March 15th, 2007

green

(no subject)

прилетели вчера, там, где были, было хорошо.

сегодня читал ленту, там много стишков. Подумал, что все эти стишки делятся на 2 вида: на речь и на текст, и людям, которые говорят не сойтись с теми, которые пишут : разные центры тяжести, типа как у мужчин и женщин. Не говоря о том анахронизме, что поэзия - это вообще только пение, и ничего больше, но сейчас никто не поёт, все в основном заговаривают, как заговаривают зубную боль. Или оставляют следы, потому что текст - это просто след, отпечаток.

ещё подумал о том, что главная тема современных стихов - это их адресат, потому что он совершенно неизвестен (или невидим). В-общем, о нём ничего не знают, но всё делают только ввиду него - это похоже на незримое присутствие, слово воздух лучше всего подходит. По большей части к нему поворачиваются спиной - т.е заговаривают незримый адресат внутри себя, тогда стишок двигается инерцией речи и очень легко становится текстом, а инерция - это такая штука, что её очень легко принять за объём. Этот объём - как полость внутри пластмассового тенисного шарика, внутри неё кажется, что там легче дышится, но это обманка - голос внутри человека звучит совсем иначе чем снаружи: когда люди впервые слушают запись своего голоса, то они обычно бывают неприятно удивлены.
Один пластмассовый шарик внутри у одного устанавливает связь с пластмассовым шариком внутри у другого - вот и связь, вот и резонанс. Стихи становятся средством коммуникации - с самим собой или таким же бедолагой. Я раньше думал, что главное - это дозвониться (или узнать, чей номер ты набираешь), но теперь я думаю, что лучше общаться лицом к лицу: в современных стихах постоянно кто-то кого-то обнимает, чтобы никогда не обнять на самом деле.

Думаешь, что главное - это прижаться, но главное - это оттолкнуться.