May 28th, 2007

green

(no subject)

Костя



*

- ходил туда-сюда по полю, никуда особенно не пришёл
говорил «жизнь мол топчется, а свет никого не жалеет -
выцветает, тупеет"
и это, вроде бы, не особенно хорошо

ну да, полдень такой и жара, перед которой задираешь голову –
потому что она как стена, потому что она как гора –
так думаешь [потому что сознание мифологизировано]
что мы мол, объединены горой
нет, мы объединены только этой жарой

красная жара – это фильм со шварцнегером,
он в нём играет русского мента, и смешно говорит на русском, коряво
красная жара - это то, что происходит внутри и вовне, и ты сворачиваешь налево
а потом направо
долгие проводы, лишние слёзы, неразменная слава

как вспоминать подмосковного дачника пастернака
который что-то сберёг, а что-то совсем растерял
например, архивы – но был влюбчив и часто плакал [обычно от радости]
а потом постарел

ну, как пламя свечи поднести ко рту, дуть отсюда
в душистую темноту
прямо в вишнёвый сумрак, покуда
не забрезжит в конце тоннеля световая точка
поставленная в деле рукой безымянной, невероятной, точной


ничего-ничего, узоры, вытоптанные на полях
можно наблюдать с самолёта, ну, или в гугл-мапе –
потому что люди перемещаются на пароходах, на поездах, на самолётах, на кораблях,
перетусовываются как билетики в шляпе
фокусника –

такая лотерея, такая жара и холод –
типа как я был молод, а теперь я не молод
типа как герб наш был серп и молот, а теперь там орёл наколот
и перекатывается маслянистая нефть
а шварцнегер стал губернатором солнечной калифорнии, и перестал курить
дело в шляпе, каша из топора, которую так прикольно заваривать и варить на огне

узоры на поле, круги по воде, жизнь, топтавшаяся, потому что дурочка
в 80е годы про них говорили: это такая тайна,
сваливали всё на инопланетян, -

- неразменное русское счастье, представляешь, Костян?..


*
green

шасси

[стишок для александра анашевича]

я слово позабыл, что я хотел сказать
какая машина на этой взлётной полосе будет соседнюю подрезать
кто выпускает шасси, как выпускают детей из школы
не понимаю, не помню выпускного бала, его платьев, его прикола

не помню, потому что его не было вообще
то есть его у меня не было вообще
я вообще зачахну, как чахнет сказочный злой кощей
рядом с кучей семейных друзей, их детей, их бесполезных ненужных вещей

- этот стишок родился из инерции речи, а инерция тянется словно жалобы
они сидят на своём болоте, принцессы, а притворились жабами
скоро придут ритмичные мужественные арабы
поцелуют низкое небо, так, как это хотелось нам бы

а анашевич очень редко приезжает в москву
не посещает литературные вечера в сети билингва-пироги-оги
маша говорит – знаешь, сижу дура дурой, лицо сухое, а кажется что реву
словно станция мир падаю падаю, а воздушные дирижабли поднимаются наяву
пожалуйста, помоги

только нет у них шасси, и крыльев нет
зато много летучего газа, веселящего газа
а я за кроликом, нет, за крольчихой белой – падаю и теряю разум

становлюсь то короче, то выше или длинней
то читаю книжки, то мурашки как толстые гусеницы сползаются на моей спине
я вообще мало что понимаю
у меня не было бала, знаешь, как золушка – этого обнимала, того обнимала
и думала – вот я иду прямо к марту, апрелю, маю

и зима закончится, можно будет носить платья с короткими рукавами
говорить движениями, а не словами
только так душно как будто воздуха даже здесь не хватает
и наступишь на почву, а она так пружинит зло
а меня кто-то не гладит, а знаешь, так - словно выхватывает из рук,
и я таю, ну да, я знала, конечно, что венера – это дело каких-то рук,
но почему же тогда это никому так и не помогло

почему же не помогло, отвечаю, ещё как помогло
не помогает только тем, кто сам помогает
это в меня легло, вот анашевич приедет в москву, и будет вести себя так
словно от кого-то всевидящего убегает

будет шасси прятать, нырять под воду,
под водой словно в мягком воздухе будет животы рыбам распарывать
над илом, покрывшим призрачные города, будет как скат парить

прости меня, Маша, честное слово, мне не следовало всего этого говорить.


*

65.86 КБ
green

реплики, жж

*

Чтобы, как белые люди, с утра пойти в РПЦ
Логвинова



Она большая, как земля, и тянет в землю, соответственно
[ну как cказал один другой товарищ]
бабушка за дедушкой, мама вслед за папой, а жучка летом и зимой живёт на даче.
а Павлик вышел в магазин, он скоро будет, он принесёт в пакете молоко

стоят пятиэтажные дома, Мария Федоровна у подъезда
развешивает простыни, и лето, и окна     нам закрывает неподвижная листва

и это будет как в семидесятых    там на велосипеде евтушенко
гоняет в кунцево, ещё не умер слуцкий     и ещё помнится     великая война
ещё попы не ездят в чёрных бмв, приехав посмотреть на содомитов
[ в нагрузку европейских депутатов]     к манежной площади, где отстояли честь

здоровье, веру, совесть русской нации, а так же бабушку, и маму, и семью.
я представляю пушкина со свечкой, сливающимся кожей с полумраком
церковным,
мне становится смешно.

о небо африки, ты лучше всех на свете, пусть чёрными рождаются все дети.
и пусть свобода так же ждёт у входа, как ждёт её любовь, которой больше
чем всех людей на этой маленькой планете.

ну да, мы атеисты,     извини.


*

* это всё тексты под эпиграфами, а эпиграфы часто не видны, если смотреть из ленты.