October 25th, 2007

green

о москвичах и автомобилях

...если ехать летом по трассе м4 от краснодара (самой переполненной трассе в россии), ну - в смысле возвращаться стопом с югов, то можно узнать много интересного.

например, что только люди в машинах с московскими номерами, в массовом порядке возвращающиеся с югов, практически никогда не останавливаются, чтобы кого-нибудь подобрать - они едут очень быстро, и вообще довольно нервные.
На перегоне воронеж-москва берут в основном водители огромных комфортабельных фур, почему-то они считают своим долгом подобрать людей, едущих стопом по трассе, ну да: трасса - она же как река.

Сейчас в этих новых фурах у дальнобойщиков стоят рации - они действуют на расстоянии 7-15 км (она включена постоянно, слышно, что говорят другие, и можно самому что-нибудь сказать), и водители (незнакомые) переговариваются друг с другом: информация о состоянии дорог, ментах на дорогах, пробках, тёрки за политику, анекдоты, просто высказывания и тд. Короче, такой голосой чат: я думаю, что у дальнобойщиков таким образом постепенно появляется коллективное самосознание - т.е оно всегда было, а теперь оно вербализуется на трассе в режиме нон-стоп.

Так вот, москвичей на быстрых машинах они называют очень просто: тараканы.
За скорость; за наглость; по визуальной ассоциации с тем, как выглядит легковая машина сверху из кабины огромной фуры; за то, что эти машины с московскими номерами постоянно бьются, а так же постоянно хотят куда-нибудь проехать по обочине. А ведь москвичи же чувствуют себя хозяевами жизни в этих машинах.
А их называют тараканами. Жизнь чудесна и удивительна, короче.
green

(no subject)

странная штука в голову пришла.
внутренее пространство не равно внешнему, но с ним неким образом корелируется и соотносится

(например, у каждого города или места это пространство своё, можно сказать - сибиряк, питерец, деревенский человек или городской и тд. - т.е это ментальный оттиск, причём изнутри его не увидеть. Этот оттиск хорошо виден снаружи - либо когда из этого пространства выпадаешь, либо вообще к нему не принадлежал - т.е взгляд иностранца лучше замечает характерные особенности)
остранение, шкловский, все дела

это не связано с культурой, только со внешним пространством, и его контурами


так вот, про историю пространства
советское пространство было очень просторным, и при этом замкнутым, блеклым. Т.е как вднх 80х: там хорошо дышалось, но было такое ощущение что над тобой нависает огромная невидимая арка.

В 90х это пространство начало активно дробится, мельчится и замусориваться. Очень много визуального ряда появилось и тд. Короче, оно было как перекопанная земля и разорванный воздух, когда прокладывают коммуникации: суетное, но деловитое ощущение: при этом на эту огромную невидимую арку смотреть не было нужды - всё происходило внутри её границ, но эти границы были не видны, т.е её как бы и не было.

в 2000х ощущение изменилось - пространство внутри арки осталось замусоренным, но эти драные воздушные лоскуты словно стали сшиваться, эти швы видны ещё, они не очень прочные. А арка над головой внезапно затвердела, стала очень материальной. Как будто потолок появился, ну постоянное чувство, словно что-то нависает. Как будто всё перестало быть объёмным, а стало плоским, и остаётся только скользить и уворачиваться. Это туманно звучит, но это очень физическое ощущение, картинка, которую можно потрогать. Это не связано с политической обстановкой, это ощущение от изменений во внешнем пространстве, политика - это следствие, а не причина.

*Интересно - если дизайн - это как желание лучшей среды, то в 2000х его главный вектор - это стремление к пространству (сначала хайтек, потом увлечение востоком, лаконизм, минимализм, функциональность), "русский гламур" - на обложках - максимальное разблюривание лиц, такое, что за этим визуальным образом уже ничего не стоит (он максимально прозрачен), за ним только чистая идея о лучшем (идеальном).

После того как всё стало плоским, оказалось, что коммуникации внутри пространства этой арки проложены - они похожи на лабиринт загородок, по которому довольно просто идти. Ну, как заборчики такие, как в старых компьютерных играх с лабиринтом. Когда арка стала твёрдой, на всю эту структуру оказалось возможным посмотреть со стороны.

И оказалось, что всё, что нужно делать - это последовательно убирать эти перегородки. (они как такие приграничные штуковины, типа решёток, которые ставят в метро). Это очень сложно, потому что эти решётки существуют потому, что за них держатся люди. (ты сам за них держишься - наряду с другими)
Во внешнем пространстве это сложно сделать, зато можно во внутреннем (там ты один), которое точно такое же: просто последовательно разжимаешь руки, ну, словно перестаёшь держаться за это, потом за это и тд. Парадоксальным образом, как только перестаёшь держаться за решётку, то находишь руки других людей.

Когда перестаёшь держаться за решётку, то она исчезает. Когда исчезает группа решёток, пространство становится больше, и дышать становится легче. Когда решёток не становится вовсе, тогда внезапно исчезает (перестаёт быть материальной) эта огромная нависающая арка, потому что она вся сейчас держится только на этих решётках - перегородках, системе коммуникаций.

Арка исчезает, потому что это фантом. Точнее, я просто думаю пока, что она фантом, а пока она везде, и гулкая, как чугун.

* Какой-то бесконечный тетрис и антитетрис, короче. В-общем, это всё, чем я на самом деле занимаюсь.