June 8th, 2007

green

(no subject)

*

самые человечные видеоклипы на самые человечные песни
почему-то снимаются в совершенно пустых городах
в местах, где никого нет
вокалисты и вокалистки сотен групп проникновенно поют
в этих трогательных декорациях примерно такие слова

я один | я одна
я хороший | я хорошая
полюби меня
будь со мной
давай будем вместе


и я не понимаю чего же они хотят на самом деле


*
green

(no subject)

Рецепты

Вот произнеси слово "дешовка".
Знаешь, так медленно произнеси, с раскатистым шшш, растягивая гласные, ну, ты понял(a).
А потом перенеси это слово на себя (всего себя), согласись с ним. Как будто весь (вся), целиком, ложишься под большой сканер. Сначала это будет как игра, но, если ты хорошо произнёс(произнесла) это слово, то что-то в тебе будет ему сопротивляться; и это будет такой конфликт, который легко принять за жизнеобразующий.
Вот посмотри на это сопротивление, локализуй его. Пусть оно запульсирует, не соглашаясь, говоря про то и про это, а ты смотри какие дорожки, похожие на сетку морщин, от него разбегаются по всему (всей) тебе, к каким точкам и ценностям они ведут.
Посмотрел (а)?
А теперь отбрось его.

Дорогой друг, это и была та самая "дешовка". Поздравляю, следующий.
green

(no subject)

* интересный разговор про литературные культы, смешно, что и в нём шварцнегер всплыл)

"Рядом рождается такое понятие, как звезда. Звезда - это ведь не классик. Шварценеггер, разве он классик? Нет, конечно. А звезда - несомненно.

Для звезды, кажется, нужны две вещи (помимо, конечно, механизмов массовой коммуникации, без которых звезды невозможны). Нужно некоторое сконструированное лицо. Если помните, Тынянов в некрологе Блоку писал, что все печалятся о лице. Блок был человеком с лицом. Это лицо знали, помнили, было важно, что у него именно такое лицо. У него была биография. Очень важно, чтобы у звезды была биография: неважно, настоящая или нет. Ее делают менеджеры, промоутеры, спичрайтеры, еще кто-нибудь - это можно сделать. Но важно, что в самом характере этой биографии и в образе этого лица конденсируются значимые для данного общества, данного момента, данной культуры достижения (стереотипы, о создании которых, напомню, мечтал Бодлер и которые блестяще производил Уорхол, и сам звезда). Что воплощается в Шварценеггере? Ну, во-первых, он по происхождению австриец, из европейского - на тот момент - захолустья. Это для Америки принципиальная вещь: она дает шанс каждому, и для нее нет в этом смысле противопоставления центра и периферии. Во-вторых, он человек активного действия. В-третьих, он совершенно самостоятелен: его герой недоступен ни подкупу, ни смерти, фильмы с участием Шварценеггера стопроцентно моральны. Это чрезвычайно важно. У другой звезды будет соответственно другой код поведения. Но важна такая вещь, как публичная биография, как публичное лицо. Это можно тиражировать - важно, чтобы было то, что можно тиражировать наряду с произведениями, вместо произведений, в дополнение к произведениям, в качестве интерпретации произведений и так далее.

Еще я бы ввел такую категорию, как «модный автор» - если хотите, кандидат в звезды, как звезда может быть кандидатом в классики (далеко не каждая звезда становится классиком). Модный автор может в конце данного сезона сойти, и его заменит какой-нибудь другой. Что мы о нем знаем? Разве кто-нибудь знает биографию Дэна Брауна, видел его изображение? Никто из читателей, расхватывающих его книги как горячие пирожки, этим, в общем, не интересовался. А Харуки Мураками, чем он отличается от Рю Мураками - может быть, у них биографии разные или что? В общем, это не так важно. Это модный автор, и всё. С модным автором происходит то, что, кажется, впервые произошло с Байроном, когда он «проснулся знаменитым». А потом однажды просыпается совсем незнаменитым - его место занято, его время ушло. И тут что хочешь делай - сезон кончился.

И последняя категория, о которой хотелось бы сказать, - это собственно культовый автор. Он, как я понимаю, в наибольшей степени интересует инициативную группу, которая нас здесь и собрала. Я бы эту фигуру толковал так. Во-первых, это, конечно, автор эпохи руин. С другой стороны, это автор эпохи защиты «наших» ценностей от всеобщих. С помощью культового автора мы защищаем наше маленькое, случайное, не обязательно самое хорошее: скажем, культ «черных» американских фильмов категории «B» у французских режиссеров «новой волны» меньше всего был связан с защитой высоких кинообразцов. Важно было другое: то, что это любим мы, то, что это ценим мы и никто больше"

ссылка