то замутить
криминально думать криминально жить

9.

жги голубчик жги
само не загорится
огоньку немного вначале помоги
а потом он и сам разберется что к чему

10.

Старший Брат следит за тобой
за твоими руками за твоей головой
копы гады копы гады
живут в темноте
на страх себе и нам
копы гады копы гады

11.

разговоры о революции это зачет
но что ты будешь делать когда она придет?
возьмешь патроны возьмешь пулемет?
закричишь свобода и кровь потечет?
не надо свободы если ей цена кровь
революция ужас анархия любовь

12.

самооборона отвертка и нож
я живу и ты живешь
в жестоком районе
в жестоком эоне
мальчики и девочки пошли играть
что мы сегодня хотим сломать?
угоним тачку и разобьем
сто очков если копа собьем

13.

у добрых людей
есть одна мечта
Маргарет в ловких руках палача
от таких как ты
такая тоска
когда же ты сдохнешь?

14.

приветствуем тебя на сайте Твой мир
цель игры правда свобода и мир
равенство пароль, братство логин
запомни правило номер один
банкиры генералы хозяева страны
всегда побеждают они «более равны»
остальные могут дойти далеко
но в итоге проиграют последнее очко
слежка запреты отказы вот их жизнь
а в мозгах беззаветный патриотизм

15.

меня достали
как же достали
тучи желающих
мне запретить
и тебе запретить
жить как нам хочется

16.

бояться законов родной страны
бояться властей поджигателей войны
бояться детей разбивающих лоб
о двери ведущие в сломанный мир

17.

капитализм самая варварская религия
супермаркеты наши храмы
автомобили наши святые
а сами мы шлюхи
дети пойдут на нас войной
мы ответим за все
нас будут звать
фарисеи фарисеи фарисеи

18.

моя походка вам всем не нравится
и вам не нравится мой внешний вид
и мои мысли вам не понравятся
и не понравятся мои слова
я достаю большой наган
я малолетка-партизан



Выбор Егора Галенко и Михаила Наймана


:


Итак, мы видим, что именно является т.н "буржуазным мейнстримом". Поэтому и не приходится удивляться, что "разъясняющие девушку" (по выражению С.Львовского) ламентации А.Цветкова (старшего) по поводу статьи Латыниной "Европа, ты офигела" заканчиваются славословиями Дж.Бушу (и) "порицанием" аятоллы Хомейни.


*